Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Что не убивает тебя, делает тебя страннее; что убивает тебя – делает тебя легендой. Если читать подряд разные интервью с Хитом Леджером, быстро понимаешь, что его любимое слово – «fun». Шутка, веселье, забава. Как вам эта роль? – Fun. – А вот эта? – О, это был такой fun. – А вот та? – А такого fun у меня никогда еще не было. Про роль Джокера Леджер сказал: «Такого fun у меня не будет уже никогда в жизни». Фильм.Ру собрал высказывания Хита Леджера, из которых становится видна эволюция его fun'а.

Хит Леджер

Хит Леджер

-- Я обычно абстрагировался от всего и думал, что моя жизнь – это пятеро лучших друзей, плюс к этому еще 20 хороших знакомых и еще моя семья. И вот внезапно в последние несколько месяцев вокруг оказалась куча людей, коллег, а плюс к этому – целый мир. Забавно. Fun.

-- Если что-нибудь в этом мире должно оставаться неизменным, то, конечно, хочется, чтобы это был твой родной город. Но я недавно был дома, и они там запоминали, что я ем на завтрак, обед и ужин. Чуть ли не в газете написали, что во вторник я ел фетуччини – и это до сих пор главная новость в Перте.

-- Когда я пришел работать на «Историю рыцаря» /Knight's Tale, A/ (2001), мне никогда не казалось, что это мой собственный фильм. Там был великолепный актерский ансамбль, прекрасные, талантливые актеры, поэтому на площадке было очень комфортно. И единственный раз, когда я почувствовал, что меня накрывает, – когда увидел постер к «Истории рыцаря», и на нем было лишь мое лицо. Это вот было страшновато.

-- Версия «Казановы» /Casanova/ (2005), которую я видел, была очень забавной, funny: я перенесся во времени в прошлое, и такое все было прекрасное. А потом в финальном кадре камера поднимается, поворачивается и смотрит вниз на реку, и там вапоретто ездят туда-сюда, и туристы выглядывают, фотографируют, ну, знаете, их просто еще не зарисовали на компьютере. И я подумал: слушайте, это был бы гениальный финал, оставьте их там.

-- «Горбатая гора» /Brokeback Mountain/ (2005) была препятствием, я чувствовал, что никогда на него не заберусь, никогда не покорю, слишком это было тяжело, но в конце концов я решил сделать это. И вышел из этой роли с реальным ощущением, что я чего-то достиг, – а в предыдущих фильмах ничего такого не чувствовал… Закончив работу над «Горой» – такой серьезной, такой одинокой, порой мучительной, – я перешел к «Казанове» и совершенно не хотел всерьез воспринимать съемки, всерьез воспринимать фильм, я просто хотел повеселиться. Я хотел возвращаться домой улыбаясь.

-- Я думаю, это большая честь – сняться в кино, которое хорошо принимают… Но и слегка сюрреалистично. Мне кажется несколько странной идея, что одна роль или один фильм может сравниваться или соревноваться с другим, а ведь это и происходит во время сезона награждений. Каждая роль, каждый фильм – на своей дистанции. Это разные виды спорта. Мы все занимаемся разными видами спорта, все стартуем с разных дорожек. И в конце нет единой для всех линии финиша. Это сезон субъективных наград, и тут слишком много ложного ощущения успеха и поражения.

-- Татуировка «Old Man River» на правой руке? К песне про Миссисипи это не имеет отношения, я просто почувствовал, что эта фраза соприкасается с вечностью, и почувствовал, что я сейчас нахожусь на таком жизненном этапе, когда жизнь вот-вот завертится и промелькнет, и я чувствую себя, как будто я гребу в лодчонке по Миссисипи. Сегодня я сказал бы о своей татуировке так.

-- И вот о чем я себе все время напоминаю: вне зависимости от того, о чем все говорят, вне зависимости от того, что говорят лично о тебе, вне зависимости от всяких проблем, жизнь вот тут (показывает на сердце) – это то, что было у меня изначально, то, что у меня останется, то, что я всегда буду ценить.

-- Все, что меня пугает, в то же время восхищает меня.

- С Джокером мне было веселее всего за всю мою карьеру, и, наверное, уже ни с кем из персонажей мне никогда не будет так весело. Процесс был изматывающий. У меня, в общем-то, были выходные во время съемок, иногда целыми неделями отдыхал. И это было необходимо, потому что работа всю душу из меня вынимала. В конце дня я двигаться не мог. Говорить не мог. Полностью разваливался. Если бы мне пришлось делать это каждый день, я не смог бы сделать то, что сделал. А съемочный план давал мне возможность так себя изматывать.

-- Я отгородился от всех, писал дневник и экспериментировал с разными тембрами голоса… В конце концов, я сделал его таким психопатом без малейшей склонности к сопереживанию, который абсолютно, ну или почти не отдает себе отчета в том, что делает, и это fun, это забавно, потому что не существует вообще никаких пределов – он может сказать что угодно, как угодно, сделать что угодно… это всегда очень личный процесс – как ты влезешь в шкуру персонажа, это сочетание всех комиксов, которые я смог прочитать, и сценария. А потом я просто закрыл глаза и подумал обо всем этом. Мы с Крисом (Ноланом) сходились во взглядах на то, как надо сыграть этого персонажа, это было ясно с первой же нашей встречи. Мы представляли себе одного и того же персонажа, так что я просто ушел, нашел его и вернулся.

-- Ничего в нем нет последовательного, нельзя сказать, что он безусловное зло или безусловный шут, fun, его постоянно ведет то вверх, то вниз. Я уверен, вы понимаете, что я могу часами изучать его сцены. Даже дважды посмотрев этот фильм, я собираюсь сделать это еще раз, и уверен, что продолжу восхищаться каждым его садистским словом.

-- Я не знаю, что буду делать дальше. Что-нибудь – до тех пор, пока это будет меня страшить, пока это будет чем-то новым, пока я буду в состоянии напугать людей. Пока это будет давать мне возможность развиваться, расти как актер и как личность, бросать вызов самому себе.

Комментарии  155

Читайте также

показать еще



Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть