Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Фестивали

Венеция-2007: Муравьи и тарантул

Венеция показала правду о войне в Ираке

После прошлогодней венецианской премьеры триллера «Черная орхидея» /Black Dahlia, The/ (2006) режиссер Брайан Де Пальма опять на фестивале с новой картиной «Отредактировано» /Redacted/ (2007) (русское прокатное название – «Без цензуры»). Фильм снят ручной HD-камерой и производит впечатление документального.

Венеция-2007: Кадр из фильма

Венеция-2007: Кадр из фильма "Без цензуры"

Смысл названия становится ясным с первого титра, сообщающего о том, что лента основана на реальных событиях, документах и свидетельствах о войне в Ираке. Прочитать титр не успеваешь: его стремительно испещряют жирные вымарки. И возникает штамп военной цензуры: «Отредактировано».

Мы погружаемся в казарменный быт блюстителей демократии. Солдаты кемарят на посту, клюют носом от жары и бессмыслицы. Вдумчиво изучают порнографические журналы. Орут на туземцев, отгоняют их стволами, как муравьев. Лица разные – тупые, умные, пролетарские, студенческие. Выражение лиц у всех сходное: на них отчетливо читается «Вот подзалетели!»`. Служба для этих американских парней не имеет понятного им смысла, и они на своем блокпосту в пыльном иранском городе отбывают срок, как в тюрьме.

Блокпост призван отделять мирных граждан от бомбистов. А как их распознаешь! Нервное напряжение запредельно, готовы палить в первую же машину, которая не сразу притормозит. А тут местный везет в роддом беременную сестру, летит сломя голову – и получает полный заряд и в машину и в роженицу. Сорвались, бывает. Де Пальма уже рассказывал о подобных «случайностях войны» в фильме с таким названием, снятым в разгар вьетнамской кампании. Случайности повторяются с тупой, но трагической закономерностью.

Толчком к созданию новой картины стала датированная мартом 2006 года информация о том, как солдаты изнасиловали, убили выстрелом в лицо и сожгли 14-летнюю иракскую девочку, а потом уничтожили ее семью. Пытаясь понять, как нормальные парни могли дойти до такого, режиссер углубился в интернетные блоги, стал изучать солдатские съемки.

Солдаты снимают на память видео. «Если тебя убьют – пошлю твоим родным, если меня – пошлешь моим». Эти видеоролики потом появлялись на Интернет-сайтах типа Youtube и становились едва ли не единственным источником информации о затянувшейся войне. Фильм Де Пальмы стилизован под такие ролики. Он плотно, без зазора с ними сросся.

Но это игровой фильм. Актеры изучали материал, входили в образы. Писался сценарий, придумывались роли. А ощущение – кинодокумента.

Тема картины: как выполнение солдатского долга становится преступлением. В Вашингтоне паранойя – в Ираке гибнут мирные люди. Сосуществование в чужой стране переходит в ненависть, выхода из тупика не видно.

Венеция-2007: Кадр из фильма

Венеция-2007: Кадр из фильма "Без цензуры"

Есть в фильме один откровенно символический образ. Он тоже возник как бы ненароком: солдат с видеокамерой увидел, как муравьи облепили угасающего тарантула. Они маленькие и безвредные – тарантул большой и опасный. Но он обречен, потому что оказался на чужом поле.

Картина вызвала в фестивальном зале пятиминутную овацию и теперь занимает первую строчку критического рейтинга. В рейтинге публики по-прежнему лидирует «Игра навылет» /Sleuth/ (2007).


Из первых уст:
Брайан Де Пальма: Америка не знает правды о войне

-- Задача нашего фильма – дать американской публике представление о страшной реальности, которую представляет собой война в Ираке. Во времена вьетнамской кампании Америка постоянно видела в своих масс-медиа картины разрушений, снимки убитых и раненых, репортажи о том, как наши парни возвращаются домой в пластиковых мешках. А то, что происходит в Ираке, главными СМИ освещается крайне скупо – наши медиа стали частью корпоративного истеблишмента. Поэтому Америка понятия не имеет о том, что там творится. И наша цель – восполнить этот пробел в массовом сознании.

Что в фильме документально, а что – нет? Изначально все в нем основано на событиях, происходивших в действительности, – я нашел сообщения о них в Интернете. Но когда мы сели писать сценарий, мои юристы предупредили, что использовать эти сообщения в качестве документов нельзя. Нельзя оперировать именами и цифрами – пойдем под суд. В военное время все солдатские письма проходят цензуру, причем не только тексты, но и фото, и видео. Поэтому пришлось облечь конкретные факты в форму игрового кино, где автор вправе по-своему интерпретировать то, что можно прочитать в Интернете. В газетных редакциях мы брали снимки, которые они не могли напечатать. Брали реальный материал – и его драматизировали, превращали в игровой сценарий. Заботясь о том, чтобы он был эмоционально заразителен, понимая прекрасно, что игровой фильм должен быть эффектней документального – нельзя позволить зрителям заскучать. Но даже потом, в ходе монтажа, мы продолжали испытывать сильное давление, ибо по отношению к этой войне в США есть множество ограничений. В финале мы даем документальные фото убитых мирных жителей – их лица пришлось затемнить. Это ужасно, но нам не позволили показать, какое удивительное выражение достоинства сохранилось на лицах замученных людей! Так что фильм, который называется «Отредактировано», и сам в полной мере «отредактирован» – в этом есть злая ирония.

Сможет ли эта картина повлиять на общественное мнение в США? Не знаю. Отблески ужасной правды об этой войне доходили и прежде – через частные сообщения в Интернете, видеоролики и фото, размещенные в Сети, но не через главные медиа страны. Чем больше такой правды дойдет до публики – тем больше шансов остановить эту войну. И я могу только надеяться, что увиденное в картине достаточно разъярит публику, чтобы она заставила конгрессменов голосовать против войны – как это случилось в годы Вьетнама.

Венеция-2007: Кадр из фильма

Венеция-2007: Кадр из фильма "Без цензуры"

Кто-то из журналистов спросил меня: Америка прошла через Вьетнам, но снова теперь увязла в Ираке, – неужели она не способна извлекать уроки из собственных ошибок? Это хороший вопрос. Потому что архитекторы этой войны основываются ровно на тех же постулатах, какие привели к вьетнамской бойне. Но я не знаю, как на него ответить: это один из тех случаев, когда можно только пожать плечами. Мне лично кажется совершенно очевидным: мы не должны делать то, что делаем. Но, увы, история имеет привычку повторяться снова и снова. Я уверен, что единственный способ учиться на уроках прошлого и настоящего – дать американцам как можно больше информации. Показать им вот эти самые ужасные картины.

Удастся ли это, будет ли у фильма реальный прокат в США – это еще вопрос. Главный наш дистрибьютор – компания «Магнолия». Ясно, что широкого национального релиза у такой картины быть не может – это «артхаусный» фильм, предназначенный для узкого круга. Его очень трудно смотреть, он причиняет боль, но люди должны пройти через этот опыт. Если после первых показов возникнет заметный общественный резонанс – у фильма появится шанс на более внушительный тираж. Мы полагаемся на профессионализм наших дистрибьюторов, но что-либо предрекать пока не берусь.


Тем временем

Проблема нескончаемой войны в Ираке все больше занимает умы американских фильммейкеров. На этом же фестивале антивоенную детективную драму «В долине Эла» /In the Valley of Elah/ (2007) показал Пол Хэггис (картина выйдет на наши экраны в начале следующего года), а Ридли Скотт, прибыв в Венецию для раскрутки режиссерского варианта своего классического фильма «Бегущий по лезвию бритвы» /Blade Runner/ (1982), сказал на пресс-конференции, что его следующая картина – тоже об иракской войне.

***

На остров Лидо прибыл Квентин Тарантино – он здесь в роли диджея отобранной им программы итальянских спагетти-вестернов. По этому поводу журнал Ciak опубликовал открытое письмо «дорогому Квентину», где рассказывает о крайней агрессивности его фанов: они засыпали редакцию проклятиями только потому, что репортер издания отозвался об авторе «Бешеных псов» /Reservoir Dogs/ (1992) без должного пиетета. Поклонники «Килл-Билла» пишут, что все итальянское кино не стоит мизинца их американского кумира. «Меня не удивляет, что Тарантино вызвал у многих маститых режиссеров зубовный скрежет, – пишет 20-летняя Виктория Веччи. – Он на много световых лет обогнал фильмы, которые выпускает студия »Чинечитта«, – тоскливые, невротичные и депрессивные».

***

Венецианский фестиваль наконец обретет достойный Дворец кино. Об этом сообщили на пресс-конференции с участием отцов города и дирекции Мостры. Проект предусматривает возведение главного зала на 2,5 тысяч зрителей, а также нескольких залов для побочных программ. Стоимость Дворца превышает 77 млн. евро, часть расходов обеспечивает правительство, остальные лягут на плечи города и спонсоров. Проект этот уже рекламировался три года назад, но застрял. Между тем Мостре тесно в муссолиниевских бункерах, и она раскинула окрест шатры, где и проходит большинство просмотров. Техническое качество проекции и звука там не отвечает современным требованиям, а если на улице дождь, его шум заглушает голоса актеров, раскаты грома вносят дополнительный драматизм в действие фильма. Положение обещают изменить к 2011 году, когда проект станет реальностью.

 32

Комментарии

Пользователи еще не оставили комментариев.


Добавить комментарий
Аватар пользователя Гость
Войдите на сайт



Зарегистрируйтесь




Главное

 

 
Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть