Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Как называют нас с вами, бедных и несчастных – «интересная женщина», – так можно назвать и фильм Омара Наима «Окончательный монтаж». «Что-то в нем такое есть», как в женщине, и познакомиться не возбраняется ни молодым, ни старым, ни фантазерам, ни кухонным философам. Хотя и поклонники триллеров, и фанаты научной фантастики будут не вполне удовлетворены. Полнометражный дебют 27-летнего араба из Аммана, американизированного, продвинутого, не только снявшего историю, но и сочинившего ее, слишком много на себя берет, как все «авторские» дебюты. Хочет сказать все и сразу. С другой стороны, в жестком жанре и определенном стиле 27-летний автор точно знает, о чем говорит.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Окончательный монтаж"

В не очень далеком будущем для богатых изобретут новую игрушку. Будто в голову новорожденного по желанию родителей вживляется микрочип, который всю жизнь фиксирует, что видел человек, что слышал и говорил. Когда человек становится совершеннолетним, его ставят в известность о микрочипе. Когда он умирает, из всего материала монтируют фильм для родных и близких. Показывают на поминках. Игрушка, с одной стороны, резко повышает спрос на профессию монтажера, умеющего представить покойника в лучшем виде, вырезая из его воспоминаний все «нежелательное» и при этом храня «тайну исповеди». С другой стороны, она вызывает протесты у совершеннолетних, которые возмутились, что микрочип им вживляли без спросу, а его не вынешь до смерти. Вот в подобной ситуации пожилой монтажер (Робин Уильямс) и получит очередной заказ на обработку памяти богатого подонка, и начнет его выполнять. История выполнения с участием возлюбленной (Мира Сорвино) и бывшего коллеги (Джеймс Кэвизел) окажется достаточно запутанной.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Окончательный монтаж"

Сайенс-фикшн об играх с памятью в последнее время много – «Особое мнение» /Minority Report/ (2002), «Час расплаты» /Paycheck/ (2003), «Эффект бабочки» /Butterfly Effect, The/ (2004), но по стилю «Окончательный монтаж» больше напоминает старый французский фильм Бертрана Тавернье «Прямой репортаж о смерти» /Mort en direct, La/ (1980). Будущее там неутопично, практически не отличается от настоящего ни обликом, ни укладом, а идея зримой памяти – очень-очень богатая. Робин Уильямс тоже давно отошел от фантазмов «Двухсотлетнего человека» /Bicentennial Man/ (1999), играет чистую драму. Почти с самого начала ясно, что речь вовсе не о будущем и даже не об истории, которая рассказана. Триллер – только каркас для огромного количества вопросов, которые задал Омар Наим об одном-единственном человеке – человеке вообще. Как отличить в нем правду от неправды, если ему самому этого больше не надо. Что он забывает, а что «предпочитает забыть», если любая версия является «смонтированной». Оправдывают ли «монтаж» хроническая усталость и всеобщее безразличие. Является ли безразличие формой прощения других. Почему человек всегда прощает себе подглядывание за другими, если далеко не всегда – когда подглядывают за ним. Гораздо больше, чем футурологические прогнозы о «тотальной слежке», Омара Наима интересует элементарное и ничем не обоснованное пробуждение совести.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Окончательный монтаж"

О ней вообще полезно поразмыслить, но фильм даже дал несколько ответов. Человек никогда не врет другим – он врет самому себе. Когда он делает это сознательно, другие для него фиктивны, с ними все дозволено, только с рождения до смерти он – один. Когда он делает это бессознательно, для него фиктивна собственная жизнь, в ней – только другие, которым все дозволено, но это до поры. Когда он сознает, что врал себе, он перестает это делать, начинает жить, и один не будет, если только другие, не осознавшие ни черта, его в этот момент не убьют. Момент осознания зачастую случаен, но всегда доброволен. Насилие всегда неправда и никогда к правде не приводит, а лишь замыкает круг самообмана. Все эти занудные вроде вещи «Окончательный монтаж» перечисляет бодро и популярно, раскладывая на конкретных персонажей. Уильямс режет и клеет пленку, трахается с Сорвино, встречается с коллегами, с клиентами, выясняет кое-какие подробности давнего прошлого и пытается разобраться с ними и с глупым Кэвизелом. К сожалению, все равно фильм слишком короток (или слишком низкобюджетен), чтобы драматизировать поставленные вопросы на должном уровне.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Окончательный монтаж"

Фильм ограничился постановкой проблемы, именно перечислением всех возможных сегодняшних лазеек самообмана, хотя они и актуальны. История перечисления у Омара Наима абсолютно рассудочна, вследствие чего безрезультатна. Конец есть у триллера, а в целом конца нет – нет времени договорить. Впрочем, как минимум два момента дают шанс на совесть. Когда Сорвино заорала: «Это мое! Мое!» – и стало ясно, что она просто не любит Уильямса, что важнее, чем тот факт, как он ее обидел. И когда Уильямс показывал ей «ничем не обоснованные» монтажи с одним-единственным никому не нужным стариком и с чьими-то разными безумными фантазиями, и было видно, что он совершенно счастлив. Уильямс вообще – очень хороший актер, сыгравший хорошего, как ни странно, человека. Сыгравший явно гораздо больше, чем было предложено дебютантом.

Комментарии  161


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть