Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

В триллере «Наркоз» миллионер Хайден Кристенсен становится жертвой заговора врачей-убийц, а Джессика Альба и Лина Олин бьются за его больное сердце.

Стихи и проза, лед и пламень, доширак и спагетти – посмотреть как сошлись Джессика Альба и Хайден Кристенсен уже довольно интересно. Постная физиономия джедая, ярость стриптизерши из «Города грехов» /Sin City/ (2005) смешались в «Наркозе» /Awake/ (2007), но не взболтались, предоставив каждому вести свою партию.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Наркоз"

Фильм предваряется сообщением о том, что около 700 человек в год просыпаются во время операции, не смотря на действие наркоза. Обездвиженные препаратами, эти несчастные вынуждены беспомощно взирать, как хирурги копаются в их внутренностях, не имея возможности заявить о своем присутствии – сюжет, который восхитил бы и ужаснул ипохондрика Эдгара По до глубины души. Поэтому, когда обаятельный молодой миллионер Клэй (Кристенсен) наносит визит в больницу, где обсуждается необходимость сделать ему пересадку сердца, становится понятно, что гладко трансплантация не пройдет.

Сердце миллионера, впрочем, разбито не только болезнью – в нем поселилась любовь. Юная Сэм (Альба) готова составить счастье бедняги, готова носить его таблетки и заботиться о нем ежечасно. Тот тоже хочет, чтобы она носила его таблетки, но препятствием счастью является деспотичная мать миллионера (Лина Олин), суровая респектабельная вдова, которая желает сама заботится о сыне. И когда молодой человек окажется на операционном столе, разгорится кровавая схватка за его сердце – как в переносном, так и в прямом смысле, поскольку, очнувшись во время операции, парень понял из разговоров хирургов что стал жертвой заговора с целью убийства.

Фильм поставил дебютант Джоби Хэролд, он же написал сценарий. Придумал он эту историю в больнице, где несказанно мучался от камня в почках и находился под действием морфия (который, по замечанию Хэролда, совершенно не помогал). Морфий тому причиной или камень, но сценарий получился отличный – изданная в форме романа эта история могла бы сделать свой вклад в историю медицинского триллера.

На экране все оказалось несколько тусклее, причем трудно назвать какую-то одну причину. Конечно, Кристенсен довольно скорбное создание, беспомощное как кот с консервной банкой на голове – все тигриные прыжки и гневные крики вызывают лишь хохот у свидетелей. Проблема, однако, не в нем, а в том, что «Наркоз» – первая картина Хэролда. Здесь сцена слишком длинная, здесь – короткая, тут чересчур сентиментально, а тут – не дожат саспенс. Обычное дело.

Однако, «Наркоз» тот случай, когда выписанная авансом готовность пугаться и восхищаться может вернуться с прибылью. Ни коварный заговор, жертвой которого стал герой, ни его беготня в тонком теле вокруг стола, где из его тела физического извлекают сердце, особого значения не имеют. Не имеет значения и Джессика Альба, спокойно и довольно равнодушно отработавшая свой гонорар. Значение имеет Лина Олин.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Наркоз"

Последние двадцать минут этой короткой (меньше 90 мин.) картины – это довольно жуткое и захватывающее рассуждение о материнской любви. И Олин, актриса из другой, более яростной и мощной эпохи, разворачивает самые драматические аспекты этой любви с удивительной решительностью. Рассказывать детали истории было бы подло по отношению к тем, кто пойдет, и глупо тем – кто не пойдет, однако можно довольно уверенно сказать, что в какой-то момент «Наркоз» сумеет удивить.

Если к этому моменту вы заснете от скуки, вас ждет энергичное пробуждение.

Комментарии  130




Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть