Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Пару лет назад «Псы-воины» /Dog Soldiers/ (2002) Нила Маршалла при всей своей кровавости произвели столь приятное впечатление в целом, что даже у противников жанра «великого и ужасного» появилась зарубка в памяти: посмотреть его следующее кино. Вот пришел «Спуск» /Descent, The/ (2005) и вернул противников на место. Поклонники ужаса могут еще раз совершить паломничество, но остальные со «Спуска» выйдут без былых эмоций от «стильности», «крепости» и «железной логики кино».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Спуск"

Сравнение могло быть любопытным. Вместо шести зеленых спецназовцев теперь шесть простых девушек с трудной судьбой, вместо лесов Шотландии – подлески Аппалачей, вместо избушки в три окошка – бездонная пещера, вместо оборотней (см. вервольф) – некие тролли. Развернись, плечо, раззудись, рука автора, и этот вечный орнамент ужаса станет аккуратной и остроумной, законченной и глубокой метафорой современности. Если вспомнить платоновскую пещеру, метафорой навсегда. Увы, Маршалл, видимо, побоялся так широко шагать и ограничился перепевом предыдущего успеха, хотя знает ведь, что без животворных вливаний перепев всегда хуже первого исполнения.

Лишь в самом начале намечен заскок «в живую современность». Какая-то команда экстремалов сплавлялась по бурной речке, мужья там-дети – в общем, все, как у нас. Потом поели и поехали домой. В машине так спокойно разговаривают, что у ребенка скоро день рождения, ребенок-девочка благополучно дрыхнет сзади, и они даже собрались поцеловаться. Но тут (иначе, чем в классическом финале «Почтальон всегда звонит дважды» /Postman Always Rings Twice, The/, хотя не вспомнить нельзя) случилось то самое «страшное». Пол-секунды, и столкновение, и труба с крыши встречной машины со свистом прорубает лобовое, и все. Косточки хрустнули, кровушка брызнула, мать семейства очнулась в реанимации. Семейства больше нет.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Спуск"

Как ни печально, этот мгновенный намек на жизнь в ужасе тут же уходит в мистику – матери кое-что видится – и дальше не развивается. Год спустя эта мать из прострации снова идет в поход с экстремалами. Они ее там так лечат. Без мужиков, но в полном снаряжении команда знакомых девиц съезжается в сторожку, откуда с утра они спустятся в заповедную достопримечательность – старые местные катакомбы. Вот ночь перед спуском и жизнь на свету тоже еще полны киношного воздуха – северного лесного молчаливого стиля с короткой и понятной психологией с перспективами развития. Но это всего минут десять. Потом часа на полтора все кино ограничено избитыми штампами чисто жанрового «интереса».

Конечно, интересно, еще не зная обстоятельств, догадаться, кто из девушек навернется первой, кто – последней, и чтобы в конце догадки подтвердились. Конечно, интересно, как Маршалл развернет пещерное существование, не пропустив ни пункта. Сначала – просто экстрим со спуском, потом – первый облом и опаска, потом – еще очень реальные проползания по сырым узким дырам, когда неизвестно, кто прячется в жиже и что будет в конце тоннеля. Потом – первая сломанная нога, первая кровь, потерянный фонарик, потом – постепенный (что ценится – малозаметный) переход в абсолютную, ирреальную тьму с появлением жуткой нечисти и рек крови с костлявыми берегами. «Как он это сделает?» – не риторический, а законный интерес к автору.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Спуск"

Однако из тьмы Маршалл не извлек больше ничего. Снято красиво, современно, недешево и т.п., но мы все это уже видели, и даже «двойной финал» видели неоднократно. «Финальный» спойлер я только что вычеркнула, но середину можно пропускать. Так что рассуждения полностью заскучавших коллег мужского пола о том, что смысл всего, происходящего в пещерах – «война полов» и «кредо феминизма», какие-то даже жалкие. Нет там никакого смысла, так же как нет у нечисти никаких половых признаков. Этим она, кстати, хороша. Облик джексоновского Голлума Маршалл воссоздал не в компьютере, а с помощью грима и света, при этом – ничуть не хуже. Нечисть смотрится. Впрочем, и отношения постепенно выясняются. И кровь льется в дозах немеряных. В общем, страшно.

Тем не менее, мужские нужды хоть в каких-то скучных рассуждениях «о смысле» неслучайны. Они спровоцированы много меньшей укорененностью «Спуска» в культуре, чем это было в «Псах-воинах». Все же былые вервольфы (см. оборотень) – тысячелетний фольклорный образ, вопросов не вызывающий, а нынешняя хорошо сделанная пещерная нечисть как-то полностью непродуманна. Не тролли это никакие, к скандинавской мифологии их по типу не отнесешь. В индейскую мифологию из Аппалачей им тоже хода нету – у индейцев не было монстров, а только величины (Большой Бык, Старая Корова). Поэтому вся нечисть вышла в фильме совершенно безосновательной. Если культурки хватит, сам додумаешь основания, как мужик, если не хватит – чувство, будто съел таракана.

Комментарии  145

Читайте также

показать еще


Ссылки по теме


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть