Наверх
Шазам! Кладбище домашних животных Потерянное звено Хеллбой Домовой После Миллиард Проклятие плачущей Варавва Синонимы Мстители: Финал

Пирс Броснан, один из «отцов» в экранизации мюзикла «Мамма Миа!», рассказывает о Мерил Стрип, бледных певцах и исцелении ран, нанесенных его изгнанием из Бондианы.

Пирс Броснан в фильме

Пирс Броснан в фильме "Мамма Миа!"

-- Неужели вы, ирландец, были фанатом ABBA?

-- На самом деле я вырос под музыку The Beatles, The Rolling Stones, Led Zepellin и The Dubliners. Но мне нравились песни ABBA, когда я слышал их по радио. Почти у всех из них потрясающие мелодии.

-- Вы впервые поете перед камерой?

-- У меня был фильм «Эвелин», шесть или семь лет назад. Я в нем спел несколько ирландских пьяных песен. Но вот это вот «дидли-дидли-ду» у меня легко получилось, особенно после нескольких кружек «Гинесса». Это нельзя сравнить с неимоверно трудными песнями ABBA.

-- Нервничали перед тем, как пришлось петь?

-- Нервничал? Да я чуть не помер по дороге в студию, где мы песни записывали. Даже несмотря на то, что композиторы ABBA, Бьорн и Бенни, были невероятно милы и все время велели нам расслабиться и петь «от живота». И только после того, как я увидел, что Колин Ферт и Стеллан Скарсгард по крайней мере столь же бледны, я немного расслабился. У меня там две песни: «The Winner Takes It All» и «S.O.S.» вместе с Мерил Стрип. Этот дуэт был одной из высших точек моей актерской карьеры.

-- Правда, что Мерил Стрип была основной причиной вашего участия в фильме «Мамма Миа!» /Mamma Mia!/ (2008)?

-- Можно и так сказать. Мне позвонил агент и спросил, не хочу ли я сняться в этом фильме, я спросил: «Кто еще будет?», а он ответил: «Мерил Стрип», я сразу сказал «Я в деле. Пришли сценарий» и даже не спросил про гонорар.

-- Мюзикл «Мамма Миа!» принес за десять лет два миллиарда долларов. Как вы думаете, кино побьет рекорд?

-- Честно говоря, не волнует. Я актер, а не клерк. Я отлично провел время, пока снимался в Греции. Перед камерой наедине с Мерил Стрип – как вам это понравится?

-- И это, конечно, исцелило ваши раны.

-- Вы о чем?

-- Ну, в конце концов, вы ушли из Бондианы не по своей воле, сделали с тех пор несколько фильмов, ни один из которых не стал блокбастером…

-- В жизни каждого актера есть взлеты и падения. После тридцатилетней карьеры дела мои все еще очень хороши. Сейчас я готовлюсь к сиквелу «Аферы Томаса Крауна» /Thomas Crown Affair, The/ (1999). Более того, я абсолютно уверен в грандиозном успехе «Мамма Миа!». Но, честно говоря, должен сказать, что успех уже не так важен для меня. С годами приоритеты меняются.

-- Это что значит, вы теперь не такой амбициозный как раньше?

-- Нет, я все еще вкладываю 110 процентов в то, что я делаю. Но я больше не нервничаю, если оно не пользуется особенным успехом.

-- Но во всяком случае вы обиделись, когда вас выгнали из Бондианы?

-- Я бы с удовольствием снялся в еще одном фильме про Бонда. И хотя мне всегда было о чем поворчать время от времени, я очень горд тем, как я сыграл этого супершпиона. Это были отличные десять лет. Ну и что? Я думаю, что Дэниэл Крэйг отлично справляется с ролью Бонда. Я желаю ему всего наилучшего.

-- А вас раздражает, что для кинозрителей вы навсегда останетесь «Бондом номер пять»?

-- Со всей присущей мне скромностью: это будет нечестно по отношению ко мне. Я действительно верю, что сделал еще несколько фильмов, заслуживающих упоминания. Точно могу сказать, 007 радикально изменил мою жизнь. До того кино было тяжелой работой. Мне надо было кормить семью, платить по счетам и вообще прорываться. У меня не было возможности особенно выбирать, так что иногда я снимался в полной чепухе. Нам просто нужны были деньги. С тех пор, как мне посчастливилось побывать Джеймсом Бондом, я получаю гораздо сценарии гораздо лучшего качества.

Пирс Броснан в фильме

Пирс Броснан в фильме "Мамма Миа!"

-- Какой у вас был самый романтический момент в последнее время?

-- Слушайте, вы же не думаете, что я вам тут расскажу о моей интимной жизни? О сексе? Самая чувственная вещь, которую я испытал в жизни, это была выставка Моне в Париже несколько лет назад. Сад Моне в Живерни под Парижем был открыт только для меня. Я там был один, в этом волшебном месте, с бутылкой вина, смотрел на мосты и пруд с нимфетками (Пирс Броснан оговорился, он хотел сказать «с кувшинками», в английском языке эти слова похожи – Film.Ru). Клумба и плакучие ивы, и все для одного меня. Потом меня провели по его дому, показали желтую кухню и его студию. Вы знаете, я сам стал писать картины несколько лет назад. Для меня это был рай.

-- А вы не думали бросить актерскую карьеру и стать профессиональным художником?

-- Очень заманчивая мысль. Особенно если учесть, что я не буду зависеть от продажи картин.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


 124

Читайте также

показать еще



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть