Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Мелодрама «Любовь со словарем» выходит в прокат

Если бы Бриджет Джонс не была англичанкой и жила на Манхэттене, безнадежно зараженном вирусом «Секса в большом городе», то, наверное, она не мечтала бы об идеальном мистере Дарси, а влюбилась в залетного француза, как это делает героиня «Любви со словарем» /Broken English/ (2007). Жительница Нью-Йорка Нора если не родная, то двоюродная сестра Бриджет, в той же мере одаренная способностью доверяться именно тем мужчинам, на которых не стоит полагаться, – вроде случайно встреченной кинозвезды с ирокезом на голове (яркий эпизод любимца Дэвида Линча Джастина Теру). К 35 годам кое-чего добившись в жизни, она с тоской обнаруживает, что за порогом ее встречают не любящий муж и детишки, а унылый кризис среднего возраста. Утром Нора задумчиво курит, критически рассматривая себя в зеркале, сооружает что-то вроде прически и отправляется делать карьеру. Вечером как на работу она идет куда-нибудь, где можно выпить, поболтать с подругой и заодно попытаться встретить свою судьбу. Однако судьба, как правило, на следующий день исчезает. И охота за счастьем в личной жизни начинается снова. А бестактная мама, мечтающая о внуках, все твердит: «Нашла бы ты себе кого-нибудь». Действительно, именно так – между надеждой и депрессией – проводят свои лучшие годы многие материально независимые горожанки эпохи развитого феминизма. Об этом написано немало умных и глупых книжек, а также снято достаточно фильмов, рассказывающих одну и ту же демографическую историю в разных жанрах. Однако эта история не приедается и не выходит из моды, наоборот – она с каждым годом становится все более актуальной.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Любовь со словарем"

Паркер Поузи, звезда «инди-мувиз» – американского независимого кино, которое в отличие от Голливуда славится не сюжетами и бюджетами, а персонажами, – играет Нору с такой самоотдачей, что, кажется, вот-вот фильм взлетит к каким-то небывалым откровениям. Она точна и достоверна как случайно попавший в кадр человек, занятый своим делом. И ради такой удивительной, но совсем не известной у нас актрисы уже стоит посмотреть картину. Правда, портит ее француз Жюльен (хотя Мельвиль Пупо интересный актер, достаточно вспомнить его во «Времени прощания» /Temps qui reste, Le/ (2005) Франсуа Озона), который привносит в этот неглянцевый фильм приемы штампованной голливудчины и разом все мелодраматические клише «кино про отношения». Он демонстрирует в очерствевшем душой Нью-Йорке шарм старушки-Европы с таким романтическим пылом, что становится не по себе. Впрочем, француз довольно быстро уезжает на родину, а Нора бросается за ним вдогонку в поисках то ли любви, то ли самой себя, потеряв при этом записку с адресом Жюльена. Парижская часть фильма – это смесь нашей «Девушки без адреса» (1957) и фильма Ричарда Линклэйтера «Перед закатом» /Before Sunset/ (2004), почти буквально процитированного в финале.

Режиссер Зои Р. Кассаветис принадлежит к знаменитому семейному клану. Ее отец, актер и режиссер Джон Кассаветис, был одной из самых заметных фигур американского независимого кино. Ее брат Ник Кассаветис пошел по стопам отца, сняв один из лучших «негромких» фильмов 90-х «Она прекрасна» /She's So Lovely/ (1997). Ее мать Джина Роулэндс, сыгравшая лучшие роли в фильмах своего мужа, по сей день остается востребованной актрисой – неудивительно, что в картине дочери она стала матерью героини. Такое родство обязывает. И Зои Кассаветис, как ее подруга София Коппола, ищет свой путь в кино, явно заботясь не о производстве шедевров, а о том, чтобы быть искренней. И это ей удается.

Комментарии  126



Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть