Наверх
Хантер Киллер Пришелец Оверлорд Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда Ральф против Интернета Апгрейд Вдовы Робин Гуд: Начало Проводник Все или ничего

Удивительные иногда вещи можно прочитать о себе в газете. Порой столь удивительные, что даже и не знаешь, как реагировать и стоит ли реагировать вообще. Подумав, решил, что стоит. Потому что газета кинематографическая, и хочется, чтобы коллеги знали правду. Чтобы вынесли свой урок из моего горького опыта. Кроме того, как говорится, страна должна знать своих героев. Люди, стоящие за этой статьей, с моей точки зрения, безусловно, заслуживают того, чтобы кинематографическая общественность хорошо запомнила их имена.
Ну, начнем сначала. Корреспондента «СК Новости» Арсения Страбыкина не существует в природе. За публикацией этой легко просматривается почерк человека, активно навязывающегося нам с Денисом Родиминым в соавторы – Евгения Фролова. Послед-нее время г-н Фролов, пытаясь обелить себя и своего соратника Олега Погодина, постоянно лжет и клевещет, за что в ближайшее время предстанет перед судом. Что же касается данной публикации, то она больше всего напоминает гоголевскую историю об унтер-офицерской вдове, которая сама себя высекла. Внимательный читатель не сможет не оценить рассыпанных по всей статье перлов. Оказывается, например, что моя съемочная группа так единодушно поддерживала меня все время, потому что я каждому из них пригрозил увольнением. То есть я, как вы понимаете, пообещал уволить и замечательного моего оператора Макса Осадчего, и талантливейшего моего художника Федю Савельева, и работающую со мной долгие годы художницу по костюмам Наташу Ростоцкую, и свою режиссерскую группу, с которой делаю далеко не первую картину, да и всех остальных заодно тоже. Я, знаете ли, терпеть не могу, когда мои друзья имеют мнение, отличное от моего. Я их тогда сразу увольняю.
Не зная уже, за что зацепиться, автор статьи приплел сюда мою картину 1979 года «Жил-был настройщик». Сценарий «Настройщика» был написан мной в соавторстве с выдающимся мастером Роланом Быковым, который замечательно сыграл в фильме главную роль. Художественным руководителем объединения, где снималась картина, был Геннадий Полока, удивительный режиссер, у которого я научился очень многому, и благодарность и уважение к которому храню всю жизнь. Совершенно неясно, что общего между этими талантливейшими людьми и господами Погодиным и Фроловым.
Вкратце напомню читателю, о чем вообще идет речь. Мы с моим партнером, бизнесменом Александром Элиасбергом заключили договор о сопродюсерстве и начали работу над моей давно задуманной картиной «Война Принцессы». Все шло замечательно, пока в конце экспедиции у нас не появился киновед и рекламоделатель г-н Погодин, задумавший вместе со своим другом Фроловым сделать полдюжины рекламных роликов о картине. После того, как я внимательно ознакомился с этим замыслом и с творчеством самого Погодина, им было отказано. Погодин вернулся в Москву, и с этого момента наши отношения с моим партнером стали резко портиться. Свою лепту в развитие ситуации внес и некий композитор М. Фадеев, ухитрившийся написать музыку к фильму до того, как я снял картину, при этом не проработав со мной ни одного часа.
Послушав унылую музыку, я, естественно, в восторг не пришел – она, разумеется, не имела ни малейшего отношения к фильму. Конфликт с моим партнером нарастал. Он попросил меня поискать деньги на постпродакшн на Западе. Я улетел в Штаты, где довольно быстро нашлись люди, готовые вложить деньги в картину. Но оказалось, что на самом деле это никому не нужно. Меня просто обманули. Обнаружилось, что втайне от меня и Родимина Евгений Фролов переделал наш сценарий, а Олег Погодин в то время, как я вел переговоры в Голливуде о продолжении работы, стал его снимать. То есть как только я улетел, моя группа была уволена и набрана новая. Новым директором моей картины ухитрился стать все тот же Фролов.
В беседе с корреспондентом «Москов-ский новостей» (на этот раз настоящим!)
г-н Погодин выразил надежду, что в титрах его фамилия будет стоять рядом с моей. Боюсь, что вряд ли смогу доставить ему такое удовольствие. Слишком много чести.
Правовую сторону моих взаимоотношений с моим партнером определит суд, не об этом речь. Речь о фантастическом бесстыдстве людей, в своей алчности не стесняющихся ничего. Вот вам цитаты из выступления
г-на Фролова на семинаре кинематографистов, посвященном авторскому праву в Матвеевском: «Я не считаю себя кинематографистом», «Никакого творчества в кино нет», «Союз кинематографистов не является представительной организацией нынешнего поколения», «Кинематографа сегодня не существует, то, что называется кинематографом, таковым не является. Кинематограф – есть бизнес, приносящий деньги», ну и т.д.
Особенно в этой связи меня умилил последний пассаж в упомянутой статейке. «И можно ли говорить о праве художника, который ставит подножку молодым коллегам, остервенело воюет с перспективными дебютантами?» – вопрошает автор. То бишь, мои так называемые «молодые коллеги и перспективные дебютанты» искренно недоумевают, почему я не принимаю их вторжение в мою картину с молчаливой благодарностью и не преклоняю голову перед их на редкость упорным стремлением навязаться мне в соавторы и сорежиссеры.
Во-первых, скажем прямо, «молодые коллеги и перспективные дебютанты» уже далеко не так молоды, к тому же к своим вполне зрелым годам они не создали в искусстве ровным счетом ничего, кроме упомянутой в статье погодинской «Котовасии», телеопусе весьма сомнительных достоинств. Во-вторых, мои «молодые коллеги и перспективные дебютанты» не сочли нужным поставить в известность ни меня, ни моего действительно молодого соавтора, студента ВГИКа Дениса Родимина о том, что они взяли наших персонажей и нашу историю и стали перелопачивать ее на свой вкус. Наоборот, они всячески скрывали это так долго, как только могли. Даже название на хлопушке поменяли во время своих досьемок на тот случай, если кто-то зайдет в павильон. А то, как обманывали моих детей-актеров и их родителей – это просто отдельная история.
«Олег Погодин пришел в большой кинематограф…», – с пафосом пишет автор статьи. То есть, когда человек исподтишка залезает в чужую постель и начинает сладо-страстно рыться в чужом белье, это теперь у нас, видимо, называется «приход в большой кинематограф». Вообще-то я знаю совершенно другое название данному явлению. «Старые профессиональные взаимоотношения, существовавшие в советском кинематографе, не выдерживают проверки временем», – заявил Фролов все на том же семинаре. То есть надо так понимать, что теперь все дозволено, у нас в кино беспредел, никаких этических норм больше не существует.
«Молодые коллеги и перспективные дебютантанты», очевидно, в связи с переизбытком собственных пер-спективных идей, сначала тайком изувечили наш сценарий, а теперь с такой же загадочной целеустремленностью делают все, чтобы изувечить нашу картину. Что же движет в данном случае моими «молодыми коллегами»? Боюсь, что ничего, кроме искреннего всесокрушающего желания повысить собственное благосостояние за чужой счет. Похоже, что, благодаря широкой натуре моего партнера это пока им отлично удается.
Кинорежиссер, кинодраматург, продюсер, заслуженный деятель искусств России.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


Комментарии  52

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть