Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Сергей Сельянов, директор кинокомпании СТВ, о кризисе, гонорарах актеров и сходстве российского кино с сельским хозяйством.

Сергей Сельянов

Сергей Сельянов

-- Вас уже затронул мировой финансовый кризис? Насколько он вообще затронет киноиндустрию?

-- Естественно, ряд картин остановилось, прежде всего тех, кто рассчитывал на кредиты. Кредиты не выдаются, часть инвесторов отказывается от своих обещаний.

-- Это на вашей студии?

-- Нет. Я говорю о ситуации на рынке. Кризис – это же вещь позитивная, кризисы развивают. Видимо и этот кризис несколько оздоровит ситуацию, спасет от перегрева, в том числе и на нашем рынке. Я имею в виду, прежде всего вопросы себестоимости, рекламных услуг.

-- А почему люди вообще снимают кино на кредиты? C проката вернуть деньги почти невозможно, в кинотеатрах окупается один из двадцати фильмов, а пока дело дойдет до телепоказов и результатов продаж DVD, пройдет много времени, для кредита получается слишком дорогое обслуживание…

-- Вы правы, примерно так все и обстоит. Тем не менее, есть телевизионный рынок, рынок телекино и сериалов. Он позволяет работать с кредитами, там есть некоторая маржа, некоторая рентабельность. А кто-то берет кредиты и на производство игровых фильмов. Риски увеличиваются, но кино в принципе рисковый бизнес.

А вообще люди кредитуются на кассовые разрывы – на короткий срок, чтобы не останавливалось производство. Ну, например вы хотите снимать кино осенью, потому что потом зима, отступать некуда. На подготовительный период у вас денег недостаточно. К съемочному периоду вы рассчитываете получить средства, допустим, от телеканалов, или еще откуда-то. И если у вас есть такая возможность, то почему бы не прокредитоваться на относительно небольшие деньги и на относительно короткий срок. А сейчас этой возможности нет, кредиты не дают.

-- Как с этим справляетесь?

-- Так сложилось, впервые за долгое время, что мы осенью ничего не снимаем. Какие-то картины разрабатываются, но самого дорогостоящего – съемочного – периода, нет. Это связано с нехваткой режиссеров, ну и проектов. Другой кризис, гораздо более серьезный.

В нашем кинематографе есть одна особенность, которой практически нет у других кинематографий. У нас сезонный принцип работы. Мы зимой почти не снимаем – обычно снимаем осенью, поскольку натура более симпатична, более художественная. Естественная цикличность возникает, как в сельском хозяйстве.

Хотя один из проектов, в котором я один из партнеров, но не я инициатор, он как раз зимний. И вот сейчас как раз решается вопрос – что с ним сделать. У нас вопрос и к поставщикам услуг, и к артистам, и к съемочной группе. Готовы ли они работать на других условиях или нет? Если нет – проект будет свернут. Если у людей хватит разума… С лабораторией, с поставщиками пленки можно договориться в пределах себестоимости, но вряд ли ниже. А с поставщиками осветительной, съемочной техники… ну почему бы нет? Либо вы не получите ничего, либо 40% от того, что предполагалось.

-- Правда ли, что себестоимость за последние несколько лет чудовищно выросла? Если лет пять назад можно было снять нестыдное кино за миллион…

-- Пять лет назад можно было большое кино снять за миллион.

-- А сейчас? Пять? Все упирается в понижение себестоимости?

-- Это не самоцель. Если бы рынок рос синхронно, принося продюсеру хотя бы 25% прибыли, то вопрос себестоимости не стоял бы. Затратили сто миллиардов, а получили 125 миллиардов – не вопрос. Вопрос в разрыве. Сегодня в виду малой емкости рынка ситуация такая, что себестоимость неподъемная абсолютно.

-- Получается, что у вас не один кризис, а как минимум два, если не считать кадрового, отсутствия режиссеров и сценаристов?

-- Именно. Дефолт российскому кино угрожает по причине неадекватной рынку себестоимости. Она продолжает расти. Вот сейчас быть может что-то устаканится, а может и нет. Если нет, то в следующем году кинопроизводство сократится по-любому.

-- Какие тут могут быть способы выхода?

-- Только серьезный кризис. Когда все увидят воочию, упрутся. Если говорить об актерах, то это либо нужно сниматься за пятьсот долларов в день – немаленькие деньги, кстати. Либо не сниматься.

-- Можете назвать бюджет нормального среднего фильма в 2010 году?

-- Понятия не имею. У нас другая логика. Если проект сильный – то с деньгами будет все нормально, конечно, если бюджет не очень большой, большими деньгами все равно надо заниматься. А если проект средний или тем более слабый – то над ним просто не надо работать.


О том, как обычные люди предлагают бороться с кризисом, читайте в материале TimeOut – «Кризис: что будет с нами».

Комментарии  26




Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть