Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Рики»

«Рики» Франсуа Озона рассказывает байку о крылатом ребенке, попутно отвешивая щелбаны европейскому социально-ответственному кино.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Рики"

Утро, завтрак, вывезти мотороллер, отвезти дочь в школу, приехать на работу, оттрубить смену на конвейере, забрать дочку, поужинать, лечь спать – круг жизни симпатичной, чуть легкомысленной французской тетехи прервал быстрый секс в заводском туалете. Улыбчивый испанец-гастарбайтер оказался романтиком, «сделаем это по-быстрому» не ограничился, позвал в ресторан и скоро женщина обнаружила, что беременна и у нее полноценная семья. Дочка предложила назвать ребенка Рики. Так и сделали. Как-то раз мать обнаружила у младенца синяки на спине, решила, что гастарбайтер бьет ребенка, взбешенный мужик хлопнул дверью. А вскоре у Рики прорезались крылья. «У вас в роду были отклонения? – спросит доктор. – Не знаю… Его отец очень волосатый!» – честно ответит тетеха.

Есть масса причин, чтобы не смотреть «Рики» /Ricky/ (2009). Постер не вдохновляет. Вопли младенца невыносимы. Картинка тускловато-хмурая, как в настоящем социальном кино. Франсуа Озон, как обычно, пижон, обманщик и вообще, кажется, уже совсем не модный персонаж, чтобы так уж бежать со всех ног. Причина, чтобы пойти, в сущности, всего одна – идиотская растерянная улыбка, с которой выходят зрители с этого фильма. Умный, как бес, Озон заставляет любоваться младенцем с ангельскими крылышками даже мизантропов, готовых застрелиться при виде фарфоровых слоников, значка «Hello Kitty» или таблички «Евровагонка здесь».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Рики"

Дело тут даже не в том, что «Рики» – обидный щелбан социально-отвественному европейскому кино про евро-рабочих, евро-отчужденность и евро-женскую долю, хотя наблюдать как мутирует жанр под взглядом Озона очень смешно. Все вторые смыслы, метафоры и щелбаны остаются на потом, а в зале он очень увлекательно и убедительно рассказывает захватывающую байку о том, как у одной тетки и ее мужа-гастарбайтера родился мальчик и вот, как-то раз, она смотрит – а у него крылья. Ну и что ей было делать? Прятала она ребеночка, а он однажды вылез из тележки в супермаркете и давай летать по всему залу, вот переполоху-то было…

Уже выйдя из кино можно гадать – произошло ли все на самом деле, был крылатый Рики фантазией девочки, ошеломленной тем, что у нее будет брат, или видениями самой беременной героини, следует тут усматривать образ отношений женщины с сыновьями, у которых всегда вырастают крылья и они норовят улететь, или Озона занимала неготовность к чуду, даже если оно летает по квартире. А в зале происходит то, что и должно происходить в кино – восхищение смешанное с недоверием. Кто-то осмеливается на подобные фокусы: взять идеальный кич, разобрать его до винтика, до перышка и собрать заново так, чтобы каждый увидел, что кич это просто самые сокровенные мечты, атомы желания, настолько простые, что способны жить веками.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Рики"

Человечность, которая нужна, чтобы отнестись к этим атомам с таким вниманием и сочувствием, настолько не вяжется с Озоном, что приходится напоминать себе – нет праведника без прошлого и автора «Увидеть море» /Regarde la mer/ (1997) без будущего.

Комментарии  138


Ссылки по теме


Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть