Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Фильм для любителей кроссвордов «Империя волков» /Empire des loups, L'/ (2005) играет и на нервах зрителей, и на тщеславии киноманов. Только скажешь себе: «Все ясно», – он тут же перестраивается, перетекает в очередные непонятки. Подобная переливчатость, выдержанная до конца – его главная заслуга и новация.

Симпатичная тетка (Арли Ховер) видит страшные сны и не помнит своего мужа. Линкольна помнит, Кеннеди помнит, а родного мужа – никак. Он рядом, богатый, красивый, и утешает в постели: «Полечимся, полечимся». Но и когда утешает, она видит его и друзей жуткими трупаками, вампирами с кровавым ртом. Налицо настоящий ужастик. От греха подальше тетка идет к психоаналитику (Лаура Моранте). Между тем, в другой, бедной части Парижа из канализации достают труп за трупом изуродованных девиц. У всех вырезаны губы, носы, а то, что между ног, до основания съедено помощницей маньяка – видимо, крысой. Маньяка пытается найти симпатичный полицейский (Жослин Куиврен). Находит, что все девицы были нелегальными иммигрантками, турчанками, при этом рыжими и молодыми. Налицо жесткий триллер. От безысходности полицейский идет к старому сыскарю, разжалованному когда-то за превышение власти и спивающемуся в позоре (Жан Рено).

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Империя волков"

Рассмотрев диспозицию, тут же думаешь: «Ну, осталось свести разнородные линии, полицейского с теткой, мистику с триллером – и кранты. Страшная тайна тетки сыграет на руку полицейскому, когда они найдут друг друга благодаря сыскарю или психоаналитику, а маньяком окажется муж». Или что-то в этом роде. Но тут вдруг одна линия выруливает на иное, вторая – на более иное, и они лишь расходятся, а не сводятся. Озадачиваешься: «Что за бред?». Отстраняешься: «Сами давайте объясняйте». И действительно, к концу первого часа вдруг все быстро сложилось. Только совершенно не так, как думалось, и одно было вовсе не мистикой, а научной гипотезой, а другое было не триллером, а «поларом» (полицейской историей). Полиция важней маньяков, налицо очередные разборки секретных служб, в общем – гимн сетям шпионажа, и теперь остается вычислить их мотивы и главаря. Наверняка в правительстве. Но хронометраж – более двух часов.

Разумеется, вскоре все снова вдруг развернется и вообще срочно переедет в Турцию. И еще час заморочек обеспечен. Передохнуть уже в жанре боевика не дадут до самой последней минуты, но еще минут пять потом будете мысленно разбираться, кто, чего и как так. Но если вы ко всему относитесь по-простому, то по-простому «Империя волков» (не путать с «Братством Волка» /Pacte des loups, Le/ (2001)) станет для вас лишь исправленной и дополненной компиляцией «Никиты» /Nikita/ (1990) с «Идентификацией Борна» /Bourne Identity, The/ (2002). Назвали и успокоились. А вот если вы действительно – любители кроссвордов, любопытно разъять навороченное и выстроить аккуратно: по вертикали и по горизонтали. Тут небессмысленно помнить, что в фильме на равных встретились режиссер Крис Наон («Поцелуй дракона» /Kiss of the Dragon/ (2001)), сценарист Жан-Кристоф Гранже («Видок» /Vidocq/ (2001), «Багровые реки» /Crimson Rivers, The/ (2001)) и артист Жан Рено («Багровые реки», «Багровые реки 2: Ангелы Апокалипсиса» /Crimson Rivers 2: Angels of the Apocalypse/ (2004)). У всех трех разные амбиции, но за кадром они все же, видимо, блюли равенство, стравливая амбиции только в сюжете и стиле.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Империя волков"

Гранже имеет вкус к детективам под мистико-историческим соусом, Наон знает сегодняшний Париж сквозь будни полицейского участка, Рено все может и надоело – надоело ему все суперское. Когда всем троим все друг про друга ведомо, выходит не куча мала, а именно переливчатость. То есть, ценен не конец фильма, как обычно всегда в поларах, а самодостаточность каждой минуты сеанса. Фильм, видимо, ставил себе задачу развлекать не концом, а все время, что, кстати, актуально по нынешним временам. Для этого Гранже замутил максимум «поларных» вариаций: «Серые волки», старые статуи, лабиринты проулков и подземелий, мафия нелегалов, эксперименты с памятью, убойный отдел, отдел по борьбе наркотиками, отдел по борьбе с терроризмом, спецаки. Его главной задачей было – связать, изначально знать, в чем там дело, в чем единство и разгадка, и чтоб никто не догадался.

Наон принял эстафету, каждый сюжетный момент сделав ударным благодаря реалиям. С первого кадра понятно, что все профессионально, если на столе компьютер, куча бумаг, тут – колонки, там – пепельница и кофе, но когда остается незаполненный угол кадра, этого быть не может. И тогда в угол кадра сажают пушистую кошку. На секунду, зачем, она больше не появится? А затем, что домашняя кошка – старая примета французских полицейских («Красный круг» /Cercle rouge, Le/ (1970)). И скрупулезность реалий начинает касаться всего – картины в прихожей психоаналитика, турецких бань, крушения винтовой лестницы, деревни, выдолбленной в скале. По режиссуре все – точность улик, до конца обходящая суть. Добавьте недетский взгляд: если уж морг – то без фиговых листочков, если уж курят в кадре – то дают закурить соседке. Все настолько неполиткорректно, что задача действительно – реализация.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Империя волков"

Главный напряг (чувство глубокого неудовлетворения) сваливается на Рено. Если он с самого начала вот – угу, угу – и потом тоже – угу, угу – то какого же черта он дожидался парня? И когда девка таки нашлась, какого черта он сразу не свалил в выдолбленную деревню дожидаться ее? Но Рено же не пальцем деланный. Во-первых, когда он впервые появится в кадре, сидя задом в гавайской рубашке и будучи блондином с татуировками (да не седой – именно крашеный) – это уже сильный аттракцион. Во-вторых, этот аттракцион дает понять, как ему все надоело, а по сюжету значит, что во всей этой истории было богатое прошлое, и рассказывать его некогда. То есть все знают, что Рено – брюнет, а если появился в таком виде, с таким реноме, да еще и того в середине… – значит, все было в прошлом. Что надо, то и было. Этого в принципе хватает, чтобы не рыться.

Но если вы настолько любопытны, что харизмы Рено вам мало, ответ все равно найдется. Остается немногое. Остается поверить в то, что Милорад Павич когда-то в своем известном романе для любителей кроссвордов оставил только женщинам (счастливый конец (мужчинам он оставил простоту)). Остается поверить, что Рено просто не может быть нехорошим. И тут же сойдется все. И вы объясните себе, почему он ждал и не свалил. Потому что еще не знал, на что девка вдруг решится. А Гранже таки знал. Разгадка – долгий путь каждого к отцеубийству благодаря любви к людям.

Комментарии  140


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть