Наверх
Вход
Билеты
  0  

Человек, который дважды брал Европу

16.10.2001  Текст: Виктор Матизен

Умер крупнейший советский кинобаталист Юрий Озеров, создатель военно-исторического сериала «Освобождение». Хотя его эпопея снималась по государственному заказу и несет следы брежневской идеологии «мягкого» сталинизма, ее кинематографические достоинства никогда не ставились под сомнение. Озеров прошел войну и умел показывать ее с разных точек зрения - от солдата до маршала, от окопа до ставки Верховного главнокомандования, и в этом у него могут поучиться даже голливудские режиссеры, включая самого Спиллберга с его «Спасением рядового Райана». Именно Озеров впервые показал в кино ту самую легендарную снайперскую дуэль, к которой в этом году обратился Жан-Жак Анно во «Враге у ворот». Публикуемая беседа с режиссером состоялась в 1998 году в канун Дня Победы.

Юрий Озеров

Юрий Озеров

Этот человек - Юрий Озеров, создатель эпопеи о Великой Отечественной войне, недавно показанной по ОРТ и НТВ.

-- С Победой вас, Юрий Николаевич!
-- Не только меня. Давайте поздравим всех ветеранов с праздником славы, которой Россия не имела никогда. Никогда! Подумайте только: шестимиллионная армия Европы, в которую входили отборные войска Германии, Австрии, Венгрии, Румынии, Италии, Испании, Финляндии, Латвии, Литвы, Эстонии, внезапно вторглась в Россию…
-- «Внезапно» - это вместо канонического слова «вероломно»?
-- История свидетель, что русская армия всегда была неподготовлена к большим войнам. Посмотрите сами: к наполеоновскому нашествию были не готовы…
-- К татаро-монгольскому - не готовы, к польскому 1612 года - не готовы… Что ж так?
-- Громоздкость государственного аппарата, российские просторы, и наше исконное «авось». К русско-японской войне - не готовы, к первой империалистической - не готовы…
-- К гражданской - не готовы, к афганской - не готовы, даром что все подряд готовились к труду и обороне, сдавая нормы ГТО.
-- И к чеченской не готовы… Да не смейтесь вы так, вино на себя прольете. Между прочим, настоящее «Цинандали», от Шеварднадзе…
-- А «Хванчкары» от Сталина у вас нет?
-- Увы. И ко второй мировой оказались не готовы. Но это не было катастрофой, как сейчас пишут. За два месяца боев противник потерял 400 000 тысяч только убитыми!
-- Порядочно, особенно если забыть о наших потерях…
-- Сталин верно говорил Черчиллю: кто хочет победить, не должен думать о потерях.
-- Как поется в «Белорусском вокзале», «мы за ценой не постоим»?
-- Да. Между прочим, американцы тоже прозевали японское нападение. Те уничтожили весь их Тихоокеанский флот, захватили огромные территории на азиатском театре военных действий. Полтора года американцы отступали. Но, в отличие от нас, они за это временное поражение никого судить не стали и никого не расстреляли.
-- Вы имеете в виду Сталина, который расстрелял генерала Павлова?
-- Я имею в виду тех, кто судит о том, чего не нюхал. Кто под видом критики Сталина исказил историю Великой Отечественной войны и очернил наших выдающихся полководцев. Кто проиграл холодную войну, развалил СССР и вернул Россию к границам Ивана Грозного…
-- Не совсем. При Иване у нас не было, например, Кенигсберга, в штурме которого вы участвовали. Страшное было дело?
-- Не то слово. 8000 самолето-вылетов в один день, да еще артиллерия. Город превратился в костер, и в этот костер были брошены войска. Ничего страшнее не видел. Не хочу вспоминать…
-- Да что же вы такое видели, что через 53 года вспоминать не хотите?!
-- (После паузы). Во время штурма погибло все население… Офицеры-немцы на берегу Прегеля убивали своих жен и детей, потом стреляли в себя…
-- А с военной точки зрения эта операция была хорошо организована?
-- Город взяли за 4 дня, хотя гарнизон состоял из 150 000 человек, а не 1500, как в Грозном, и штурмующих было столько же, сколько немцев. Другая была армия, другая эпоха, другие генералы. Те, кто теперь Жукова ругает, что они о нем знают!
-- А вы знаете?
-- Не хочу хвастать, но я был у Жукова дома, и он у меня был, когда согласился быть главным военным консультантом «Освобождения». Это был полководец! Ни одного сражения не проиграл, и не числом бил, а умением. Под Москвой у немцев был миллион, и у Жукова миллион. И под Берлином у него было два миллиона против одного немецкого, хотя при штурме крепости полагается тройное численное превосходство атакующих. Нет, мы научились воевать, и воевали лихо. Не хочется говорить для записи, да уж ладно - нас ведь после Победы с трудом удержали у Берлина!
-- Да разве ж это тайна кремлевского двора? Конечно, никакой Эйзенхауэр с Монтгомери и де Голлем не остановил бы Жукова от захвата Западной Европы впридачу к Восточной, если бы папу Сталина не остановили чертовы американские физики, один из которых соорудил ядерный котел, а другой сварил в нем атомную бомбу. А это правда, что вы под Кенигсбергом задумали свою военную эпопею?
-- Перед штурмом я загадал, что если останусь жив, то расскажу о великой армии, в которой сражался. Через четверть века я подошел к этой теме. Начать с начала, с поражений я тогда не мог. Нам позволили начать с побед, с Курской битвы. Жуков был в опале, его не хотели утверждать консультантом, и он предложил в консультанты Штеменко, а в качестве исполнителя своей роли - Ульянова, которого знал по спектаклям театра Вахтангова. И вот я начадл свой киномарафон. Двадцать четыре фильма, двадцать семь лет. Менялись политические режимы, одни вожди садились на место других, умирали актеры. Умерли два Сталина, два Черчилля, один Гитлер.
-- А говорили вам, что вы сами стали похожи на Черчилля?
-
Есть такое.Так вот, к пятидесятилетию Победы я закончил «Трагедию века» и оказался в смутном времени. Три года ОРТ ее не показывало. Сейчас показали, но изрезали при этом так, как никаким коммунистам не снилось. А ведь картины по пятьдесят минут, в самом что ни на есть телевизионном формате. Из сталинградской серии выбросили сцену, в которой показаны заградотряды, и эпизод, где комиссар спасает приговоренного к расстрелу солдата…
-- То есть Лауцявичус - Федора Бондарчука?
-- Ну да. Побоялись, поди, показать, что войска НКВД расстреливали красноармейцев…
-- Но вы сами смогли это снять только в девяностые годы. В конце 60-х-начале 70-х никто бы вам этого не позволил.
-- Мне и Сталина бы не позволили снять. Между прочим, в сценарии его и не было. Но какая же война без Сталина? Я его контрабандой снимал, по ночам. Министра кинематографии чуть кондратий не хватил, когда он узнал.
-- На Ермаша не похоже. Ах да, тогда же еще был Романов…
-- Я о нем и говорю. Первая картина лежала на полке полтора года. Четыре раз переделывал. Начальство приезжало их смотреть как сенсацию. Гречко приезжал, тогдашний министр обороны, и Епишев, начальник политуправления. Я между ними сидел. Экран погас - они к дверям. Я Гречко буквально за штаны с лампасами: «Товарищ маршал, скажите ваше мнение!». Он на меня посмотрел и говорит: «Ничего я тебе не скажу!». С тем и уехал.
-- Ваше отношение к Сталину со временем менялось?

-- Я о Сталине все знал еще до всяких Волкогоновых и Радзинских. У меня взгляд особый, я с позиций Бога на все смотрю.
-- Это как?!
-- Долгий разговор, не для газеты…
-- Тут уж моя забота. Так как же у Бога?
-- У Бога все по-другому. Вы Гумилева читали?
-- И даже слушал.
-- Тогда должны знать, что немецкие армии, которые в 1941 году хлынули на Восток, были последним пассионарным поколением Европы. Нынешняя Европа обречена на скучное вырождение. А истории нужен свежий генофонд, нужны пассионарии. Господь Бог знает - чем хуже людям, тем лучше человечеству. В СССР перемешивались народы, создавалась новая нация, новая раса, которая могла дать ему новый огонь…
-- Горячий огонь человечества, погашенный холодной войной - это звучит.
-- Я старый коммунист, и скажу вам так: с точки зрения Бога коммунизм есть высшая необходимость. Христианство - тоже коммунизм. Те же вечные идеалы равенства и братства… А инквизиция и НКВД - это преходящее. Это Никита-дурак назначил коммунизм на 1980-й год. Мао был умнее - сказал, что коммунизм наступит через 10 000 лет. И наступит, я вас уверяю.
-- Как старый антикоммунист, отвечу вам «Коммунистическим манифестом», в котором суть учения выражена не словами о равенстве и братстве, а простой формулой: «уничтожение частной собственности». Эта формула подчиняет частное общему, человека - человечеству, точнее, государству.
-- Я вам и говорю, что интересы Бога - это интересы человечества, а не отдельного человека.
-- А Сталин, стало быть, стал наместником Бога на Земле?
-- Безусловно. Хотя поступал, как дьявол. Людям сделал много зла, государству - много пользы.
-- Государство у вас - прямо-таки одушевленное существо. Левиафан какой-то…
-- Государство - это большая интернациональная семья. В семье хорошо людям, в государстве - народам.
-- Ребенку хорошо, когда папа в угол не ставит. А папа Сталин кучу народов по углам разослал. Чеченцев тех же…
-- Будем говорить прямо: чеченцы нам изменили. Нападали на тылы нашей армии, а немцев встречали хлебом-солью.
-- Что значит «изменили»? В России их держали силой, так они и встречали немцев как освободителей.
-- Вот за это их и отправили в угол. А что, американцы иначе поступали? Четверть миллиона своих японцев в лагеря посадили на время войны - и ничего. И с точки зрения Всевышнего все было правильно - Кавказ перенаселен, там же дышать негде. Убрали чеченцев с ингушами - воздух появился.
-- Дело известное: меньше народу - больше кислороду…
-- Зря иронизируете. Да, с точки зрения гуманизма и прав человека папа поступал чудовищно. Но не с точки зрения Бога. Ведь что такое войны, как не освобождение Земли от избытка населения? В таких случаях сам Господь не считается с потерями…
-- А вы в Бога давно уверовали? При папе-то все коммунисты, как один, атеистами себя называли…

-- Мало ли что называли. Я всегда верил. Все мои предки верили. Прадед, что с Лермонтовым учился. Прапрадед, что в первой Отечественной войне участвовал. Отец, что тридцать лет пел в Большом театре. И я верю, сколько себя помню.
-- Ваша первая пятисерийная эпопея называется «Освобождение», хотя освобождение от фашизма означало закабаление коммунизмом. Свобода-то при коммунистах была таким же дефицитом, как все импортные товоры…
-- А это еще вопрос, нужна ли народам свобода. Сейчас вон свобода - а что, лучше жить стали?
-- Свобода - ценность нематериальная. Но вопросы, Юрий Николаевич, здесь задаю я. И хочу спросить, как вам работалось в роли главнокомандующего армией людей, которые участвовали в съемках?
-- Первое, с чего мы начали - заказали на львовском танковом заводе 10 «тигров» и 8 «пантер» для первого плана. Да маршал Малиновский добавил еще сотню наших. Мы их перекрасили под немецкие и использовали на заднем плане. И было 3000 солдат. Репетиции с каждым танкистом, с пехотой, с артиллерией, с авиацией. Аэродром за 50 километров, а нужно, чтобы она появилась над полем съемки в ту самую секунду, когда пошли танки, двинулась пехота, застреляли пушки, заиграли актеры. Почему войны проигрывают? Потому что никто не приходит вовремя, все опаздывают. Вон Груши опоздал к Ватерлоо - и Наполеон потерял Францию. А у меня никто не опаздывал. Генералы-консультанты думали - киношка, отдохнем, загорим. А когда увидели, что это за работа - кино снимать, то зауважали. Целые штабы создавались, карты составлялись, схемы, организовывались десятки телефонных станций, чтобы все было тютелька в тютельку. Это же не шутки: холостым выстрелом танка человеку за пятьдесят метров голову отрывает, а у меня тысяча взрывов в кадре! Была построена вышка, на ней я со штабом, саперы с утра до вечера закладывали взрывы на три дубля. Я давал знак платком, и начинало грохотать. А раз у меня случился насморк…
-- Как у Наполеона под Ватерлоо?
-- К счастью, с меньшими последствиями. Я достал платок, чтобы высморкаться, а один сапер решил, что я даю отмашку, и включил рубильник. Остальные за ним. Полторы тонны тротила ухнуло. Меня чуть инфаркт не хватил - на поле люди, не дай Бог кого зацепит! Обошлось… И так повсюду. Мы форсировали Вислу у Варшавы, брали Софию, Бухарест и Будапешт. В Берлине у меня было 2000 человек! Я снова взял Европу…
- Кстати, что бы сказал Бог о том, мог ли Гитлер взять СССР?
-- Если бы не дал англичанам эвакуировать армию, взял Британские острова и двинулся на нас всей Европой, без противника в тылу, да если бы Япония оттянула на себя наши дальневосточные дивизии - мог бы…
-- А если бы Сталин сохранил армейскую верхушку во главе с Тухачевским, это бы усилило советскую армию, как полагают одни, или ослабило, как думают другие?
-- Вряд ли эта история оказала серьезное влияние на ход войны. Какие у Тухачевского военные заслуги? Подавил Кронштадский мятеж и Тамбовское восстание, крестьян гирляндами вешал. Битву под Варшавой проиграл, 60 000 красноармейцев в плен попали и были расстреляны поляками. Почище Катыни. Другое дело, что немецким шпионом он никаким не был. Был выдвиженцем Троцкого, потому и погорел. В Европе его бы просто отправили в отставку, а от нас что вы хотите? Такая страна. Азия, Чингисхан, секир башка…
- Как вы думаете, наши кинематографисты еще вернутся к Великой Отечественной, или ваше поколение сказало в этой теме последнее слово?
-- Про Великую Отечественную - не знаю, а про войну снимать будут всегда. Мужчинам нужны военные игры и военные зрелища. Когда не снимают про солдат, снимают про бандитов. Сейчас столько же криминальных фильмов, сколько раньше было военных, причем более кровавых…




Комментарии

Пользователи еще не оставили комментариев.


Добавить комментарий
Аватар пользователя Гость
Войдите на сайт



Зарегистрируйтесь
Войдите через социальную сеть





Читайте также по теме






1999/2014 © Национальный кинопортал Film.ru – все о кино

Медиа-холдинг С-MEDIA

О проекте · Контакты · Вакансии · Реклама · Условия перепечатки · 
Лицензионное соглашение · Карта сайта · Партнер Рамблера

Фильм.Ру зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания
и средств массовой коммуникации.