Наверх
Хантер Киллер Пришелец Оверлорд Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда Ральф против Интернета Апгрейд Вдовы Робин Гуд: Начало Проводник Все или ничего

Фестивали

Венеция-2007: Призраки над лагуной

Венеция – город кино и фантомов

Показанную на открытии Венецианского фестиваля драму Джо Райта «Искупление» /Atonement/ (2007) с места в карьер прочат не только в главные лауреаты Мостры, но и в претенденты на «Оскара». Для этого есть некоторые основания.

Венеция-2007: Кадр из фильма

Венеция-2007: Кадр из фильма "Искупление"

Британский «Расемон»

На первый взгляд, это мелодрама об издержках сексуального взросления. Ревнивая 13-летняя девочка Брайони все, что видела, воспринимала на свой лад, обвинила молодого человека в не совершенном им преступлении, сломала жизнь ему и его любимой, а потом, став совсем большой, написала об этих сломанных жизнях роман, где вернула героям отобранное у них счастье. Художественную силу картины видят в том, как построен сюжет. В ее конструкции есть что-то от «Расемона»: сначала мы видим сцену глазами вечно насупленной Брайони, а потом все повторяется снова – уже так, как произошло в реальности. Фантом, порожденный насупленным воображением, – и его расшифровка: прием осуществлен с замечательной точностью. Он ясен, он не запутывает ситуацию, как бывает во многих фильмах (в частности, в нашем «Отрыве» (2007), который тоже покажут в Венеции), а сообщает сюжету драматизм. Режиссер подчеркивал на пресс-конференции, что его фильм – цепь иллюзий, из которых в сознании зрителя складывается цельная картина сюжета и характеров. Ему удалось создать почти совершенный баланс между субъективным взглядом и объективной истиной. Картина – о том, как жестоко наши заблуждения отзываются в жизни.

Влюбленную пару сыграли Кира Найтли («Пираты Карибского моря») и Джеймс МакЭвой («Хроники Нарнии»). Роль Брайони поручена трем актрисам: 13-летнюю девочку воплотила ирландка Сорша Ронан, затем эстафету подхватила Ромола Гараи («Ангел» /Angel/ (2007)), а завершила ее 70-летняя Ванесса Редгрэйв. И опять-таки восхищает мастерство режиссера, идеально сохранившего и внешнее, и внутреннее единство образа. Действие картины, начавшись в 1935-м, проходит через масштабно показанные события Второй мировой войны и заканчивается на пороге XXI века. Фильм не скрывает стилистической близости к таким «семейным» эпопеям, как «Унесенные ветром» /Gone With The Wind/ (1939) или «Английский пациент» /English Patient, The/ (1996): в нем предпочитают страсти сильные и открытые, а музыка не просто сопровождает действие, но и создает его эмоциональную многослойность.

Венеция-2007: Кадр из фильма

Венеция-2007: Кадр из фильма "Искупление"

Японский пациент

Культовый японец Такеши Китано показал вне конкурса пародийную комедию «Банзай, режиссер!» /Kantoku – Banzai!/ (2007) – название гармоничней звучит на его родном языке: «Кантоку банзай!». Как и в предыдущей ленте «Такешиз» /Takeshis'/ (2006), он сделал предметом фильма кинематограф и самого себя, пребывающего в раздумьях, куда грести дальше. Себя он представляет в виде пластикового чурбана, которого врачи исследуют на предмет выявления болезней, и которого он постоянно носит подмышкой – как покорное судьбе alter ego. Судя по картине, ему осточертели и кровожадные «фильмы якудзы», и светлые мелодрамы наподобие «Кикуджиро» /Kikujiro/ (1999), и боевые старики типа «Затоiчи» /Zatoichi/ (2003). Он, правда, еще не углублялся в мир ужастиков и межпланетных боевиков, но и они ему надоели. Поэтому «Банзай» представляет собой попурри из фрагментов не снятых им картин разных жанров, причем над каждым автор вволю поиздевался. Китано здесь похож на композитора, который жалуется, что в октаве только семь нот, и все комбинации уже перепробованы – более писать нечего. В принципе это признание в творческом кризисе. Фильм несет в себе все признаки усталости, отсутствия свежих идей, творческой опустошенности. Вспомнив о своей первой профессии эстрадника-разговорника, Такеши Китано строит его как серию реприз, не претендующих на драматургическое развитие. И единственное, что в нем настоящее, – это сам Китано. Философический человек с непроницаемым лицом, изуродованным давней дорожной катастрофой, с печальными глазами и спасительным чувством самоиронии. Художник, уже вошедший в ряд самых эксцентричных и при этом драматически глубоких киношных мифов.

Венеция-2007: Кадр из фильма

Венеция-2007: Кадр из фильма "Банзай, режиссер!"

Венецианские мифы

Венеция и сама – нескончаемый театр и сплошное кино, готовая декорация для всех жанров.

В Венеции смаковал свои похождения знаменитый Казанова, и, стало быть, здесь снимались все фильмы о нем. Исключая, пожалуй, только «Казанову Феллини» /Casanova di Fellini, Il/ (1976), где Венецию построили из полиэтилена. Здесь орудовал «венецианский купец» Шейлок – и фильм о нем Аль Пачино снимал на берегах лагуны. Здесь душил Дездемону Отелло, о чем любят петь в венецианском оперном театре «Ла Фениче». Это тот самый театр, который славится, кроме премьер Россини и Верди, беспрерывными пожарами. Последний раз полыхнуло в 1996 году, причем пожарные даже не могли к нему подобраться: ближний канал, как назло, осушили для чистки, а каналы здесь – не только источник воды, но и единственное средство передвижения. Три года назад театр, в который раз оправдав свое название «Феникс», восстал из пепла еще более прекрасным, и теперь все гадают – надолго ли?

Даже прозаический остров Лидо, главная рабочая площадка кинофестиваля, перенаселен тенями былых фильмов. В ста метрах от моего гостиничного номера, к примеру, стоит торжественный отель De Bains, и при одном взгляде на него в ушах начинает звучать мелодия из Пятой симфонии Малера: здесь Лукино Висконти снимал свой шедевр «Смерть в Венеции» /Morte a Venezia/ (1971). На этот вот балкон выходил герой фильма Ашенбах – отсюда любовался пляжем, где тоже ничего с той поры не изменилось. Да и саму новеллу Томас Манн писал именно в этом отеле.

Венецию обожает Вуди Аллен, в ней устроил любовные томления героев романтического мюзикла «Все говорят, что я люблю тебя»; на этот фестиваль он привез новую комедию «Мечта Кассандры» /Cassandra's Dream/ (2007). Венецианские дворцы безжалостно рушил последний в «бондиаде» фильм «Казино Рояль» /Casino Royale/ (2006). Здесь по узким каналам лавировал подводный «Наутилус» в картине «Лига выдающихся джентльменов» /League of Extraordinary Gentlemen, The/ (2003).

Мой отель «Хунгария палас» тоже полон призраков. Чистейший образец стиля ар-деко, призрачно зеленый и как бы прозрачный, он сам похож на привидение – особенно ночью, когда он бесшумно плывет над Лидо, светясь изнутри. Режиссер Майк Фиггис не случайно именно «Хунгарию» выбрал для ужастика «Отель» /Hotel/ (2001), где в ресторанное меню включались блюда, приготовленные из постояльцев. Стоны съеденных здесь слышны и теперь, причем особенно явственно – в протяжном скрипе дверок изысканно рассохшихся шкафов. Их скорбные контуры можно разглядеть в мерцании пожелтевших от старости зеркал. В холле отеля гордо красуются газетные материалы об этих исторических событиях, и не случайно же любитель стильных убийств Квентин Тарантино именно «Хунгарию» выбирал для своего проживания на острове Лидо.

Сегодня этот отель кажется сравнительно безопасным: его ресторан закрыт на ремонт.

 36

Комментарии

Пользователи еще не оставили комментариев.


Добавить комментарий
Аватар пользователя Гость
Войдите на сайт



Зарегистрируйтесь




 
Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть