Наверх
Фильмы 2018 Мир Юрского периода 2 Лето Суперсемейка 2 8 подруг Оушена Ночная смена План побега 2 Убийца 2. Против всех

До сих пор представлялось, что кинофильмы и видеоигры существуют, как запад с востоком, им никогда не сойтись. Фильм в лучшем случае жаловал от щедрот Миллу Йовович или Дуэйна «Скалу» Джонсона в качестве игроков, игра давала схему видеоряда. Но интерес до сих пор съедался чисто функциональным сюжетом. С ним на экране получалась беда. На «Сайлент Хилле» /Silent Hill/ (2006) собралась сплоченная команда, снимающая, играючи. Беду они развели крепкими руками, так что теперь мы имеем прецедент не функциональной, а весьма актуальной драматургии, воплощенной хоть и по схеме, но со всем визуальным богатством, накопленным в истории кино. «Сайлент Хилл», разумеется – не «Божественная комедия», но для установки человеческих отношений между игрой и фильмом это этап. Вызывает серьезный интерес.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Сайлент Хилл"

Удочеренная девочка, днем – прелесть, ночью – лунатик на грани помешательства (Жоделль Ферланд), доводит приемную маму (Рада Митчелл) до рокового визита в шахтерский город-призрак, чье название повторяла во сне. В тумане на въезде в город они по вине призрачного прохожего терпят аварию, чуть позже мама очухивается, но девочка пропала. Бежит искать, добегает в пустом городе до страшной пропасти, встречает городскую сумасшедшую (Дебора Кара Ангер), считающую девочку собственной родной дочерью, затем все-таки видит девочку, уводящую в темный подвал. В подвале вдруг слышна аварийная сирена, совсем темнеет, из углов лезут первые монстры, невинно убиенные младенцы с тлеющими головками. Рада Митчелл спасается от них, и на улице снова становится светло.

Но тут ее настигает женщина-полицейский (Лори Холден), чей мотоцикл в тумане тоже потерпел аварию. Полисменша с чего-то уверена, что Рада Митчелл сама замучила ребенка, и надевает ей наручники. Начинается второй круг поисков с очередной сиреной и нашествием монстров из подземного ада. Тем временем приемный папа (Шон Бин), физически-психически здоровый и ранее предлагавший сдать ребенка в дурдом, добирается до Сайлент Хилла безаварийно. На въезде в город его задерживает полицейский наряд, обнаруживший брошенные мотоцикл и джип, и папа вместе с шерифом (Ким Коутс) тоже идет искать. У них все реально: шахты рвануло тридцать лет назад, и под землей до сих пор пожар, а на воздухе – вредные испарения. Но к середине понятно, что не найдут они ничего и уже никогда.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Сайлент Хилл"

Все это – еще не сюжет, а лишь описание уровней, на которых он существует, так как режиссер Кристоф Ган нашел точку отсчета. Он учел, что есть уровни ада, по которым бродит игрок в «Сайлент Хилл», есть сами игроки, все они разные, а есть реальность, в которой они находятся, если скосить глаза от монитора. Состояние «три в одном» Кристоф Ган воплотил на экране в виде мира детских монстров, мира материнской паники и мира мужского рационализма. Пришлось только дать в руки публике соединительную нить, чтобы она с начала до конца ее разматывала. Самое интересное, насколько это оказалось просто. Лишь очеловечить мотивацию игры, не тупо бороться с монстрами, проходя с первого на девятый или 666-й круг адских разборок, а разобраться по понятиям, культурненько, превратив классовую борьбу в драму личной мести. Драма тут же переводит стрелки на собственное состояние.

Каждому из нас с детства есть, за что мстить, и у Кристофа Гана развязаны руки. Он взял общий случай, в «Сайлент Хилле» ключевая фраза: «Когда тебя так долго мучают, страх и боль становятся ненавистью. А ненависть меняет мир». Отсюда – все «возможные миры». Но «так долго мучить» можно лишь с чувством выполненного долга, с верой в догму как в руководство к действию, что в истории человечества имеет облик религиозного фанатизма. Отсюда – масса человеческих подробностей с сектантами и Апокалипсисом. Надо покопаться, чтобы все подробно сошлось с мамой, папой и тремя разными ипостасями дочки. Прохождение уровней только усугубляет сложности подоплеки. Так или иначе, месть за тупость работает, как часы, и как нельзя лучше объединяет внутренний ад, внешний дурдом и реальность за воротами дурдома. Ты ни на минуту не перестаешь быть и там, и там, и там.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Сайлент Хилл"

Глобализация неотвратимости – это и есть сюжет «Сайлент Хилла», на котором садисты получат не меньшую дозу ужастика, чем в «Рассвете мертвецов» /Dawn of the Dead/ (2004), шизофреники – не меньше мистического тумана, чем в «Других» /Others, The/ (2001), а истерики – не меньше психодрамы, чем в «Пауке» /Spider/ (2002). Остальных психопатов посетит ощущение слабого сходства с прошлогодним «Изгоняющий дьявола: Начало» /Exorcist: The Beginning/ (2004), но при этом разумеется, что «человеческий» подход потребовал самостоятельности кино, преображения видеоряда Акиры Ямаоки, создателя игры. В «объединительном» сюжете принципиальны «реалистические» кадры, которыми все начинается и заканчивается и которые благодаря очень стильному пепельному туману «чистилища» для покойников плавно переходят в компьютерную графику «адских кругов». «Реальность» тоже актуально делится на «сегодняшнюю», глянцевую, и «прошлую», зернисто-пересвеченную.

Чтобы поход за самим собой стал неотвратим для каждого, в преображении надо учитывать не только иллюстрации Доре к Данте и Неизвестного – к Достоевскому (Ган упоминает французских сюрреалистов), но всю историю кино, в которой жанр «Ровно в полдень» /High Noon/ (1952) еще и визуально отличен от жанра «Уродов» /Freaks/ (1932) или «Инцидента в Окс-Боу» /Ox-Bow Incident, The/ (1943). Надо в мельчайших тонкостях учитывать, откуда что берется, чтобы тупо снимать всего лишь провинциальный шахтерский городок, но катакомбы в нем были масштаба Геенны Огненной, а в ее недрах случайно мелькал животик одного из полчища монстров-жучков, оказавшийся человеческим зародышем, так как глава секты ненавидит сам процесс зачатия. Публика будет запоминать монстров безруких и человекопаукообразных (Тоби Магуайр отдыхает) и спорить про мораль, но для создателей фильма важней, думается, другое.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Сайлент Хилл"

История кино как портал, проводящий в любой из возможных миров благодаря сложившейся за сто лет четкой жанровой классификации. Эта классификация на сегодня – сама по себе артефакт, что и фиксирует «Сайлент Хилл», сыгравший ее стройно, как органную музыку. Простое чувство жанра помогает выжить между компьютером (внутренний мир) и кино (внешний мир) любому, желающему за ворота. И пусть эмоционально фильм на самом деле закрыт – чистая классификация всех оставляет неудовлетворенными, да и вообще он не без недостатков. Но сегодня уже артефакты обаятельнее, чем люди. Когда в круге первом Рада Митчелл долго бегает с криками «Помогите», прекрасно понимая, что людей рядом нет, глупость мешает идентификации, но частную глупость прощаешь за общую сознательность. Когда в церковном финале каждое слово – на вес золота, диалог жидковат: «Она вам лжет. – Нет, я не лгу. – Она вам лжет. – Нет, я не лгу», – но схематизм тоже прощаешь, так как все равно никуда от него не денешься.

А людям сегодня обаяния перепадает, лишь когда они не претендуют на место артефакта, не лезут его занять, но почитают за честь влипнуть, как мухи, в паутину контекста. Если посмотреть послужные списки создателей «Сайлент Хилла», фильм должен кончаться групповым снимком членов съемочной группы: продюсера Самуэля Хадиды, сценариста Роджера Эйвери, режиссера Кристофа Гана, оператора Дэна Лостена, художницы Кэрол Шпир, компьютерщика Патрика Татопулоса.



Комментарии  100

Читайте также

показать еще



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть