Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Ехал пьяный через рака, раздавил. В полнометражном дебюте американца Грега Маркса «11:14» (по-русски – «точное время 23 часа 14 минут») роль рака исполняет хорошенькая девушка. Ее труп у себя под колесами обнаружил в дупель пьяный путешественник на въезде в маленький городок. Только хотел свалить его в кусты мыском ботинка, завидел чужие фары. Спрятал девушку в багажник. Подъехала стареющая баба. Наврал, что мотор заглох. На его слабые возражения, мол, «не надо ГАИ, не надо аварийку» стареющая баба разлюбезничалась и сказала, мол, ей ничего не стоит. Это должно быть смешно, и буквально через минуту к пьяной машине примчался гаишник с классическим текстом: «А ну дыхни».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "11:14"

Только в Америке демократия, и если ты готов спеть ихний алфавит в обратном порядке, начиная с буквы «зю», можно в трубочку не дышать. Опытный пьяный предпочел «зю», напрягся, запел, запнулся, продолжил. Это должно быть еще смешнее, только гаишник был тоже не лыком шит, сразу учуял запах крови. «Что в багажнике?» – тут и сел алкоголик. Между тем, в машине гаишника уже сидели двое арестантов, девка с парнем. И когда алкоголику стало море по колено, и он вырубил гаишника и ринулся в кусты, они тоже, не будь дураками, дунули куда подальше. Между тем, стареющая баба доехала домой к мужу, и там стало совсем несмешно. Она обнаружила страшное: ни мужа, ни, главное, дочки, и тоже пахнет кровью.

Все случившееся случилось примерно в 00 часов 14 минут, а потом без предупреждения снова стало 11:14, и нам показали уже других путешественников, троих и помоложе. Но это не те девка с парнем, точно. Они были не пьяные, а обкуренные, и хулиганили на дороге. Их хулиганство тоже закончилось сбитой девицей, за которой бежал влюбленный паренек зачем-то с пистолетом, и когда ее переехали, он развернулся и выстрелил в машину. Но тут опять вариация: одному из обкуренных паренек отстрелил символический орган мужской цивилизации. Это самое страшное, вероятно. Хулиганье отъехало, а раненый вопит, и потому, оставив авто у родного дома, они поплелись искать отстреленное место. Только там уже была полиция, и место нашел один из оперативников. Положил в банку – видно, себе пришить про запас. Это самое смешное.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "11:14"

В общем, потом снова стало 11:14, и речь пошла про магазин. Будет еще ограбление, грека снова будет ехать через реку, потом будет даже кладбище, и на кладбище снова будет чья-то «страшно смешная» смерть. Полный бред. Вопрос: сколько всего трупов нам предъявят до конца фильма, и что происходит на самом деле. Ответ: трупов меньше, чем кажется поначалу, потому что на самом деле с нами играют в детскую игру типа «Испорченный телефон». Что случилось в маленьком городке за одну случайную ночь. Просто вместо обрывков слов в фильме вполне демократично видны лишь обрывки мест, за счет чего в наших мозгах должна сразу возникнуть путаница, которую в самом конце гордо распутает режиссер. Идея в принципе неплохая, достаточно плодотворная: точное время способно снять любую порчу, разоблачить любую ложь, «стереть случайные черты», чтобы все мы увидели, как «мир прекрасен». Даже в темноте.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "11:14"

Ведь из посторонних в этой ночи – один несчастный алкоголик, а все остальные жители городка тесно связаны между собой «человеческими отношениями». Лишь для алкоголика городок – пьяный бред с магазином и кладбищем. Для жителей это жизнь, которая бьет ключом, иногда доводя до смерти. Все показанное сведется к одному мелкобытовому «соседскому» конфликту. То есть Грег Маркс вполне ностальгически хотел сделать комедию абсурда о своей малой родине и о том, что все бури всегда рождаются в стакане. Только нас он, к сожалению, тоже использовал ровно как детей алкоголиков, и вышло – значит, палец покажи, и мы засмеемся и вылечимся. Но недостаточно одной хорошей идеи, когда она такая старая (даже в Америке уже сняты «Четыре комнаты» /Four Rooms/ (1995), «Ночь на Земле» /Night on Earth/ (1991), «Помни…» /Memento/ (2000)), для полнометражного дебюта. Хотя для конкретно-сегодняшней Америки («Властелин Колец», «Человек-паук», «Я, робот») черно-нелинейный сюжет с настоящими звездами (Хилари Суонк, Барбара Херши, Патрик Суэйзи) – большое достижение. Увы, за ее границей все это очень понятно и как-то несмешно, нестрашно, неинтересно.

Невыносимо медленно. Еще классический «фильм нуар» отработал «Испорченный телефон» в пыль. А тут, хоть и комедия вроде (легкий жанр), он играется столь старательно и столь тяжеловесно, что гимн великому городу просто глохнет. Вся «ностальгия» лишена мало-мальски живых, узнаваемых подробностей, и звезды не спасают. «Только бы все сошлось» – и на это кинуты кладбище, магазин, ранчо, беременность, автомобили, Хилари Суонк, Патрик Суэйзи, Барбара Херши, перспективная поросль (Рэйчел Ли Кук, Хенри Томас, Шон Хэтоси), целая темная ночь. А в мозгах публики, если она хоть на миллилитр трезвее несчастного алкоголика, все сошлось через полчаса от начала. Кто старушку пришил и кто шляпку спер – ну, понятно, и дальше что? Что прикажете делать дальше?

Кадр из фильма

Кадр из фильма "11:14"

В нашем ряду играли в «Ассоциации». Кто-то пел в пандан сюжету старофранцузскую песенку «Все хорошо, прекрасная маркиза», ставшую русской еще до рождения Грега Маркса. Кто-то вспомнил, что на неамериканском языке весь сюжет можно уложить в одну фразу, сказанную Хмырем на стадионе в «Джентльменах удачи»: «Торчим тут у всех на виду, как три тополя на Плющихе». Ведь разъяснять американцам, какие такие три тополя, когда они были где-то на Плющихе и почему о них упоминают на каком-то стадионе в другом городе в другое время, пришлось бы ничуть не меньше, чем хронометраж этой тоски зеленой.

Комментарии  136


Ссылки по теме


Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть