Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

По дороге к кинотеатру «Пушкинский» меня преследовали неудачи. Пробки, дурацкие аварии, когда два в остальном вменяемых гражданина толпятся вокруг вмятины в бампере и оживленно жестикулируют, а перед ними на двести метров машины, сбившиеся в кучу, истошно сигналят, как будто это может помочь им ехать быстрее. Помимо прочего, от жары постоянно глох двигатель, так что я боялся не успеть.

Новый фильм продюсера Джерри Брукхаймера (все запомнили только его имя, режиссер Доминик Сена так и остался за кадром) повторяет все эволюции автомобильного двигателя: постоянно глохнет и работает с перебоями. Вот началась погоня: драйв, музыка, монтаж, и вдруг – двое второстепенных персонажей начинают обсуждать свои этические проблемы. Снова ревут моторы, проносятся спортивные машины – и тут нам решают раскрыть еще одну грань характера главного героя. Нога сама тянется к педали газа – ну же! Нет, теперь пришло время рассказать в ненавязчивой форме о новой противоугонной системе, которая устанавливается в «Мерседесы». Так и едем – полфильма с ревом форсированного двигателя, вторые полфильма – стоим в сценарных пробках. И постоянно, навязчиво, как в рекламных роликах, перед нами проплывают машины – дорогие и очень дорогие, блестящие лакировкой и полировкой, сверкающие фарами… Автосалон, да и только.

Как обычно, Брукхаймера спасают исполнители ролей второго плана. Конечно, много шарма в кадр добавляет Анджелина Джоли, но не стоит забывать и о других актерах. Роберт Дюволл, лицедей старой закалки, Винни Джоунс в очень характерной роли угонщика по кличке Сфинкс, плеяда молодых исполнителей в органичных ролях молодежи конца XX века. Шутки, потасовки и эротические сцены перемежают друг друга, оставляя в целом положительное ощущение. Как ни печально, но в остальном фильм во многом проигрывает своему прообразу 1974 года выпуска, в котором не было ни одного спецэффекта и который снимался живой камерой, длинными планами от колес автомобиля.

Трудно в это поверить, но в новом фильме нет ни одного каскадерского трюка! Падают или сталкиваются автомобили без людей, едущие по прямой, а великолепный прыжок, сорвавший аплодисменты в зале, смонтирован из пяти или шести кусков: вот машина разгоняется, вот она подъезжает к трамплину, вот въезжает на трамплин… В этот момент пленка в камере начинает протягиваться медленнее, поэтому кажется, что скорость машины увеличивается, и вот уже машина, подвешенная на тросах, которые позже сотрут на компьютере, парит над прочими декорациями. Следующая склейка - камера, направленная в лицо водителю, встряхивается синхронно с подрисованным задником, – мы приземлились.

Похоже, что в Голливуде действительно окончательно наступила пора технических штучек. Цифровые актеры все чаще появляются в кадре и переместились с массовок в «Титанике» или «Армагеддоне» на роли второго плана в «Звездных войнах» и даже на главные роли, как, например, в выходящей на экраны комедии «Рокки и Балвинкль». Вместо эффектных сабельных поединков «Дуэлянтов» Ридли Скотт теперь снимает в «Гладиаторе» нарезку замахов и ударов в духе клипов MTV. В результате получается, что вместо конфетки нам дарят пустые фантики.

В финале фильма, сразу перед титрами, глохнет мотор и новой машины Кейджа. Мне это показалось символичным, – на протяжении просмотра мне постоянно вслед за главным героем хотелось крикнуть: «Ну, давай!». Нет. Не тянет, хоть убей.

Комментарии  134



Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть