Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Покойный поэт Эдуард Асадов стал бы в Голливуде миллионером. Миллиардерами стали бы безымянные авторы пионерлагерных поэтических рукописей типа «Чего только ни делала зависть, убивала, сводила с ума. Вот послушайте, быль есть одна. Вошла в класс девчонка»… В общем, в финале девчонка погибает под колесами автомобиля от организованной зависти соперницы-одноклассницы, тоже претендовавшей на любовь красавца-одноклассника. В сущности, новая голливудская «Одержимость» исчерпывается этим длинным незабвенным стихом, только финал другой. Ну, и в отличие от бескомпромиссной поэтической прямоты фильм ставит на затейливость киношных флэшбэков и параллельного монтажа. Но это не значит, что он хоть чем-то напоминает гимн страсти, снятый Лукино Висконти с тем же названием еще в 1943 году («Одержимость» /Ossessione/ (1943)). Висконти бы в гробу перевернулся, узнай он, что наши прокатчики присвоили его название такой похвале глупости, как фильм Пола МакГигана. Кстати, в оригинале похвала именовалась скромнее – «Wicker Park», по месту встречи влюбленных, естественно, в зимнем парке. Почти Чаир.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Одержимость"

Итак, карьерист-рекламщик (Джош Хартнетт) возвращается вместе с богатой невестой в родной город Чикаго, где год назад у него была большая и чистая любовь (Диана Крюгер). В ресторане «Белуччи» памяти Моники, игравшей в европейском оригинале «Квартира» /Appartement, L'/ (1996), по мотивам которого поставлена «Одержимость», он вдруг в телефонной кабине натыкается на голос той самой большой и чистой любви. Но лица ее он не видит, а она убегает вдаль. Рекламщик находит в кабине ключ от гостиничного номера, врет невесте, что улетел в Пекин, а сам едет в гостиницу. В номере никого, и рекламщик – простая душа – ложится и засыпает. И снится ему, как когда-то «они студентами были, они друг друга любили», а потом он позвал ее с собой в Нью-Йорк, а она обещала ответить завтра. Снится дальше, как назавтра в том самом зимнем парке, «сдвинув брови, твердыми шагами ходит парень возле перекрестка. В этот вечер под его ногами снег хрустит решительно и жестко». А любовь так и не появилась, и по телефону ему говорят, что она улетела в Европу танцевать в мюзикле. Танцовщицей была.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Одержимость"

Очнувшись ото сна, парень продолжает врать невесте, что он уже в Пекине, а сам все ищет пропавшую любовь. По ходу поисков, кстати, трахается в чужой квартире с какой-то незнакомкой. Что ж, вполне заурядная ситуация. Но ко второму часу выясняется, что у старого друга рекламщика, обувщика (Мэттью Лиллард), тоже сейчас любовь, театральная актриса (Роуз Бирн), с которой все очень непросто. Дальше, собственно, все кино – как непроще и непроще, потому что все было связано. Кино, собственно, даже не про поиски любви, а про то, как, оказывается, была подстроена кабина в ресторане и гостиница, и Европа, и квартира. И кто все подстроил, и что за каждой случайностью – всегда тайна чужой жизни, на которую дуракам решительно плевать, вследствие чего они регулярно остаются в дураках, и, наконец, почему тайное всегда становится явным. Потому что сердцу не прикажешь. На этот случай тоже имеется пошлый стих: «А дама все описывает друга, которого ждала ее душа». Короче, соперница-разлучница проявила организованную зависть к большой и чистой любви, чтобы в качестве незнакомки заполучить того же карьериста.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Одержимость"

Пол МакГиган выжал по максимуму «роковых совпадений» из каждого ключика и замочка и даже из размера обуви. Должно нарастать что-то страстное и порочное, моральный вывод из коего для каждого зрителя неизбежен. «Я промолчал. Слова нужны едва ли. И все ж хотелось молвить ей сейчас: имей он все, о чем вы тут сказали, он, может быть, и выбрал бы не вас». К сожалению, это «не вас» относится в фильме к каждому из персонажей. Хартнетт выглядит на порядок моложе Крюгер, хотя в жизни моложе лишь на пару лет. Но у нее хоть глаза красивые, а у него – полые щелки. Разлучница Бирн могла бы что-то сыграть, тем более что в ноль похожа на Дуню Смирнову, в том числе – как «злой дух», однако какой там характер, когда у нее интрига на интриге сидит, интригой погоняет. Единственный на свете источник страсти, человеческий характер в фильме полностью съеден выжиманием ее из сюжетных перипетий, хотя и они малоперипетийны. Откуда разлучница знала, что рекламщик выследит «бывшего» своей большой и чистой любви, который именно в момент слежки едет в квартиру разлучницы? Так что для аморального зрителя все страстное и порочное неизбежно напоминает старый детский анекдот. «Ну, Мурочка, ну, еще немножко».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Одержимость"

Все длится на одной ноте, ни на минуту не убыстряясь, все два часа хронометража. Один и тот же монтажный прием «совпадений» повторяется каждые пять минут со всеми своими подробностями. Так, рекламщик опять не столкнулся с любовью, хотя она в двух шагах. И подробно объяснено, почему не столкнулся: ключик вынимал из водостока. Так, разлучница снова успела подмять любовь, хотя времени подмять не было. И подробно объяснено, как успела: контролировала телефоны. Подробности, вероятно, должны придавать живое разнообразие, но со второго повтора понятно, что если бы Крюгер изначально лежала в той гостиничной постели, Хартнетт ложился бы в нее задом, только бы не смотреть. Больше МакГиган не изобрел ничего. К концу Мурочку хочется удавить вместе с режиссером.

Комментарии  105



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть