Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Харви Милк»

Харви Милк уничтожил последний приличный квартал Сан-Франциско, был первым открыто гомосексуальным политиком, избрался в городской совет и умер за наши грехи.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Харви Милк"

Однажды у страхового агента Харви Милка, сорокалетнего гея, прячущегося от начальства, что-то щелкнуло. Он стал хиппи, свободным человеком, которому надоело прятаться, и открыл фотолавку на улице Кастро, в тихом богобоязненном ирландском районе Сан-Франциско. Католики вежливо попросили его убраться восвояси, точь-в-точь как на известном подоночьем плакате: «С п..рами не пьем». Вместо этого Милк превратил улицу Кастро в гей-столицу Калифорнии, избрался в горсовет и стал знаменитым на всю страну политиком. Милк так и не вышел на федеральный уровень, но совершил чудо и не дал никсоновским прихвостням принять закон, запрещающий гомосексуалистам работать в школах и медицинских учреждениях. Стал, короче говоря, Мартином Лютером Кингом геев, и, разумеется, был убит.

Это важное кино для Киноакадемии, важное кино для решающей проблему однополых браков Америки, где фильм собрал больше тридцати миллионов долларов, важное кино для режиссера Гаса Ван Сэнта. Что мы-то с этого имеем?

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Харви Милк"

Во-первых, Шона Пенна. Человек, которого Мадонна назвала Крутейшим Чуваком Во Вселенной, играет человека, который хочет, чтобы его любили таким, какой он есть. У него характерная походка, как будто по ремарковскому рецепту: зажать ягодицами монету в пять марок. Когда он сжимает кулаки и жестикулирует, как полагается уличному политику, то это не кулаки, а кулачки, и вздымает он их так, что в незаинтересованном зрителе сразу поднимается гомофобная волна – то есть смесь отвращения, симпатии и зависти. Короче говоря, Пенн свой «Оскар» за эту роль честно отработал.

Еще у нас есть Гас Ван Сэнт – автор «Личного штата Айдахо» /My Own Private Idaho/ (1991), «Слона» /Elephant/ (2003) и «Параноид Парка» /Paranoid Park/ (2007), решивший снять почтенный ЖЗЛ. Милк – обычный человек, который любит секс и истеричных сук, как и почти любой другой человек, ему приходится справляться с истериками и отвратительными привычками своего возлюбленного, работать на износ, бороться до последнего, проигрывать и начинать сначала. Он прекрасный оратор, прирожденный лидер, готовый вести за собой толпу. Между митингами и заседаниями довольно много сдержанных эротических сцен и документальных кадров: шествия и парады, снятые в семидесятых годах на побледневшую с годами цветную пленку. Вмонтированный Пенн-Милк в гавайской гирлянде и обтягивающей майке смотрится на ней особенно органично и достоверно.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Харви Милк"

Милк погибнет, перед смертью написав аудиомемуар и завещание: всем продолжать борьбу, Движению не останавливаться. Отличный конец для героического байопика, что и говорить.

Больше интересует, правда, нечто совершенно иное. В начале фильма, когда Милк со своим другом переезжает на улицу Кастро, это милый католический район, единственный тихий и безопасный в городе. Жители встречают его недружелюбно – и вот уже на Кастро приезжают сотни геев со всей страны, вот уже геи решают, какой магазин или бар будет работать, а какой разорится. А уже к середине фильма Милку говорят: «Да что там этот твой Кастро? Там же никто не работает…» Ван Сэнт на этом не заостряет внимание и никак к этому потом не возвращается, он вообще ни на чем особенно не заостряет внимание. Это просто жизнь.

Комментарии  199

Читайте также

показать еще



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть