Наверх
Хантер Киллер Пришелец Оверлорд Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда Ральф против Интернета Апгрейд Вдовы Робин Гуд: Начало Проводник Все или ничего

Рецензия на фильм «Ной»

Радикальная экологическая мизантропия в обертке из впечатляющего эпического блокбастера

7
оценка

За несколько поколений, прошедших со времени убийства Авеля, потомки Каина размножились, заполонили землю и расточили ее богатства. Теперь копи истощены, земля не родит, еда и вода стали роскошью. Однако человечество не опомнилось и не исправилось. Лишь потомки Сифа, третьего сына Адама и Евы, не причастного к братоубийству, обращаются с природой так, как она этого заслуживает. За эту праведность Бог посылает Ною (Расселл Кроу) из рода Сифа грозное видение. Вместе со своей семьей и падшими ангелами, известными как Стражи, патриарх должен соорудить гигантский ковчег и спасти всех животных, птиц и рептилий, а также свою семью от надвигающегося потопа, который уничтожит человечество и создаст новую, очищенную от скверны землю.

Кадр из фильма «Ной»

Кадр из фильма «Ной»

Когда Аронофски в 2007 году начал работать над «Ноем», предполагалось, что заглавную роль сыграет Брэд Питт

Экранизируя знаменитое библейское сказание, Даррен Аронофски обещал в интервью, что его фильм будет ближе по стилю к «Властелину Колец», чем к традиционным голливудским библейским постановкам. Это было странное заявление, но оно оказалось чистой правдой. «Ной» действительно изображает не Ближний Восток, а иную, допотопную реальность. Безжизненные скалы вместо пустыни, постоянная пасмурная погода, причудливые животные вроде чешуйчатой собаки (к сожалению, эта благодатная тема лишь намечена и толком не раскрыта), бродящие среди людей падшие ангелы – заключенные в каменную оболочку гигантские многорукие существа, одновременно смахивающие на толкиеновских энтов и роботов-трансформеров… И люди, такие же могучие и кряжистые, как окружающие их горы. Расселл Кроу, Рэй Уинстон (в роли противостоящего Ною царя каинитов), Энтони Хопкинс (дедушка Ноя и чародей-отшельник Мафусаил) – три идеальных кастинг-решения. А вот Дженнифер Коннелли в роли жены Ноя и Эмма Уотсон в роли невесты старшего сына патриарха – слишком чахлые, «комнатные» создания, чтобы вписаться в допотопный мир. И сыновья Ноя (Дуглас Бут, Логан Лерман, Лео Макхью-Кэрролл) тоже получились какими-то неубедительными, недостаточно «первобытными».

Кадр из фильма «Ной»

Кадр из фильма «Ной»

Это, впрочем, придирка. Главная проблема фильма – не в его кастинге, а в его идеологии. В Библии не указано, как соседи Ноя реагировали на строительство, но устная традиция, закрепленная во многих комментариях и в художественных интерпретациях библейского мифа, гласит, что над патриархом насмехались, когда он призывал соседей покаяться и позаботиться о собственном душевном и физическом спасении. Ной иудаизма и христианства спас лишь «неразумных тварей» и свою семью, потому что никто больше из людей не верил в надвигающийся потоп и не просил о помощи.

Кадр из фильма «Ной»

Кадр из фильма «Ной»

В фильме не снималось ни одно реальное животное. Их заменили компьютерные и бутафорские спецэффекты

Ной Аронофски совсем не такой. Герой Кроу – радикал-экотеррорист, который ставит природу выше людей и считает, что человечество, включая его родных, должно быть полностью истреблено, чтобы ничто не мешало цветам цвести, а кроликам – размножаться. Поэтому он не предлагает свою помощь каинитам, не призывает их покаяться и вместе с ангелами защищает ковчег (эффектнейшая боевая сцена в духе Джексона!) от рвущихся туда людей. В свою очередь, царь каинитов Тувал-каин – жестокий, но умный и расчетливый – знает о надвигающемся потопе и не сомневается в мудрости Ноя. Но он даже при большом желании не может бескровно спасти свой народ, так как потомку Сифа принадлежит единственный в округе лес (специально выращенный из райского семечка), который можно использовать для грандиозного строительства.

Кадр из фильма «Ной»

Кадр из фильма «Ной»

Это переосмысление книги Бытия позволило сделать «Ноя» куда более драматичным, чем обычные библейские экранизации. Так, действие не заканчивается, а только разгорается, когда семья Ноя остается в одиночестве на ковчеге, и патриарх решает, должен ли он теперь порешить родных или предоставить эту страшную обязанность Богу. Однако Ной в таком раскладе оказывается не голливудским героем и даже не антигероем, а подонком вроде эсэсовцев, которые с готовностью сжигали еврейские поселения, но порой не решались убивать младенцев (особенно в начале войны, когда немцы еще не окончательно сошли с ума). Фильм же не осуждает эту позицию, а, в сущности, солидаризируется с ней. Мол, да, было бы здорово стереть людей с лица земли и оставить природу в покое. Но ведь придется убить своих детей, а это нелегко! Так что пусть живут. Пока…

Честно говоря, страшно видеть такое человеконенавистничество в мейнстримном блокбастере. Но врага надо знать в лицо. Благо что лицо это стильное, необычное, захватывающее и украшенное мощнейшими спецэффектами. Вот бы еще Стражи передвигались правдоподобно, а не казались неубедительными беженцами из пластилиновой, докомпьютерной эпохи…

С 27 марта в кино.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


Комментарии  128

Читайте также

показать еще


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть