Наверх
Хантер Киллер Пришелец Оверлорд Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда Ральф против Интернета Апгрейд Вдовы Робин Гуд: Начало Проводник Все или ничего

Рецензия на фильм «Двойник дьявола»

Самый дикий, веселый и увлекательный политбоевик после падения башен-близнецов

Старший сын иракского диктатора Удай Хуссейн так боится покушений, что решает нанять двойника. Идеальной кандидатурой оказывается его одноклассник Латиф – похожий на него, но не в пример более честный юноша, которому типичное диктаторское поведение – пьянки, дебоши, изнасилования, беспорядочная стрельба – в целом претит. Копия восстает против оригинала, и начинается кровавый диссидентский боевик.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Двойник дьявола"

Страна-производитель в титрах – Бельгия? Отчего вдруг? – удивляет лишь поначалу: уже на первых минутах понимаешь, что ни одна из американских студий на такое денег бы не дала – даже такому уважаемому человеку, как Ли Тамахори, режиссеру одной из самых популярных последних бондиан «Умри, но не сейчас» /Die Another Day/ (2002) (недаром и премьеру устроили на условно независимом «Санденсе»). Пятнадцать бельгийских миллионов Ли тратит с размахом, рисуя апокрифическую историю багдадских принца и нищего такими же жирными штрихами, какими вольнонанятые немецкие врачи-убийцы с помощью чернильного карандаша размечают физиономию честного Латифа перед тем, как, вооружившись скальпелыми, превратить его в абсолютную копию бесчестного Удая. Сахарный английский jeune premiere Доминик Купер («Герцогиня» /Duchess, The/ (2008), «Неотразимая Тамара» /Tamara Drewe/ (2010)) с пугающей легкостью превращается в среднестатистического торговца с рынка – стоит добавить ему черной щетины и, необъяснимым образом, венсанкасселевский нос.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Двойник дьявола"


В августе Доминика Купера также можно будет увидеть в «Первом мстителе» /Captain America: The First Avenger/ (2011).

Фильм снят по одноименному роману Латифа Яхия.

Яхия на самом деле был двойником Удая с конца 80-х и до 1992 года.

Еще страшней метаморфозы хрупкой музы Оноре и Озона Людивин Санье: леопардовое платье, золотистое белье – и она резко прибавляет десять килограммов; красная помада – и превращается в Алику Смехову из кинокартины «Женщина с цветами и шампанским» (1992). Ассоциации с постперестроечным кооперативным кино возникают не случайно: пожалуй, только там сочетание пыточного порно (ну ладно, может, просто кровавого махалова) и визгливого социального месседжа выглядело так гармонично, что производило впечатление худприема. Напоминающие шероховатый кинодокумент сцены пыток в иракских застенках мешаются с эпизодами нероновских по размаху вечеринок, речи протагониста о чести страны – с афористичными монологами антагониста: «Больше Родины я люблю только п…у». При этом у арабского зла и добра – одно европейское лицо. Аплодисменты бронебойному американскому концепту.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


Комментарии  125




Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть