Наверх
Вход
Зубастые пушистики.
10 лучших фильмов об оборотнях
Женщины с Марса.
11 актрис, сыгравших мужские роли
На пыльных тропинках далеких планет.
15 самых далеких космических путешествий
Маленькие звезды.
20 самых ярких детских ролей
Дракула Многоликий.
15 экранных инкарнаций Дракулы

Рецензия на фильм

Жара, Жара

…пока горячо?

Бравый морячок с дембельским чемоданчиком (Алексей Чадов) дошагал до Москвы и там узнал, что девчонка его не дождалась. Даже и не особенно пыталась, потому что уже успела родить – и от кого? От лица приезжей национальности и полукриминальных занятий. Нет, не для того наш парень держал на замке морские берега отчизны, чтобы эти чужие лица в его отсутствие зарились на его родное. Не для того он торопился к своей любимой, с утра пораньше выскользнув из дружеских объятий кореша-дембеля (Артем Михалков), который, стоя в семейных трусах на крыльце отчей дачи, сначала трогательно уговаривал его остаться, а потом все порывался проводить.

Кадр из фильма "Жара"

Кадр из фильма "Жара"

Морячок, сразу ясно, не только любить, но и дружить умеет. Не успевает он осмотреться в родном городе, как рядом оказываются одноклассники: сын олигарха (Константин Крюков), начинающий артист (Артур Смольянинов) и стремительно входящий в моду рэпер (Тимати). Засев в уличном кафе и с энтузиазмом предавшись ностальгии, они первым делом обсуждают мужское достоинство когда-то застигнутого на нудистском пляже учителя математики в сравнении с аналогичным достоинством физрука – потому как что еще, скажите на милость, им обсуждать? Не политику же партии в области кинематографа. Где был застигнут неглиже мастер мяча и скакалки – не уточняется, да и не суть. А суть в том, что в час расплаты ребята не находят русскую наличность в карманах. Олигархыч, правда, богат долларами. Поочередные неудачные попытки трех его друзей обменять в ближайшем пункте сотню баксов на рубли и дают движение этому удивительному сюжету.

Что бы ни говорили продюсер Бондарчук и его коллега Роднянский про свое единственное желание поднять нам с вами своей «Жарой» зимнее настроение, их главным – и вполне естественным, ничего в этом такого – желанием было сделать кассу. Заработать деньги вообще и прищемить хвост «Волкодаву» (2006) в частности. Да, фильм режиссера-дебютанта Резо Гигинеишвили – в первую очередь продюсерский бизнес-проект, как бы ни было ему обидно начинать свою жизнь в кино со строчки в чужом бизнес-плане. Сам план прозрачен и основан на двух посылках. Первая – неожиданный и нереальный успех городской лирической молодежки «Питер FM» (2006). Вторая – еще живущая в растревоженных девичьих сердцах память о мальчишках из «9 роты» (2005) и желание во что бы то ни стало увидеть их живыми и кучно, а не поодиночке в разных фильмах. Собственно, по плану Бондарчука-Роднянского девочки-зрительницы «Жары» должны совершить то, чего не сделала невеста морячка: дождаться своих мальчиков. И от радости за их возвращение совсем потерять голову, потому что если голова не потеряна и в порядке – прожить полтора часа с этой «Жарой» нет никакой возможности. Ни физической, ни моральной.

Пережаренная оператором Максимом Осадчим пленка врет в каждом кадре, в каждой реплике, в каждом сюжетном ходе. От невозможной даже у дембеля гривы актера Чадова – до желания выдать ухоженную гранд-даму Ирину Скобцеву за несчастную старушку, промышляющую уборкой у олигарха.

Кадр из фильма "Жара"

Кадр из фильма "Жара"

Глупости в сюжете громоздятся друг на друге и друг другом бодро погоняют. Морячок пребывает в неведении, что брошен. Ни друзья, ни родня сообщить об этом ему не в силах. Ладно, допустим, расстраивать не хотят. Столкнувшись у двери неверной нос к носу с ее избранником, он ни за что получает от него в нос, хотя по логике должен был отвесить сам. Ладно, допустим, растерялся. Умная с виду вдова решает сдать комнату в своих экс-номенклатурных апартаментах не пойми кому. Ладно, допустим, затмение нашло. Не пойми кто с легкостью умыкает у нее связку ключей от квартиры отбывшего на заслуженный отдых олигарха, где она раз в неделю промышляет с влажной тряпкой, и не просто умыкает, а с целью заселиться – даже не удосужившись узнать у бабули, что у олигарха есть взрослый сын, и он там тоже живет. Ладно, допустим, тоже временное помутнение. Многовато уже, согласитесь, этих «ладно, допустим», да? А я ведь только начал.

Впрочем, тут же и закончу – скучно. Черт с ними, с мелочами. Тут вранье и лажа в главном. Какой портрет поколения? Постыдитесь. Ни одного характера толком не очерчено, никакой возможности хотя бы представить себе класс, в котором эти чудесные люди вместе учились. «Пацаны, давайте вечером в клуб!» – «А что у нас с проходом?» – «Порядок!» Где господина Гигинеишвили учили такие невменяемые диалоги писать? Или монологи вроде того, что тщетно пытается выдавить из себя бедный артист Чадов, рассказывая первой попавшейся девочке на лошади о своих расчудесных друзьях. Поскольку весь фильм пересыпан камео (Шахри Амирханова в виде редакторши модного журнала, Светлана Бондарчук в виде продавщицы из бутика, Тигран Кеосаян в виде валютчика-цветочника), девочкой на лошади почти наверняка планировали сделать Оксану Акиньшину. Если она сознательно отказалась – мой ей респект. Ведь невменяемость «Жары» – тотальная. Вплоть до того, что в сцене задушевного ночного диалога бармена с персонажем Смольянинова – актер Александр Голубев, играющий бармена, сообщает своему персонажу какую-то непонятную умильность, видимо, забыв «выключить» Алешу Карамазова, роль которого параллельно исполняет в сериале Юрия Мороза. Из-за чего создается явно непреднамеренное ощущение, что бармен пацана «снимает». Хотя чего только в жару не случается.

Не подумайте, однако, что режиссер вовсе не знает, что делает. Иногда очень даже знает. Превращение обменного пункта в цветочный ларек, такое глупое с виду, и упорное нежелание официантки и менеджера кафе войти в положение и взять доллары вместо рублей – работают в жесткой сцепке с тотальным и рассчитанным на люмпенский гогот «опусканием» америкоса. В ту же копилку – девичья измена русскому морячку с «хачом» – сомнительная метафора: азиатские гастарбайтеры копошатся на развалах только что порушенного здания с уцелевшей вывеской – крупно: «Гостиница »Россия«. Или режиссер Гигенеишвили думает, что ему такое – можно? Нет, не можно.

Кадр из фильма "Жара"

Кадр из фильма "Жара"

В финале, стоя на мосту под струями июльского – или какого там? – дождя, морячок сливается в жарком поцелуе с новой прекрасной барышней на фоне трех московских мифологем: Кремля, Храма Христа Спасителя и трифоновского »Дома на набережной«. Вот это соединение несоединимого, желание всего и сразу при неумении построить хотя бы фразу и отвечать за ее смысл – лучшая эмблема »Жары«.

Один бонус, правда есть – в награду за страдания. »Что это ты, дочка, ночью такая бодрая? – удивленно спрашивает папа-милиционер свое круглолицее чадо. – Я вон уже с ног валюсь!". Могу себе представить, что ответят этому папе хором и, гогоча, зрители в зале. Я рад за них. Должна же быть у людей хоть какая-то радость.

  16

Комментарии

Пользователи еще не оставили комментариев.


Добавить комментарий
Аватар пользователя Гость
Войдите на сайт



Зарегистрируйтесь






 


 

Субботний Рамблер

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть