Наверх
Люди Икс: Тёмный Феникс Рокетмен Люди в черном: Интернэшнл История игрушек 4 Дитя робота Детские игры План побега 3 Проклятие Аннабель 3 Проклятие плачущей Дылда
 

Фестивали

Близнецы-братья и сестры по духу

Берлинале грозит ударить «Медведем» по «Оскару»

У Берлинале звездный год: проходных фильмов, вопреки обыкновению, в конкурсе почти нет. Если в прошлом году жюри не могло найти достойных «Медведя» картин и шло на компромиссы, то теперь ему будет трудно выбрать из лучших - лучшиe.

Претендующая на «Оскара» «Адаптация» – случай, когда мнения расходятся диаметрально. Роджер Иберт из «Чикаго трибюн» поставил фильму Спайка Джоунза высший балл, чего не делает почти никогда. Звучат и возгласы разочарования: после артхаусной комедии «Быть Джоном Малковичем» Джоунз сделал картину совсем уж «для своих».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Адаптация"

«Быть Джоном Малковичем» - придуманный драматургом Чарли Кауфманом смешной этюд: каково быть в шкуре звезды. Теперь – фильм про фильм. Сценарий написал опять Кауфман, сделав героями себя и несуществующего брата-двойника Доналда. Сам он в этом сценарии должен писать сценарий по книжке «Похититель орхидей». Сотворившую книжку мисс Сьюзан играет Мерил Стрип, а близнецы-братья похожи друг на друга как два Николаса Кейджа. Если у вас уже поехали мозги, читаючи, значит вы схватили самую суть фильма: большая комическая поездка мозгов набекрень.

Резвимся как можем. Действие перебрасывается то назад к Дарвину, то на миллиард лет вперед, когда эволюция начнется сызнова. Близнецы-братья соперничают: пока один Кейдж-Чарли вымучивает сюжет про орхидеи, другой Кейдж-Доналд решил заняться триллерами, чтоб разбогатеть. Различить двух Кейджей невозможно, что совсем запутывает зрителя. Сюжет не только не перескажешь, но и не ухватишь, потому что его нет. Нужно отдаться абсурду-розыгрышу. Все персонажи подлинные, но одни играют сами себя (в крошечных камео являются то Джон Малкович, то Джон Кьюсак), других играют актеры, как Кейдж - Кауфмана. К середине фильма абсурд перестает подчиняться режиссерской хлопушке, и тогда крыша едет у всего произведения – оно становится вялым. Его вообще хватило бы на полчаса, но там очень смешны идентичные Кейджи в парных сценах. «Я старался не до конца свихнуться, - признался Кейдж после сеанса. – Это все было забавно, но и мучительно – мне до сих пор кажется, что Чарли где-то тут, слева от меня. Ведь я играл не биологического Чарли, а его сюрреалистическую сущность. И уж полная паранойя начиналась, когда на съемки приходил сам Чарли Кауфман и я смотрел, как он смотрит, как я его играю».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Адаптация"

По обыкновению, хороша Стрип и просто замечателен Крис Купер в роли Лароша, похитителя орхидей. Есть также джунгли Флориды, автокатастрофы, нюханье кокаина, нападения крокодилов и другие атрибуты кинематографического быта. Тот, кто досидит до конца финальных титров, увидит главный прикол фильма – его посвящение памяти усопшего и обозначенного в числе авторов, но никогда не существовавшего сценариста Доналда Кауфмана.

Показали в конкурсной программе и «Солярис» Стивена Содерберга. Я о нем уже подробно писал, напомню только, что это как бы муляж, скелет, кукла Барби, отдаленно напоминающие контуры романа Лема и фильма Тарковского. Берлинский зал принял картину прохладно, журналисты заявили ее создателям, что - скучно. Создатели оборонялись аргументом типа «от такого слышу». «Что за тупица! - внятно пробормотал Джордж Клуни. – Ну что за дерьмо вы несете! Хотел бы я посмотреть, какой фильм вы снимете сами!». Наташа МакЭлоун, играющая Рею, сказала более аккуратно: «Если вы называете кино скучным, то это больше характеризует вас, чем фильм. Это вообще не тот фильм, чтобы словить кайф и отвалить. Это успех, рассчитанный на годы». «Не думаю, что можно сделать такую картину и не напороться на скучающих зрителей», - философски подытожил Содерберг. Победив с сухим счетом, авторы ушли с ясным пониманием, что сделали шедевр на все времена.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Солярис"

Самым сильным (наряду с «Чикаго», но в другом роде) впечатлением остается фильм «Часы». Его сделал англичанин Стивен Долдри, чей «Билли Эллиот» стал сенсацией пару лет назад. Теперь Долдри снимает в США и опять начал с высокой ноты: как минимум актерские «Оскары» ему гарантированы.
Если в «Адаптации» герой расщепился надвое, то здесь героинь три, они живут в разных десятилетиях, но представляют один характер и одну судьбу – и это судьба писательницы Вирджинии Вулф, отраженная в ее романе «Миссис Дэллоуэй». Героиня первая – сама Вирджиния Вулф. В прологе она топится в речке близ своего дома близ Лондона; темы самоубийства, одиночества и сверлящих душу тайных страстей пройдут через все три новеллы фильма – словно родственные души перекликаются сквозь время. Вторая героиня – Лаура из 50-х годов, благодарная читательница книги: Вирджиния Вулф открывает ей глаза на собственную жизнь. Третья – лесбиянка Кларисса, которая уже в наши дни прикована к умирающему поэту-мужу. Новеллы сплетены, но не столько идут параллельными сюжетами, сколько подчинены чувственным связям, прихотливо, но и закономерно перетекая друг в друга. Чтобы зритель привык к условиям игры, режиссер начинает картину потрясающей музыкально-монтажной сюитой, сплетенной из мотивов трех «параллельных жизней».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Часы"

В роли Вулф неузнаваемая Николь Кидман, Лауру играет Джулианна Мур, Клариссу – Мерил Стрип. У каждой есть звездные сцены, поражает цельность и глубина постижения судеб. Прямой кандидат на «Оскара» - Эд Харрис в роли больного спидом Ричарда: уже полутруп, он говорит словно с той стороны вечности. В нашем кино столь совершенный ансамбль я в последний раз видел в «Неоконченной пьесе…» Никиты Михалкова, потом все эти навыки сгорели в топке халтурных сериалов. И теперь вот Запад напоминает нам о системе Станиславского – открытии русской актерской школы. Голливуд блистательно игнорирует анемию разнообразных «догм» и возвращает экрану объединенную мощь театра, кино, живописи и музыки (саундтрек Филипа Гласса к «Часам» можно назвать выдающимся).

Разговоры после сеанса

Николь Кидман

Вы не узнали меня в ее гриме? Очень хорошо. В гриме есть нечто от тайны и магии: идешь от внешнего перевоплощения к внутреннему. Мне повезло с этой ролью: я встретила режиссера, который в меня поверил и открыл во мне нечто, о чем я и сама не подозревала. Мне вообще везло в последние годы: удалось сыграть несколько абсолютно уникальных женщин. В самой же Вирджинии Вулф меня привлекло сочетание высокого интеллекта со столь же высокой способностью чувствовать… Я прочитала в жизни много книг, люблю поэзию и музыку, они мне помогают эмоционально пережить свои роли. А знаете, почему я решила стать актрисой? В детстве прочитала «Войну и мир» Толстого, заболела Наташей Ростовой и очень захотела ее сыграть. Пока так и не сыграла, но все началось с книги.

  68

Комментарии

Пользователи еще не оставили комментариев.


Добавить комментарий
Аватар пользователя Гость
Войдите на сайт



Зарегистрируйтесь




 
Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть