Наверх
Фильмы 2017 Тор: Рагнарёк Фиксики: Большой секрет Убийство в Восточном экспрессе Лига справедливости Коматозники Здравствуй, папа, Новый год! 2 Легенда о Коловрате
Я не такая, я жду трамвая.
12 биографических лент, оскорбивших свои реальные прототипы
Как вода с маслом.
10 самых абсурдных фильмов, сочетающих несочетаемое
Слишком мало слов.
7 кинофильмов, снимавшихся без законченного сценария
У опасной черты.
10 фильмов 2015 года, которые могут провалиться в прокате
Слова, слова, слова….
10 фильмов с самыми длинными названиями

Фестивали

Как Вы оцениваете XXI ММКФ?

Любовь Аркус:
Меня обрадовало количество зрителей в залах, потому что это свидетельствует о том, что люди хотят ходить в кино. Но меня совершенно не порадовало то, что они посмотрели. Уровень программы был чрезвычайно низким. Вина отборочной комиссии здесь если и есть, то очень небольшая. Условия, в которых она работала (сроки, отсутствие у Московского фестиваля престижа), видимо, не давали больших возможностей.
Основная ошибка заключалась в отсутствии концепции отбора фильмов, и здесь не отборочная комиссия должна была принимать решения, а самые главные люди на фестивале.
Мне кажется, что давно пора отказаться от конкурса. Я бы превратила Московский фестиваль в грандиозный, масштабный фестиваль фестивалей, каковые есть в целом ряде стран. Если бы зрители вместо того, чтобы отсматривать второсортную и третьесортную продукцию, имели возможность видеть лучшие фильмы мирового репертуара, сделанные за год, то от такого фестиваля пользы было бы больше.
Владилен Арсеньев:
Оцениваю сложно. К сожалению, сказалось все еще имеющееся противостояние между Госкино России и Союзом кинематографистов. На фестивале оно отразилось болезненно. Организационная работа велась в осторожном противостоянии, никто не торопился делать шаги, выбирать лучших кинематографистов для участия в жюри. В отборе фильмов сказалась нехватка денег.
То, что фестиваль не определился по жанру, тоже результат противостояния. Получилось эклектичное собрание картин. Открылся МКФ супертрадиционным фильмом "Кормилица", экранизацией рассказа ХIХ века, а в середине показов появился авангард, чуть ли не "параллельное кино". Это мешало восприятию фестиваля.
Московский фестиваль должен найти свое лицо. Хотя все это сложно, потому что в мировом кинематографе кризис. У них - кризис сюжета, у нас - денег.
Юрий Богомолов:
Я могу сказать, что это был не худший фестиваль. Он продемонстрировал способность организаторов искать и находить какие-то фильмы, создавать из них программу.
Наталья Венжер:
Я уважаю стремление людей, которые попытались сделать его в нынешних не простых условиях. Но пока мы не тянем фестиваль класса А. Получилось тусовочно-политическое мероприятие, имеющее отдаленное отношение к кинематографу. Мне также жаль, что из программы фестиваля исчезли конкурсы детского и документального кино, которые в ней присутствовали не один десяток лет. Это придавало московскому кинофоруму индивидуальную окраску.
Олег Горячев;
На четверку по пятибалльной системе.
Даниил Дондурей:
У фестиваля минимум двадцать критериев. По одним - много чего удалось, по другим - удалось меньше. Поэтому трудно сегодня провести балансовую оценку. Это требует серьезного "разбора полетов" профессиональными экспертами.
У нас же этими разборами, к сожалению, занимаются начальники. Поэтому, я уверен, что и нынешний фестиваль будут также оценивать начальники, а не специалисты.
Сергей Жигунов:
К сожалению, я не имел практической возможности наблюдать за фестивалем. Поэтому скажу с точки зрения обывателя.
В очередной раз я не заметил его присутствия в городе Москве. Это не связанно с тем, что фестиваль не должным образом проводился. Москва слишком большой город для любого фестиваля, он растворяется в ее среде.
Марк Зак:
Московский фестиваль оставил странноватое впечатление. Во-первых, трудно было попасть в кинозалы. Я был аккредитован по линии прессы. В отличие от всех остальных лет, мне нужно было ехать в Манеж и не просто получать билеты, а заранее делать заказ. Причем в колоссальной очереди. Нужно было потерять целый день, чтобы посмотреть одну картину. Лично у меня таких возможностей не было.
На закрытии торжественно заявили, что в среднем (и это считается успехом) триста зрителей посещало каждый сеанс - это при тысячных-то залах! Не знаю, такая ли уж это фанфарная цифра.
Отбор фильмов также проходил по остаточному принципу, и здесь можно только пожалеть Кирилла Разлогова. Ален Делон в качестве свадебного генерала вкупе с настоящим генералом Лебедем… Все это не придавало фестивалю того очарования, того торжественного фона, который должен был быть по идее его создателей.
Из фильмов я бы отметил "Плененных" Бертолуччи. Наши российские фильмы в кункурсе были провальными. Представлять на международном фестивале качественные российские фильмы - это наша обязанность. От этого международный смысл фестиваля только выиграет.
Валерий Кичин:
Замечательно, что он состоялся.
Александр Литвинов:
С организационной точки зрения, фестиваль прошел очень хорошо. Удачен выбор Манежа как основной фестивальной площадки. Мог бы посоветовать организаторам на будущий год использовать площадь Манежа не на половину, как в этот раз, а целиком, оборудовав там еще и кинозал.
Что касается художественной части фестиваля, то здесь мне сложно судить. Я посмотрел немного фильмов. Но, понимая те условия, в которых работали организаторы фестиваля, думаю, эти люди совершили почти подвиг.
Абдурахман Мамилов:
Скорее хорошо, чем плохо. Хотя для меня фестиваль - это всегда праздник урожая. Если нет урожая, то праздник выглядит очень нелепо.
Александр Михайлов:
Я доволен тем, что фестиваль все же состоялся. Единственно, мне показалось, что оказалась скомканной торжественная часть - открытие и закрытие. Появился новы, деловой уровень. Правда, слишком деловой. Хотелось бы, чтобы праздника все же было побольше.
Дмитрий Пиорунский:
Нынешний Московский фестиваль нужно оценивать с разных точек зрения. С точки зрения менеджмента, я оцениваю его очень высоко - если принять во внимание, что финансирование фестиваля началось в последнюю неделю перед его началом. С точки зрения зрителя - я получил массу незабываемых впечатлений. Правда, большая их часть приходилась на фильмы внеконкурсного показа. Что касается конкурса, его уровень определялся прежде всего тем обстоятельством, что конкурсная судьба фильмов на ММКФ слабо влияет на их прокатную судьбу.
Поэтому любые рассуждения об уровне конкурса, с моей точки зрения, некорректны, так как нельзя возложить на команду Московского МКФ ответственность за судьбу и состояние киноиндустрии в целом.
Вижу большую заслугу команды Рената Давлетъярова и лично Н.С. Михалкова в налаживании контактов ММКФ с Правительством России.
Хотел бы также обратить внимание особенно интересующихся, что столь дешевого фестиваля у нас еще не было.
Андрей Плахов:
Конкурсную программу я не видел. Внеконкурсную оцениваю со знаком плюс. Сделано максимум возможного. В целом же, на вопрос можно будет исчерпывающе ответить, только когда состоится ХХII ММКФ.
Если будут действовать заложенные механизмы и вылечены застарелые болезни (организационный бардак, невежество работников пресс-центра), тогда можно будет сказать, что "процесс пошел".
Кирилл Разлогов:
Если говорить об организационной состоятельности фестиваля, то - "на удовлетворительно".
Ирина Рубанова:
Фестиваль создают качество конкурса и авторитетность жюри. И то, и то в этом году было крайне слабым. Правда, были хорошие внеконкурсные программы, в частности, программа Петра Шепотинника.
Вообще, если ты бываешь хотя бы на одном международном фестивале в год за рубежом, то потом видишь большую часть его программ на Московском форуме. Это грустно, потому что первая задача любого фестиваля - искать новые фильмы.
Марк Рудинштейн:
Я считаю, что это был неудачный фестиваль. Ни с точки зрения программы, ни с точки зрения состава жюри. Но удача, что фестиваль все же состоялся. Удача - что скорее всего он станет ежегодным. Я устал доказывать, что я - друг этому фестивалю. Что провалы ММКФ "бьют" по сочинскому фестивалю, особенно по международной его части. С одной стороны, я очень заинтересован в том, чтобы ММКФ был уважаемым. С другой - когда я вижу, что ни черта не получается, это меня, конечно, злит.
Сергей Сельянов:
Я не имел возможности, хотя и был в Москве, посещать большинство мероприятий, фестиваля. В общей сложности я жил фестивальной жизнью четыре часа. Этого явно недостаточно для формирования мнения о работе фестиваля.
Игорь Толстунов:
Мне кажется, фестиваль прошел на достаточно приемлемом уровне, по крайней мере, со знаком плюс. Фестивалю не хватило информационных полей. Слишком мало было информации о нем: что, где, когда. Часто она носила противоречивый, ошибочный характер.
Людмила Томская:
Я считаю, новая команда фестиваля, сделала все, что могла. Было бы у них больше времени - и программа фестиваля, и само его проведение качественно бы изменились.
Александр Трошин:
Старались, как всегда, а вышло… тоже "как всегда". Прошел месяц-другой, и я вспоминаю не фильмы, нет (они уже стираются из памяти), а фестивальную организацию с ее амбициозным декором и … неизбывным хамством, которое заставляло основного фестивального зрителя - критику, прессу - ежеминутно за что-то бороться. Как правило, за собственные же средства производства - за пропуск на просмотры, за пресс-бокс, за каталог, за точное расписание фильмов и т.п.
Московский международный всегда будет провинциальным, если не оценит неистребимое синефильство самой кинопрессы. Вот на кого надо в первую очередь ставить, а не на палаточные городки в Лужниках, которые, как я слышал, поначалу задумывались. Берлин почему-то это понимает, и вся фестивальная инфраструктура там в отношении кинопрессы сверхпредупредительна и четка.
Догадываюсь, что с другой стороны (где смокинги и приемы) результаты последнего ММКФ выглядят иначе. Что ж, значит есть как минимум два московских фестиваля, плохо друг друга понимающих, друг друга в упор не видящих. Хотите идти по этому пути? Валяйте. Только путь тупиковый…
Мирон Черненко:
Я в нем практически не принимал участия и даже фильмов почти не видел. Но я участвовал во всевозможных дискуссиях , в его научной части, так сказать. И фестиваль не показался мне ничем не лучше и не хуже фестивалей предыдущих.
Нормальный фестиваль. Какие-то приоритеты появились новые, какие-то старые были отвергнуты. Но по существу я не вижу никаких принципиальных различий с фестивалями 95-го, 97-го годов. Конечно, по сравнению с 93-м - абсолютно провальным, бессмысленным - это гигантский скачок вперед.
Ирина Шевчук
К сожалению, я была только на церемониях открытия и закрытия. Но я понимаю, что пережили организаторы, поэтому осуждать их за недостатки, которые были, не могу. Они сделали все, что могли, а может быть, и сверх того.
Сейчас Московскому фестивалю необходимо возвращать былой престиж, иначе с каждым годом он будет все более провинциальным.

 85

Комментарии

Пользователи еще не оставили комментариев.


Добавить комментарий
Аватар пользователя Гость
Войдите на сайт



Зарегистрируйтесь



Ссылки по теме


 
Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть