Наверх
Хантер Киллер Пришелец Оверлорд Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда Ральф против Интернета Апгрейд Вдовы Робин Гуд: Начало Проводник Все или ничего

В США состоялась премьера 140-минутного фильма «К-19: оставляющая вдов». Сюжет – авария первой советской ядерной подлодки близ берегов США в июле 1961 года, когда мужественные действия наших моряков предотвратили атомный взрыв и возможное начало Третьей мировой войны. Эту субмарину в мире прозвали «Хиросимой».

Фильм делался в спешке: его раскрутка началась уже через месяц после гибели «Курска», тема стала актуальной и сразу две кинокомпании дрались за то, чтобы воплотить на экране сходную драму сорокалетней давности. Первой подписала с моряками контракт на право снять кино об их подвиге лос-анжелесская международная компания «Дробридж», к подготовке сценария был привлечен автор «Багровой волны» Майкл Шиффер, один из вариантов писал наш Рустам Ибрагимбеков. Снимать картину должен был Джон Франкенхаймер; поначалу он согласился, но потом отказался, и «Дробдридж» пришлось начинать все сызнова. И в этот момент инициативу перехватила более могущественная «Интермедиа»: возник 80-миллионный проект с Харрисоном Фордом (он же исполнительный продюсер, гонорар в 25 млн.), Лиамом Нисоном и режиссером Кэтрин Бигелоу («Вес воды»); субподрядчиком стала фирма Никиты Михалкова «ТРИТЭ». Продюсер «Дробридж» Инна Готман в интервью автору этих строк тогда назвала конкурентов «пиратами», а их сценарий – «сущим издевательством».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "К-19"

Вескую роль в споре могли сыграть участники событий – ветераны-подводники, и каждая из компаний старалась перетянуть их на свою сторону. В декабре 2000 года Харрисон Форд, Лиам Нисон и Кэтрин Бигелоу в строжайшей тайне от прессы прибыли в Москву для встречи с моряками. Ветераны были настороженны, они сразу пошли в атаку, требуя не выставлять их дикарями, как в фильме «Охота на »Красным Октябрем«. Мне единственному из журналистов удалось тогда проникнуть в наглухо задраенный салон »Метрополя«, где шли переговоры и, по планам »Дробридж«, должен был вспыхнуть решающий скандал, и я мог оценить дипломатический дар гостей: лед был растоплен. Форд заверил моряков, что цель картины – рассказать о русском героизме. »Это не тот фильм, где русские – враги, – говорил он. – В нем нет американцев – стало быть, нет противостояния. Враг – ядерная утечка, это с ней идет борьба, и мы хотим отдать дань вашему мужеству«.

Единственная женщина Голливуда, которая снимает »экшн«, Кэтрин Бигелоу рассказала, что историю К-19 она услышала еще 6 лет назад и была потрясена мужеством моряков. »Я мало знала об СССР времен «холодной войны», но понимала, что война эта инициировалась обеими сторонами, – мы здесь похожи, и это мне тоже важно показать в фильме«, – говорила она. Актеры расспрашивали моряков о том, как складывались взаимоотношения внутри экипажа, и в частности между капитаном Затеевым и его помощником Ениным, которого готовился играть Лиам Нисон. »Нам важно из первых рук узнать, что вы испытывали во время аварии, – сказал Нисон. – Я ирландец, Форд американец, вы русские – но мы все люди и живем на одной планете. Мы хотим, чтобы фильм стал еще одним мостом между нами. Это должен быть наш общий фильм!«.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "К-19"

»Приезжайте к нам на Север, – предложил капитан 1 ранга Олег Адамов, который ныне командует К-19. – Потрогайте корпус лодки – железо тоже дышит и помнит«. Актеры с удовольствием надели подаренные им фирменные пилотки. Снялись на память и разошлись с миром.

Вскоре, как договорились, американцы прислали сценарий, но он моряков возмутил: по их ощущениям, подвиг в фильме будет свершать группа сильно пьющих неумех, а также ни в какие ворота не лез »надуманный конфликт« между капитанами Затеевым и Ениным. Подводники заявили протест, но съемки уже шли полным ходом – в Петербурге, потом в Торонто и Галифаксе. К тому же и в рядах ветеранов единства не было: после моей публикации в »Известиях« в газету пошли люди и письма, предлагая все новые версии драмы на К-19. Пришел капитан Георгий Кузнецов, он отрицал бунт на борту: »Была полная безнадега, и во избежание нервных срывов мне пришлось взять командование на себя, ребят разоружить, а Енина, моего подчиненного, даже запереть в каюте«, – говорил он мне. Становилось ясно, что восстанавливать реальные факты придется с нуля и уже не в фильме.

Чтобы уберечь картину от новых нападок, авторы изменили все имена героев, Затеев стал Востриковым, Енин – Полениным, а титры гласят, что сюжет всего только »навеян« событиями 61-го. »Отклонения от фактов неизбежны, – объяснял морякам Харрисон Форд, – в кино нужен драматический эффект. Но я обещаю: там будет дух товарищества, достоинства и патриотизма«.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "К-19"

Первые отклики на фильм разноречивы. »Hollywood Reporter« высоко ценит рассказ »о людском безумии и героизме« и считает, что триллер »Парамаунта« – одна из бомб летней афиши. Пишут о драме »тех, кто вступил в бой со страхом и паранойей холодной войны«. Видят заслугу фильма в том, что он показал русских как людей, способных к подвигу и патриотизму и »так же готовых постоять за своих, как и мы, американцы«. Восхищаются работами Форда и Нисона, операторским мастерством и музыкой Клауса Бадельта, пишут, что фильм смотрится на одном дыхании: »Хоть и 140 минут, а ни разу не приходит мысль взглянуть на часы!«. Есть и другие мнения: диалоги банальны, одни герои говорят с русским акцентом, другие – на чистом английском, костюмы относятся скорее к 30-м, чем к 60-м.

Для игрового кино факт – всегда лишь толчок для фантазии: снимают не документ, а нечто, способное увлечь зрителя. Вот и в данном случае: делали триллер по типу классической немецкой »Das Boot« (»Лодки«) Вольфганга Петерсена – с напряженным действием, накалом страстей, клаустрофобией и даже оттенком мистики (К-19 подобна живой машине Керри у Стивена Кинга: созданная для войны, она еще на стапелях убила десять моряков; традиционная бутылка шампанского, грохнувшись о ее борт при спуске на воду, не разбилась – к роковой лодке прилипло прозвище »машина по выделке вдов«, widowmaker). Политический фон »холодной войны« создает атмосферу общей паранойи, и конечно, не могли не сработать стереотипы бесшабашной »русской души« в западном сознании. Но – и это самое важное – русские увидены с позитивных румбов. Герои, судя по рецензиям, вызывают у американцев симпатии, а их подвиг, спасший мир от новой мировой войны, – восхищение.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "К-19"

Еще не увидев картину, ветераны уже заявили о намерении подать на авторов в суд. Шансов его выиграть нет: имена героев теперь другие, художник имеет право на вымысел, а правда русских характеров всегда давалась Голливуду не больше, чем »Мосфильму« – правда характеров американских. Что спорить, возможно, наши сняли бы достовернее, но о подвиге К-19 мир так бы и не узнал. Лучше посмотрим кино сперва.

Кстати:

Боевик 2001 года »Враг у ворот", снятый оскароносным французом Жан-Жаком Анно о героических защитниках Сталинграда, вызвал бурю протестов у ветеранов великой битвы: факты искажены, мы были не такими. Война в фильме и впрямь с голливудским акцентом, нравы советского командования сильно приукрашены, но снайпер Вася Зайцев в исполнении Джуда Лоу, одного из культовых молодых актеров, вызвал симпатии на всех континентах. Режиссера нападки ветеранов уязвили: он нас воспел искренне, как мог, и это редкий случай, когда экран не отделял русских от мира, а делал их понятней и ближе. Но у нас своя логика: если враг не идет к воротам, ворота себе его придумают. Мы постоянно отшвыриваем протянутую нам руку – и при этом хотим, чтобы нас все любили.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


Комментарии  103

Читайте также

показать еще

Ссылки по теме


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть