Наверх
Т-34 Снежная Королева: Зазеркалье Мэри Поппинс возвращается Крид 2 Стекло Две королевы Бабушка легкого поведения 2 Зеленая книга Холмс и Ватсон Спасти Ленинград

Фестивали

ММКФ-2006: Конец вечности

Победители XXVIII Московского международного кинофестиваля

XXVIII ММКФ вполне вписался в XXI век даже тем, что при снова улучшенной организации представил снова ухудшившийся кинематограф. Полая форма – то, что Юнг называл архетипом – господствовала все десять дней даже в мелочах. И конкурс архетипичен, и светская жизнь, и манера общения. Живи настоящим, танцуй, пока молодой, не спрашивай, зачем.

Церемония награждения ММКФ-2006

Церемония награждения ММКФ-2006

Поскольку организаторы не виноваты, что живут в XXI веке, их следует, наверно, похвалить за улучшение формы. Перенос всего действа в кинотеатр «Октябрь» – почти идеальное решение. Правда, если б метро у нас строили, строили и наконец построили, или тогда не надо показывать лучшие фильмы с хроническим заносом за час ночи. Но в принципе многозальности хватило на всех с довеском (не нравится кино – иди в соседнюю дверь), и она предоставила шанс всем увидеть все. Вторая похвала – работе пресс-центра, где сидят люди, в последние годы набравшиеся опыта буквально на глазах и уже без паники, в темпе и с чувством звонящие куда-то, отвечающие на вопросы, раздающие билеты и делающие это именно по опыту, то есть правильно. Третье улучшение – омоложенный демократизм бомонда. Вечеринки-фонды-посольства больше не включают в себя кошмарный ужас «заслуженных партсовработников», деливших мир напополам, если кто не мечтает делать себе жизнь с товарища Дзержинского. Можно поржать с сигареткой и с палинкой у венгров, израильтян или Андрея Плахова, и люди из телевизора и с глянцевых обложек ржут рядом точно так же. Нет проблем.

Церемония награждения ММКФ-2006: Джули Кристи вручает приз лучшему актеру Йенсу Харцеру

Церемония награждения ММКФ-2006: Джули Кристи вручает приз лучшему актеру Йенсу Харцеру

Но поругать тоже есть, за что. Приподнятое настроение, полнота информации и дискотечный ритм жизни все более очевидно таят за собой полое – пустое, прокинутое, не имеющее повода содержимое фильмов. Смотреть их было непомерно тяжело. Не нужно никому советовать этот провинциальный месячник российско-всемирной дружбы. С другой стороны, вот уж который год не думаю, что в том или ином кино виноват сам ММКФ. Разве не именно таким, «всемирно-провинциальным» он когда-то возник и был долго, и накопил традиций? Разве те серые фильмы – неплохие, никакие – которые извечно составляют и конкурсную, и большую часть внеконкурсных программ, не снимались буквально только что во многих странах мира? Разве кто-то не дал на них деньги? Разве, в конце концов, не нашлось, кому они понравились? Кира Муратова заявляла всю жизнь, что снимает «провинциальные мелодрамы», и я, например, знаю критикессу, которой понравился «Мастер и Маргарита», самый смешной пиар-проект фестиваля. В конкурсе тоже свои фанаты были у каждого хорвата. Другое дело, что на нескольких предыдущих фестивалях было также, что объединяло. После «Догвилля» /Dogville/ (2003), помнится, все вышли в Госкино молча, не глядя друг на друга, и на следующий день тем же строем, без комментариев пришли пересматривать его в «Пушкинский». Только «несколько предыдущих фестивалей», по-моему – как раз последыш 20-го столетия, мы просто до 21-го небыстро добрались. А то, что показывают сейчас – может быть, наиболее характерное проявление «после Миллениума», когда все серо на любом – бытовом, социальном, эмоциональном – уровне, и ММКФ – всего лишь часть цивилизации без «фальшивого старческого задора».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Спроси у пыли"

«После Миллениума» норма – что никто ничего не понимает даже о самом себе, не говоря уже о других или о «том, кто был вчера, и том, кто будет после». Роберт Таун пятнадцать (!) лет носился со сценарием «Спроси у пыли» /Ask the Dust/ (2006), прежде чем заменил Джонни Деппа на Колина Фаррелла при Сэлме Хайек. А кто-нибудь может ответить, зачем Таун полез в 30-е годы XX века с историей любви «дамы с камелиями», принадлежащей вообще XIX веку? Кто-нибудь может ответить, что привнес в наши дни «молодой итальянский писатель в Америке», который с первого взгляда – не Хемингуэй однозначно, не Фолкнер и даже не Альберто Моравиа? Зачем надевать на него, несчастного, хемингуэевскую майку и заставлять при этом мучаться бездарностью на фоне умирающей Камиллы? Мы, что, «Праздник, который всегда с тобой» не читали? Или он написан так же глянцево-безучастно, как снято это голливудское кино – будто не было даже «Бартона Финка» /Barton Fink/ (1991)? Но XXI век на любые вопросы про героя, про смысл, про контакты дает лишь один ответ. Фильм снят на предмет, как будут смотреться в кадре голая Сэлма Хайек и «девственник» Колин Фаррелл. Больше ни для чего, и этого достаточно.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Климт"

Та же проформа – с «Климтом» /Klimt/ (2006) Рауля Руиса, хотя он снимался не ради пафосного состава – Джон Малкович, Саффрон Берроуз… Нет, модернист Руис – он «из бывших» и лезет уже в 10-е годы XX века и в картины художника, который нынче продается дороже Модильяни. Но ведь опять же никто не ответит, зачем наворачивать черт-те чего в звездном исполнении, имея ввиду ровно то же черт-те чего. Малкович, совершенно не похожий на Густава Климта, которому в 1900 году, когда начинается действие, было всего 38 лет, ходит по фильму за своей похотью и рисует только голых баб, как свойственно именно 65-летним, каковым и является Руис. Кто там был на самом деле, что там было такое трагическое – сегодня не вопрос, хотя одна из известных предсмертных картин Климта, «Подруги», показанная в фильме в момент создания, трагически сгорела, к примеру, в 1945 году. А еще он писал потрясающие пейзажи, в фильме решительно не показанные. А еще после смерти матери он перестал различать цвета. Но Руис способен снимать вообще только про Руиса как архетип «высокого искусства». Поэтому в фильме сплошные голые бабы, бабы, бабы в плюшевых занавесках, претенциозные речи, таинственные незнакомцы, сифилис и преждевременная смерть. Искусства – на три копейки.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Родственники"

Может быть, самый вопиющий акцент на XXI веке как наборе архетипов коллективного бессознательного «без мяса», без сознания – как наборе костей без игры – сделали в конкурсе ММКФ «Родственники» /Rokonok/ (2006) Иштвана Сабо. Всего пару лет назад, в «последыше 20-го», я проревела на его «Мнениях сторон» /Taking Sides/ (2001) и всю ночь после них, потому что было понятно, о чем речь, и велась она тонко. Но вот венгр почуял новые времена, и в его фильме о коррупции даже с поллитрой не разберешься, чего, собственно, так все идет, да еще и так кончается. Зачем жулики города Заратнока опять же в 30-е годы выбрали прокурором единственно честного человека, если он до того ничем им не навредил. Зачем этот человек пошел на поводу у жуликов, если был-таки честный, о чем знала его жена. А если он был подонок по натуре, и она начала проявляться, что и предполагается все кино, так чем думала жена, когда выходила замуж много лет назад. И главное – какого же рожна он все-таки застрелился. Все кино нам Олег Табаков на венгерском языке, ни разу не попав в артикуляцию, рассказывает про какую-то свиноферму и финансовые аферы, будучи отрицательным персонажем. Но в главной роли венгр Шандор Чаньи настолько не обладает никакой харизмой-обаянием, что может быть и подонком, и просто идиотом. Они в принципе не вяжутся друг с другом. Все то же самое в XX веке Иштван Сабо снимал в «Полковнике Редле» /Oberst Redl/ (1985) на порядки глубже и чище. В «Родственниках» снят просто бред.

Время такое. Самые продвинутые, плотно мыслящие люди принципиально отказались от своей миссии. Видимо, их достали. Но действительно, видимо, несовременно больше связывать концы с концами, и ММКФ в этом не виноват Несовременно понимать, почему ты оказался в Америке, будучи итальянцем, и хочешь стать писателем, не умея писать, а затем трахаешь всех баб и еще зарисовываешь, хотя они – абсолютно на одно лицо и фигуру из «Плейбоя», и при этом у тебя нет никаких подозрений насчет мэра города, подсунувшего тебе дубликаты ключей от твоего собственного сейфа. То есть если кто-то и сам так живет, без понятия – его право, для него сделано, для него и собрали на ММКФ этот «Живой Журнал». А с другими говорить не о чем, потому что они волосатее мамонтов, и волосы растут внутрь головы. И никого не спросишь про «сильные впечатления» и «тенденции кино», так как на самом деле нет никаких «жюри». Есть только война полов, война всех против всех, религиозные войны, войны в Чечне и в Ираке.


:

Приз за лучшую женскую роль:

Приз за лучшую мужскую роль:

  • Йенс Харцер, «Страхование жизни» /Lebensversicherer, Der/ (2006) (ММКФ)

Приз за лучшую режиссёрскую работу:

Специальный приз жюри:

Главный приз фестиваля:

  • «О Саре» /Om Sara/ (2005) (ММКФ), реж. Осман Карим

Приз программы «Перспективы»:

  • «Чашма» (2006) («Источник») (ММКФ), реж. Елкин Турчиев

Специальный приз им. К.С. Станиславского «Верю!» :

  • Жерар Депардье

 46

Комментарии

Пользователи еще не оставили комментариев.


Добавить комментарий
Аватар пользователя Гость
Войдите на сайт



Зарегистрируйтесь




 
Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть