Наверх
Хантер Киллер Пришелец Оверлорд Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда Ральф против Интернета Апгрейд Вдовы Робин Гуд: Начало Проводник Все или ничего

Юбилейная выставка Тамары Владимировны Полетика с некоторым опозданием открыла текущий сезон ЦДК. Косметический ремонт подзатянулся, а до фойе Белого зала руки маляров так и не дошли. Но развешанным по периметру фойе, а вдобавок еще и на колоннах, картинам, кажется, не было дела до отделки непривычно огромного для них помещения. В тесной квартире художника (мастерскую она давным-давно уступила подруге) те из них, что помещались на стенах, были доступны взорам людей, но сами испытывали в лучшем случае чувство локтя (или рамки?). И вот теперь все они взволнованно и удивленно рассматривали своих сестер, испытывая, думается, тихое радостное чувство родства.
В этом чувстве главное составляли, как представляется, не внешние родовые приметы, хотя трепетная, деликатная, творческая манера автора, наметившаяся в нескольких ранних работах, напоминающих о ее этнографических экспедициях в Среднюю (тогда еще) Азию, прослеживается и в позднейших ее эскизах к кукольным фильмам, некоторые из которых (к примеру, «Шесть Иванов – шесть капитанов», «Генерал Топтыгин» или «Бабушкин зонтик») и сегодня порой радуют новое поколение российских ребятишек с телевизионного экрана, и в тех картинах, которые были созданы уже после того, как Тамара Полетика рассталась со студией в Николопесковском переулке, – будь то усталый Пьеро в своей мансарде, сцены из жизни той России, «которую мы потеряли», навеянные то воспоминаниями детства, то чтением Пушкина, Гоголя или Чехова, или скромные пейзажи нашей средней полосы, озерная гладь независимой ныне Литвы, кусочек набережной в Амстердаме, а то и храмы, диковинные деревья и тихие деревушки совсем уж далекой от нас тропической страны – Малайзии.
И тем не менее, главное, что роднит эти картины, то рожденные воображением, то впрямую подсказанные самой красотой Божьего мира – это ощущение неразрывно связанного с ним внутреннего мира, вложенного художником в свои полотна и передающегося их чуткому зрителю.Того самого мира, которого так нехватает нашим современникам и которым дышат рукотворные миры Тамары Полетика. Это чувство уносили в душе благодарные посетители ее выставки, и оно «зачтется» ей, как и всем тем живописцам, о которых напоминала цитата из песни Булата Окуджавы с маленькой афиши, встречавшей гостей ЦДК с 1 по 19 декабря уходящего 2001 года.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


Комментарии  41

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть