Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Интервью с Джейком Джилленхолом

Джейк Джилленхол, сыгравший принца Дастана, рассказывает о том, как он встретился с родиной предков и о том, чему он научился на съемках «Принца Персии», а также о волосах.

- Вот по поводу сцены вашего с Джеммой поцелуя в фильме – за сколько дублей вы ее сделали и не хотелось ли вам, чтобы дублей было больше?

- М… м… сколько же мы дублей сделали, три или четыре? Но мне казалось, что все получилось не совсем удачно, и я просил, чтобы вернулись к этой сцене и пересняли ее. Но Джемма, напротив, настаивала, что сцена вполне удалась. «Все, снято, снято», – повторяла она.

- Правда ли, что ваши предки по матери были выходцами из России?

- Да, мои предки по матери были из России и Польши. В основном, из России.

- И как вам на исторической родине?

- Мы только вчера прилетели. И я успел только немного осмотреться. Но меня интригует Москва, и я мечтаю отыскать тут места, куда бы не отправились обычные туристы. Мне, конечно, еще нужно время – мне всегда нужно время, чтобы проникнуться каким-то местом, но я действительно чувствую какую-то глубокую связь. И на улицах мне встречаются какие-то типы людей, напоминающие моих дедушек и бабушек. Вообще, в Америку из России переехали еще мои прадеды, а я знал только деда с бабкой… Но все равно что-то общее есть.

- В русских есть такая, знаете, особенная тоска…

- Правда? Я не заметил. Но знаете, в «Моби Дике» есть такой момент… как же там… Так как же там… «Так глубока, как высока…» Ой ладно, не помню. Нет, ну ну может быть, на генетическом уровне во мне есть эта тоска. Но по жизни я стараюсь оставаться позитивным. А что касается русских, то сегодня на пресс-конференции я заметил, что у вас отличное чувство юмора… Просто поначалу вы относитесь ко всему с некоторым скепсисом. С другой стороны, если у вас большое сердце – надо его оберегать.

- Вы щетину отрастили специально к премьере, чтобы было как в фильме?

- Ой, вы знаете, у меня такая чувствительная кожа. Мне не нравится часто бриться, поэтому я отращиваю щетину. Такая вот у меня отмазка. Ну вы знаете, как говорят. Мне это важно. Но неважно.

- А зачем тогда волосы отрезали?

- Хороший вопрос! (Смеется).

- Готовясь к фильму, вы научились ездить на лошади, бегать по стенам… Может быть, вы вынесли с площадки какое-то новое хобби для себя? Паркур, скажем?

- Я научился изображать британский акцент. Так что теперь я могу притворяться британцем, когда захочу. Ну и паркур мне очень понравился. Фантастическое занятие. Но я бы не стал повторять это дома без присмотра специалистов.

- Почему вы отказались сниматься в сиквеле «Донни Дарко»?

- Ну, во-первых, я не знал, что они готовят сиквел. Я только слышал, что они хотят сделать главной героиней сестру Донни Дарко. А во-вторых, первый «Донни Дарко» /Donnie Darko/ (2001) показался мне вполне законченной историей, не нуждающейся в продолжении. Мы сказали все, что хотели сказать.

- А кстати, как вы сами поняли: о чем этот фильм?

- Я понятия не имею, о чем он. (Смеется). Я думаю фильм о бессознательном, о мечтах, о том, что мы зачастую не знаем, где что-то начинается и где заканчивается, о том, что время не всегда движется из прошлого в будущее – тем логическим образом, каким мы привыкли его воспринимать. Мы выучиваем какие-то уроки для себя вне зависимости от того, сколько времени это занимает. И выражаясь образно, мы умираем каждый день, каждый час, каждую секунду.

- Вы много снимались в «маленьких фильмах», и в сущности, «Принц Персии» /Prince of Persia: The Sands of Time/ (2010) – это для вас первый большой студийный проект. Как отличается работа в маленьких фильмах от съемках в студийных блокбастерах? Например, вам надо сейчас участвовать в этих пресс-турах. Наверно, это выматывает?

- Да, нет, это не выматывает. Я бы сказал, наоборот, бодрит. Что же касается разницы… Многое зависит от того, что вообще понимать под «маленькими» и «большими» фильмами. Некоторые «маленькие» фильмы, в которых я снимался, были по-настоящему огромными для меня.

- А касательно внешней стороны? Обязательств?

- Это фильм, например, был очень техничным. Когда вы снимаете такой большой фильм, когда на кону сотни миллионов долларов, это влияет на жизни гораздо большего количества людей. (Звонок в дверь. Джейк смеется и, повернувшись к двери, говорит нарочито театральным голосом: «Да, да, секундочку, сейчас открою»). Даже в отдельной сцене, если ты вдруг решишь сменить траекторию движения, передвинешь отметку с одного места на другое, это может стоить тысячи долларов и повлиять на сотни людей. Так что в маленьких фильмах проще что-то менять, так как это не будет иметь такого глобального эффекта… А здесь – ты принимаешь решение однажды и придерживаешься его до конца. Помимо этого, на площадке «Принца Персии» я приобрел гораздо больше новых навыков, чем на съемках какой-либо другой ленты. И наконец, на «Принце» было две съемочных группы – и мне приходилось разрываться между ними. Первая группа находилась в ведомстве Майка Ньюэлла, а вторая занималась трюками и остальным экшном, отчего приходилось постоянно переключаться с одного на другое: с актерского мастерства на физические упражнения и обратно.

- Но вам это все понравилось?

- Безумно понравилось! Я себя почувствовал вновь ребенком. Все дети любят играть, устраивая драки на палках во дворе, а я делал это взаправду. Я был настоящим Принцем Персии!

- На пресс-конференции вас спросили о том, не хотели бы вы, чтобы в фильме помимо героини Джеммы Артертон были и другие женские персонажи, и вам эта идея пришлась по душе… А кого бы вы еще хотели видеть в фильме?

- Не могу придумать ничего конкретно. Но я убежден: чем больше женщин, тем лучше.

- Вы привезли со съемочной площадки какой-нибудь сувенир?

- Мои волосы. Они в маленькой коробочке.

- Правда?

- Нееет! Она мне не верит! Да, я отрезал волосы и храню в коробочке. Еще дизайнер по костюмам отдала мне один из моих камзолов и некоторые из моих мечей. Но не Кинжал времени. Ведь он настоящий и действительно оборачивает время вспять, поэтому они не разрешили мне его забрать. Его оставила себе студия Disney. Они собираются использовать для каких-то своих особых нужд.

-- Какой ваш следующий фильм?

- У меня два проекта. Один с Энн Хэтэуэй, «Любовь и другие наркотики» называется. И еще у меня в планах кино под названием «Исходный код» (новый фильм Данкана Джонса по какому-то, по слухам, невероятно удачному сценарию; герой Джилленхола, солдат по профессии, неожиданно обнаруживает в себя в теле незнакомого пассажира некого поезда, а после оказывается вынужден проживать бомбардировку этого поезда вновь и вновь, пока не сумеет разобраться в том, кто именно за ней стоит, – прим. Фильм.ру)

Комментарии  169

Читайте также

показать еще



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть