Наверх
Фильмы 2018 Великий уравнитель 2 Хищник Проклятие монахини Агент Джонни Инглиш 3.0 Непрощенный Профессионал Тайна дома с часами Человек, который убил Дон Кихота Поиск

Иван И. Твердовский: «Мы слишком демонизируем то, что происходит в Министерстве культуры»

Новый фильм Ивана Твердовского «Подбросы» получил два приза на Кинотавре, за «лучшую работу оператора» и «лучшую женскую роль», а также в числе 11 конкурсных лент был включен в основную программу кинофестиваля в Карловых Варах. В Москве «Подбросы» можно было посмотреть на Strelka film festival, а вот о прокатной судьбе картины пока не слышно. Мы поговорили с режиссером о съемках его третьей полнометражной работы, расспросили о тонкостях взаимодействия молодых режиссеров с Министерством культуры и узнали, как «дать немножко Долана» в своем фильме.

Film.ru: Давай сначала поговорим про «Подбросы», которые скоро готовятся к выходу в прокат. Расскажи, пожалуйста, как к тебе пришла идея фильма. Ты мне говорил про большое количество отснятых документальных материалов, связанных с полицией. И что кино родилось из этого.

Иван И. Твердовский: Раньше я очень любил документальное кино, но, во-первых, режиссёр-документалист – это совершенно не прибыльная профессия. Такое сектантское занятие. Во-вторых, есть ограничения, которые ты должен соблюдать. Плюс очень сложно держать команду людей, которая этим горит, которой не хочется больше денег и не хочется уйти в игровое кино. А фильм документальный мы снимали четыре года, в разное время года, это все происходило до «Зоологии» и после «Зоологии». Но это мне было неинтересно ни во что собирать. То есть в какой-то момент, имея четыреста часов документального материала, я понял, что это очень крутой док и поток жизни, но мне не хватает какого-то художественного пространства вокруг этого всего. Хотелось использовать это не как историю, а как какую-то среду, в которой что-то происходит, в которую я сам попал случайно, как «Подброс», отсюда и пошла эта история. Я был таким Денисом (главный герой фильма «Подбросы»).

Film.ru: Почему ты отказался от любовной линии? Я читал в интервью «Афише» двухлетней давности, что помимо линии с матерью будет и любовная.

Иван И.Твердовский: Потому что. (Смеется.) Это мой первый опыт, когда приходилось сокращать целую линию персонажа. Мне казалось на уровне сценария, что все четко работает и усиливает историю главного героя. А с готовым материалом получилась очень странная вещь, ничего не клеилось друг с другом, одна линия сжирала другую.

Film.ru: Сцены уже были отсняты?

Иван И. Твердовский: Да, да. У этого персонажа предполагалась одна из главных ролей. Это порядка десяти съемочных дней ушедших в корзину.

Film.ru: Есть расхожее мнение, что фильм рождается три раза: при написании сценария, на съемках и на монтаже. Вот ты с самого начала обычно знаешь, как выглядит твой фильм? Или случай «Подбросов» и вырезанного материала заставил тебя пересмотреть подход?

Иван И.Твердовский: Конечно, я понимаю, что на всех трех этапах кино меняется. Не всегда в результате получается то, что ты задумываешь. И это же не связано с тем, что вот такие мы криворукие режиссёры, не умеющие нормально придумать, снять и собрать. Мне кажется, ты живешь с этим замыслом, потом начинаешь его перерастать, насыщать какими-то деталями, которые для тебя уже наиболее важны и которых не было в сценарии. На монтаже ты уже заново все кристаллизуешь и делаешь то кино, которое, возможно, не планировалось и не задумывалось, но ты к нему подошел на уровне съемок уже с другой стороны.

Film.ru: Денис Власенко, актёр, играющий главного героя фильма «Подбросы», пришел первым на пробы, и ему принадлежал номер один в очереди. Когда он пришел, было ли у тебя ощущение, что ты уже знаешь, что будешь его снимать, просто для уверенности посмотрел всех остальных? Или ты сомневался?

Иван И. Твердовский: Я сомневался, конечно. Это очень страшно, когда к тебе приходит в первый день под номером один твой главный герой, и ты это видишь, безусловно. И с кастинг-директором Полиной Быстрицкой мы на эту тему очень переживали. Это как бы цинично, но ты ищешь, ищешь, ищешь, ждёшь чего-то и потом понимаешь, что всё уже случилось, все было и лучше этого нет.

Film.ru: А это мешает тебе в работе на съемках? Когда ты понимаешь, что есть дубль, но может быть еще лучше, еще лучше, еще лучше? Или перфекционизм тебя не мучает?

Иван И. Твердовский: Я перфекционист. Операторы и актеры ненавидят меня за большое количество дублей, потому что я вымучиваю их до последнего, даже когда понимаю, что при монтаже, в принципе, можно достичь нужного результата. Я подстраховываюсь и стараюсь, чтобы в каком-то одном дубле было все, что мне нужно. Какие-то нюансы и микроработа формируют существование в кадре. Я всегда знаю, что у меня актёры не наяривают, они органично существуют. Это именно за счёт плодотворной работы, когда из дубля в дубль всё меняется.

Кадр из фильма "Подбросы"

Кадр из фильма "Подбросы"

Film.ru: А на каком фильме и какое максимальное количество дублей у тебя было?

Иван И. Твердовский: На «Зоологии» была сцена у врача в кабинете. Тридцать семь или тридцать шесть дублей.

Film.ru: А в чем была сложность? Она была для тебя или для артистов?

Иван И. Твердовский: Сложность техническая, там был хвост-аниматроник и человек, который им управлял. Он не всегда исполнял ту хореографию, которую хотелось бы. Приходилось дирижировать, потому что порой хвост вылезал, как страшная змея, а хотелось плавности. Ну и масса остальной тонкой работы в сцене, где артистам нужно бытово существовать вокруг того, чего не существует.

Film.ru: Я знаю, что после одного из показов «Зоологии» тебе было любопытно, когда твой фильм трактовал психотерапевт. Ты решил в связи с «Подбросами» поработать как-то с психотерапевтом в проработке героев?

Иван И. Твердовский: Я скорее больше прикалывался. Но вообще это был опыт очень интересный, когда я в Торонто общался с женщиной-психотерапевтом, она разбирала кино на составляющие не кинематографического характера. У меня мама психолог, и она иногда смотрит фильмы и находит в них такие штуки, которые я даже не загадывал, не планировал и не думал, что там это будет. Но кино живёт по своим законам. И это просто интересно как мнение. Не то что я сидел и правил сценарий под комментарии.

Film.ru: Скажи, насколько было сложно получить деньги у Министерства культуры на «Подбросы»? Ты, можно сказать, старший товарищ Саши Горчилина, который получил на ещё более развязное кино деньги. Твое кино в этом плане консервативное, но всё равно очень жестокое. Поэтому это было насколько сложно?

Иван И. Твердовский: Тут два момента. Первое – я сам никогда бы ничего, конечно, не получил. Есть моя продюсер, Наталья Мокрицкая, у нее и многие другие проекты всегда поддерживает Министерство культуры. Второй момент – мне кажется, мы слишком демонизируем то, что происходит в Министерстве культуры. Объясню почему. Там есть такая экспертная комиссия, которая читает сценарии. Я сам состою в этой комиссии по дебютным фильмам. И всегда кажется, когда ты подаешь прошение в Министерство культуры, что это какие-то чиновники, чиновницы, странные люди. А это на самом деле наши коллеги, наши друзья и товарищи, которые этим занимаются и ставят оценки от нуля до десяти. Там есть вменяемые, в общем, люди, то есть если ты подаешь крепкий сценарий, который имеет ценность, то, скорее всего, тебя поддержат. Я, если честно, не знаю случаев, когда хороший сценарий подавался в Министерство культуры и на него не были получены деньги. Это если по-честному. Особенно за последние годы. Надо сказать, что Министерство культуры даёт очень мало денег. Но при этом порядка двадцати дебютов финансируется. Такого не было все прошлые годы. Когда мы запускали «Зоологию», Министерство культуры поддержало за год двенадцать фильмов, три из которых были дебютными. Это было мало. А сейчас, когда они финансируют по двадцать, по тридцать фильмов, мы можем наблюдать какой-то рассвет и какую-то жизнь дебютного кино в нашей стране. Это очень важно. Это источник финансирования, который, как мне кажется, довольно объективно подходит к этому в наших реалиях.

Film.ru: В случае «Подбросов» удивительно редкий случай для нашего кино, что в числе стран, спонсировавших фильм, числится Ирландия. Вы как-то подали заявку? Как это вообще произошло и кто профинансировал фильм?

Иван И. Твердовский: Мы целый год ездили питчинговали проект на разных кинорынках, искали финансирование. У нас есть традиционно французский продюсер Гийом Десель, который очень любит русское кино, а также много занимается грузинским кино. Он с нами работает уже над второй картиной. А остальных искали на уровне идеи, кому нравилась, подавали в национальные фонды. Есть еще фонд Eurimages, фонд европейской копродукции, он тоже даёт значительную долю финансирования. Это такой классический путь для всего европейского авторского кино. Потому что сейчас крайне редко снимают кино, обходясь силами национального фонда. Это скорее такая русская история, когда мы только в Министерстве культуры получили деньги, весь наш бюджет, и всё на это сняли. Очевидно, на «Подбросы» не хватало денег, которые выделяло Министерство культуры. Значительную часть, порядка семидесяти процентов, еще нужно было найти сверху.

Film.ru: Расскажи, пожалуйста, что для тебя было самым сложным на съемках «Подбросов», а что самым веселым?

Иван И.Твердовский: Самым сложным… да каждый день сложно. Съемки — это же когда как на войне. Ну, тяжело было снимать порядка двадцати пяти ночных сцен, они шли подряд. Смена с шести утра до шести вечера. А что касается веселого, было очень трогательно: еду на смену в машине, меня везет водитель, вдруг кто-то сигналит справа, открывается окно, и Аня Слю мне протягивает кофе и какие-то блинчики, и это все на скорости. (Смеется.)

Кадр из фильма "Подбросы"

Кадр из фильма "Подбросы"

Film.ru: Я наслышан о твоей работе в написании диалогов. Ты указываешь ремарку, например, персонаж здоровается, персонаж объясняет что-то. Хочу узнать, как актёрам удаётся привыкать к такому методу работы. Как проходят такие репетиции?

Иван И. Твердовский: Это всё равно такая литературная форма, в которой всё очень подробно прописано. Поэтому, когда приходят актёры на пробы и начинают нести от себя что-то, чего нет в тексте, я сразу останавливаю. Там нет прямой речи, просто идёт очень подробное описание диалога. И, конечно, в самый первый момент никто не понимает такую форму, и люди уходят в зажимы, но это естественная реакция. А когда ты подробно узнаёшь своего персонажа, узнаёшь, что происходит в истории, то эти вопросы сразу отпадают, ребята начинают импровизировать, и это дает тебе пространство. Формально сцена заканчивается, а ты ее не останавливаешь. Есть какие-то вещи, которые не писались, а за счет дубля и импровизации получилось выйти на них.

Film.ru: Расскажи, пожалуйста, кто тебя вообще вдохновляет?

Иван И. Твердовский: У меня есть какие-то настольные фильмы. Вообще, от фильма к фильму все это очень меняется. Потому что на историю «Подбросов» вывела отчасти Кира Муратова. И я много пересматривал ее фильмы, непосредственно когда писались «Подбросы». При этом хотелось поменять немножко визуальную эстетику и пластику. Мы пересматривали фильмы Долана и называли это «дать немножко Долана». Мы понимали, что всё такое розовое и цветное, как у Ксавье Долана, мы никогда в жизни в наших российских реалиях не найдем и не снимем. Но держать в голове это очень полезно, чтобы иметь яркий визуальный ориентир.

Film.ru: Давай так. Три любимых фильма от Ивана И. Твердовского.

Иван И. Твердовский: На данный момент, наверное, это будет «Рассекая волны», «Долгие проводы» и, наверное, «Дневник его жены» Алексея Учителя.

Film.ru: Есть ли какое-то литературное произведение, которое ты бы хотел экранизировать?

Иван И. Твердовский: Я, честно, боюсь экранизаций, потому что, мне кажется, это очень сложно. И задачами, которые ты себе ставишь, используя какой-то литературный материал, ты изначально себе подрезаешь крылья. Потому что быть лучше, чем первоисточник, практически невозможно, ну или мы не знаем таких примеров. В этом смысле я побаиваюсь.

Film.ru: Не бывает такого, что ты читаешь книгу и думаешь: так, это мне было бы интересно снять?

Иван И. Твердовский: У меня такое бывает, особенно когда я читаю современную драматургию. Когда понимаю, что автор жив, с ним можно все обсудить, поработать, а еще лучше, если он тебе даст возможность все это перелопатить целиком и полностью. Было такое, да, читаешь роман, понимаешь, что это кино. Из последнего, что меня так вдохновило, это был Саша Филиппенко, роман «Травля». С ним бы я с удовольствием поработал и снял бы, честно говоря.

Film.ru: Скажи, а есть ли какой-то актер в нашем или зарубежном кино, с которым ты мечтал бы поработать?

Иван И. Твердовский: Наталья Николаевна Павленкова. С ней всегда хочется работать, как-то так складывается, что не можем мы расстаться четыре фильма. Изначально, даже когда она базово не планируется, как в фильме «Подбросы», в какой-то момент во время проб ты понимаешь, что лучшее нее это никто не сделает.

Кадр из фильма "Подбросы"

Кадр из фильма "Подбросы"

Film.ru: Скажи, пожалуйста, а почему ты не снимаешь клипы и рекламу, как многие твои коллеги?

Иван И. Твердовский: Ну, я, честно говоря, жду каких-то классных предложений, потому что то, что мне предлагали, мне никогда не нравилось. Мне неинтересно делать рекламу порошка стирального, вкусных печенек. Конечно, мне хочется Dior, Chanel, Gucci и все прочее. Но пока не приходит.

Film.ru: То есть просто вопрос твоих эстетических предпочтений?

Иван И. Твердовский: Ну вот я бы не стал за какое-то печенье продаваться. А вот какие-то классные вещи я бы с удовольствием поделал.

Film.ru: А если печенье с классным актёром?

Иван И. Твердовский: Если это интересно, то почему нет. Как правило, просто это все банальное и нелюбопытное. А те деньги, которые за это платятся, тоже не космические. Лучше я просто лишний раз не поем.

Film.ru: Тебе, как режиссёру с узнаваемым стилем, насколько было бы интересно снять что-то такое, чего от тебя никто не ждет? Мюзикл, комедию положений?

Иван И. Твердовский: Знаешь, после того как мне говорят, что все фильмы похожи, что «Подбросы» — это то же самое, что «Зоология» или «Класс коррекции», меня это по-хорошему задевает, и я убеждаюсь все больше и больше, что есть истории, которые я хочу делать и хочу снимать. Как бы мне даже мои продюсеры ни советовали какого-то другого пути, каких-то других картин, уйти куда-то в сторону. Мне это совершенно неинтересно. Зачем мы вообще делаем кино? Потому что мы его не можем не делать. Ты говоришь, кричишь. И если ты это сделал, то сделал не зря. И когда я это чувствую внутри, то понимаю, что я делаю свою работу и никто не сделает ее, кроме меня. Тогда есть в этом кайф. Когда этого нет, то, мне кажется, можно себя потерять.

Film.ru: Скажи, а есть какие-то идеи полных или коротких метров, которые ты давно хочешь реализовать, или написанные сценарии? Или ты идешь вперед все время?

Иван И. Твердовский: Есть истории, которые я перерос и которые с удовольствием бы отдал кому-то. Сам бы никогда не снимал. Есть прекрасный сценарий, который написал до «Класса коррекции», с ним собирался дебютировать, но отчасти я это сделал в «Классе коррекции», в «Зоологии», даже в «Подбросах». Он как-то размазался по всем фильмам.

Film.ru: То есть режиссёры к тебе могут обращаться?

Иван И. Твердовский: Я с удовольствием отдам кому-то, если понравится. Есть и какие-то рассказы, которые интересны для кино тоже.

Film.ru: Расскажи вкратце, над чем ты работаешь дальше?

Иван И. Твердовский: Ничего не могу пока сказать. Мне интересно прощупать от первого до третьего драфта, насколько история живёт. Если она вдруг погибает и к ней пропадает интерес, то это уходит на полку, совершенно безжалостно.

Film.ru: Всегда было интересно, что твои фильмы всегда идут ровно полтора часа. Это, как известно, классный фестивальный формат, который любят отборщики. Ты так чувствуешь или по-другому не пишется?

Иван И. Твердовский: Я вот с тобой не соглашусь, мне кажется, в конкурсе Канн нет много лет ни одного фильма меньше, чем два часа.

Film.ru: Я именно о более артхаусных фестивалях, как «Локарно», например. То есть в большей форме ты чувствуешь, что что-то не то?

Иван И. Твердовский: Да, вопрос ритма, и как история пишется и монтируется. С теми же «Подбросами» предполагался другой метраж, в какой-то момент я понимал, что все рассыпается, это невозможно было собрать в единую картину. И либо из этого два фильма делать, либо один. Есть какие-то вещи чисто физиологические, я сам ненавижу, когда фильм идёт больше чем сто минут. Какой бы хороший фильм ни был, какой бы прекрасный режиссёр ни был, я внутри ерзаю. Сходил вот ты в туалет перед показом. Потом тебе захочется через полтора часа. А если два? Если два с половиной? Я еще плюс курящий человек. Два часа не курить очень сложно.

Film.ru: То есть такой кайф у тебя способны отнять только Кира Муратова и Ларс фон Триер?

Иван И. Твердовский: Да, но я их не смотрел уже давным-давно в зале. То есть когда ты смотришь дома, ты можешь в любой момент покурить, в любой момент в туалет даже сбегать. Даже остановить. Если посмотреть, у Муратовой тоже, в общем-то, восемьдесят или девяносто минут идут фильмы.

Film.ru: У нее много длинных фильмов, «Мелодия для шарманки», например.

Иван И. Твердовский: Ну там сто с небольшим минут. А у Триера так вообще все полтора часа почти ровно. Кроме «Меланхолии», «Нимфоманки».

Film.ru: А как же твой любимый «Рассекая волны»?

Иван И. Твердовский: «Рассекая волны», мне казалось, часа полтора идёт. Но он захватывает.

Film.ru: Это все говорит о внутреннем мироощущении режиссёра Ивана И. Твердовского, те фильмы, которые его захватывают, они в его восприятии идут меньше.

Иван И. Твердовский: Ну, возможно. Я вот даже сейчас задумался. У меня вообще есть какая-то такая штука. Я потом иногда сомневаюсь на монтаже, я чувствую, что зарезаю кино. И с «Зоологией» такое, и с «Классом коррекции», с «Подбросами», прямо я начинаю бить себя по рукам в какой-то момент.

Film.ru: Какой бы ты мог дать совет молодым кинематографистам, которые стремятся к полному метру?

Иван И. Твердовский: Не терять время, в первую очередь. Потому что все так быстро бежит и меняется. Если ты получил профильное образование и несколько лет не занимаешься кино, то профессия уходит, я это ощущаю. Даже когда после перерыва между картинами я приступаю к съемкам, я понимаю, сколько я потерял за год, за два. А уж тем более, если ты закончил институт, десять лет чем-то занимался и вдруг такой – хоп, и хочешь делать кино. Это все уходит, это навык, это профессия действительно. Она нас покидает порой. Не терять времени, искать, снимать, при любых обстоятельствах. Сейчас это можно за очень маленькие деньги делать.

 

Комментарии  56



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть