Наверх
Фильмы 2017 Человек-паук: Возвращение домой Планета обезьян: Война Блокбастер Черная вода Ужас Амитивилля: Пробуждение Дюнкерк Взрывная блондинка Темная башня
Ускользнувшая красота.
10 фильмов из 2000-х, где засветились Башни-близнецы
В пьяном угаре.
12 подвигов, совершенных под воздействием алкоголя
Вместе веселей.
10 фильмов, снимавшихся тремя и более режиссерами
Смотреть, но не трогать!
11 сериалов, обязанных своим долгожительством женской сексуальности
Кто из нас летит в Ленинград?
15 лучших фильмов Эльдара Рязанова

Фестивали

Пробуксовка на ничейной территории

Выборгский фестиваль развеял миф о взлете отечественного кино

«Окно в Европу» – один из тех российских кинофестивалей, которые на город, то есть на «просто зрителей», рассчитаны в не меньшей степени, чем на профессионалов. И, возможно, именно этим обеспечен его стабильный и долгий успех. (Нынешнее «Окно», напомню, пятнадцатое по счету.) Не говоря уже об отдельном анимационном и документальном конкурсе – редкая возможность для публики ознакомиться с этим форматом, – в Выборге помимо собственного игрового конкурса представлены фильмы – победители других фестивалей, а также те предполагаемые хиты, что, как и конкурсные картины, выйдут в прокат ближайшей осенью (программа гала-премьеры). Перед сеансами зрителям вручают анкеты, именно голосованием публики определяется победитель в очень важной номинации «Выборгский счет», так что от всех программ в целом у горожан должно остаться достаточно сильное впечатление. Но профессионалы, конечно, в первую очередь сосредоточены на конкурсе, и, будем честны, дав в этом году основной программе подзаголовок «Прогноз на завтра», Выборг придал всему происходящему оттенок мрачной футурологии. Таких неоптимистичных прогнозов российский кинематограф не получал давно.

Оно, конечно, и без всякого «Окна в Европу» ситуация этого года очень сильно скорректировала миф об индустриальном взлете отечественного кино. Стало ясно, что без крупных релизов СТС и «Первого», а также без ожидаемых брендовых названий (типа «Бумер. Фильм второй» (2005)) зрительский успех вновь поворачивается в сторону западного кино; после «Любви-моркови» (2007), стартовавшей 8 марта, российские фильмы не только не становились абсолютными лидерами, но вообще не попадали в верхние строчки отечественного бокс-офиса.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Волкодав"

В этом году учрежденный «Российской газетой» спецприз Выборга самому кассовому фильму был еще на открытии вручен Николаю Лебедеву, но назвать «Волкодава» (2006) по-настоящему успешным кино все-таки сложно. В любом случае уже понятно, что достижение в виде трети отечественного бокс-офиса, принадлежащего российским фильмам (предмет особой гордости Федерального агентства по культуре и кинематографии (ФАКК) в 2006-м), в 2007-м останется лишь приятным воспоминанием.

И все же рядом с тем, что – за редким исключением – продемонстрировал выборгский конкурс, все вышеперечисленное уже не кажется серьезной проблемой. Если верить «прогнозу на будущее», то вопрос о лидерстве в прокате теряет всякую актуальность. Потому что большинство фильмов, оспаривавших золотые и серебряные «Ладьи» «Окна в Европу», в прокат скорее всего не попадут вообще.

Все они снимались при поддержке ФАКК (читай – с серьезными вливаниями из федерального бюджета), некоторые уже куплены для показа по ТВ, что, конечно, уменьшает риски продюсеров. Но легче ли от этого зрителям? И дело не в том, что в Выборге был представлен исключительно артхаус (этому как раз можно было бы радоваться) – большинство конкурсных картин застыло в пространстве «ничейной земли»: не арт- и не зрительского кино, а если называть вещи своими именами – там, где никто кроме самих создателей большого интереса к фильмам испытать просто не в силах. И это при том, что в картинах встречаются отличные актерские работы, которые при других обстоятельствах могли бы приумножить популярность звезд и открыть публике новые имена.

Главным артхаусным хитом Выборга пресса заранее нарекла новый фильм Алексея Федорченко, в 2005-м дебютировавшего в полном метре киномистификацией «Первые на луне» (2005) и приобретшего тогда немало поклонников. На мой взгляд, эта сага о давнем полете русских на Луну была сделана в традициях параллельного кино, то есть русского киноавангарда конца восьмидесятых, с той лишь разницей, что большинство фильмов братьев Алейниковых представляло собой короткий метр, а следовательно, «плотность» изобретательности и остроумия была значительно выше. Новый фильм Федорченко «Железная дорога» (2007) (кстати, РЖД числится в титрах в списке продюсеров и инвесторов) растянут неимоверно, как и бескрайние степи, по которым продвигается паровоз с героями: семилетним мальчиком, его отцом и другом отца – директором школы, где мальчик учится. Цель экспедиции – продать уголь и собрать деньги, чтобы открыть в школе спортивную площадку и компьютерный класс, понятно, что цель эта для авторов абсолютно условна, а очень скоро забывают о ней и зрители. Для медитативного фильма «Железная дорога» слишком неритмично организована, для фильма-портрета бесконечной степной страны слишком слабо драматургически выстроена.

В остатке – очевидное благородство намерений, но абсолютная невнятность высказывания…

Некоторые артхаусные надежды возлагались и на фильм ученика Алексея Германа, Алексея Мурадова («Змей», «Правда о щелпах», «Червь» (2006)), в Выборге он представил картину «Ночные сестры» по сценарию одного из самых маститых российских кинодраматургов Валентина Черных. Аннотация к фильму сообщала о некоем парафразе гоголевского «Ревизора» (в аварию в Новгородской области попадает москвич на «мерине», все принимают его за олигарха, а он использует эту невнятицу для решения своих и чужих проблем), на деле же зрителю был предъявлен ярчайший образец кооперативного кино – со всеми положенными гэгами, «эротическими» вставками и актерским наигрышем. Самое неприятное, что «Сестры» не только развеяли миф о Мурадове – артхаусном режиссере, но и подорвали его репутацию режиссера, умеющего работать с актерами. Во всяком случае Алексей Макаров сыграл здесь одну из самых неудачных своих ролей, и принять его кривляние за мимику нового Хлестакова вряд ли смогут даже те, кто к первоисточнику вдохновения драматурга Валентина Черных равнодушен.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Русская игра"

Еще один фильм, связанный с именем автора «Ревизора» и «Мертвых душ», – это «Русская игра» (2007) Павла Чухрая, на мой взгляд, самый качественный из участвовавших в конкурсе фильмов и несомненный лидер программы. Сюжет гоголевских игроков здесь несколько переиначен. Знатный и богатый некогда итальянец, павший жертвой собственного пристрастия к игре, становится шулером экстра-класса, украшением элиты европейских мошенников. Чтобы быстро собрать деньги на уплату долга, грозившего ему потерей имения, он отправляется в Россию… Далее почти все по тексту: встреча со слаженным трио гоголевских игроков (в фильме их играют Сергей Гармаш, Сергей Маковецкий и Андрей Мерзликин), союз и «дружба» четырех шулеров, афера с векселями, и в результате итальянец теряет все, что ему удалось отыграть в России, и остается с уязвленной гордостью, неуплаченным долгом и изумлением перед страной, превзошедшей в мошенничестве даже его, казавшегося непревзойденным…

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Русская игра"

Сам Чухрай называет эту свою работу «проходной», не претендующей на серьезное место в истории кинематографа, противники фильма указывают на отсутствие в нем гоголевской глубины, трагизма и постижения магии карт. Все так, но это одна из самых профессионально сработанных, динамичных и актерски блистательных работ, которые появлялись в российском кино в последнее время. Это как очень качественная антреприза, как спектакль «Номер 13» во МХАТе, но только сделанный на выдающейся драматургической основе. Даже тонкий слой, снятый с «Игроков», но перенесенный на экран профессиональным и умным режиссером, вполне достаточен для того, чтобы фильм получился вовсе не проходным, а весьма значительным, во всяком случае для российского кино 2007 года.

Продюсером «Русской игры» выступило Российское телевидение (как это было и с «Островом» (2006) Павла Лунгина), прокатывать его будет компания «Наше кино» Сергея Сельянова, и скорее всего фильм станет одной из главных премьер осени. В Выборге публика встречала его восторженно, несмотря на мощное опоздание сеанса. (И Павел Чухрай, и копия картины прибыли в Выборг на 12 часов позже ожидаемого времени, поскольку отправились в дорогу сразу после аварии на трассе Москва-Петербург.)

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Артистка"

Еще один зрительский хит выборгского конкурса – фильм Станислава Говорухина «Артистка» (2007). Про талантливую, милую, но не особо успешную и мало зарабатывающую артистку (Евгения Добровольская), которая любит зайти в кафе «Ваниль», что напротив храма Христа Спасителя и взгрустнуть над своей судьбой, ее витальную соседку (Мария Аронова), настойчивого соседа (Александр Абдулов) и случайного гостя (Юрий Степанов), изменившего привычный ход событий жизни героини.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Артистка"

Аплодисменты выборгской публики наверняка дадут Говорухину очередной повод порассуждать о том, что публика его по-прежнему любит, но злые люди, заправляющие современным кино, встали на пути между ним и широким прокатом.. А кроме того, «Артистка» с большой долей вероятности принесет приз за лучшую женскую роль Евгении Добровольской. Приз за лучшую мужскую я лично предрекаю Сергею Маковецкому – помимо «Русской игры» Чухрая он снялся еще и в конкурсной картине Сергея Ашкенази «Искушение» (2007), где сыграл художника, полюбившего невесту собственного сына и поневоле ставшего виновником его гибели.

Сбудутся ли эти прогнозы, станет понятно уже сегодня вечером, когда в выборгском замке пройдет торжественная церемония закрытия кинофестиваля «Окно в Европу» и будут розданы его многочисленные призы.

 49

Комментарии

Пользователи еще не оставили комментариев.


Добавить комментарий
Аватар пользователя Гость
Войдите на сайт



Зарегистрируйтесь




 
 
 
Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть