Наверх
Фильмы 2017 Невеста Притяжение Звонки Лего. Фильм: Бэтмен На пятьдесят оттенков темнее Джон Уик 2 Великая Стена Обитель зла: Последняя глава Защитники
Кто сказал «мяу»?
10 лучших экранных котов и кошек
Страх над городом.
10 фильмов о педофилах и педофилии
Неженское лицо.
10 фильмов о женщинах на войне
Искусство поражать.
12 самых удивительных фильмов 2015 года
Секс без причины.
10 западных звезд, которые жалеют, что раздевались в кадре

Добро со световым мечом

Будут ли «Звездные войны: Пробуждение Силы» столь же морально просты, как фильмы Джорджа Лукаса?

Рассуждая о «Звездных войнах», исследователи часто отмечают их моральную простоту и ясность. Повстанцы – хорошие, Империя – плохая, и их противостояние – сражение бесспорного Добра с безусловным Злом, в котором лишь одна сторона заслуживает зрительского уважения. Так было во времена Лукаса. Но продолжится ли традиция в эпоху Дж. Дж. Абрамса и Walt Disney? Об этом стоит порассуждать.

Самый известный закон кино гласит: «Показывайте, а не рассказывайте», и Джордж Лукас в точности ему следовал, когда демонстрировал в «Звездных войнах» свое отношение к Империи. В первом фильме цикла нет долгих и подробных рассуждений о том, как Империя угнетает людей. Вместо этого Лукас показывает, как обходятся штурмовики с ни в чем не повинными родственниками Люка, когда узнают, что в их доме побывали разыскиваемые имперцами дроиды. Ни суда, ни следствия, ни адвоката – немедленная жестокая расправа. Возможно, с пытками. Даже если бы в фильме не было уничтожения Альдераана, одного этого было бы достаточно, чтобы объяснить, почему Люк и его новые товарищи рискуют жизнью ради свержения Императора.

Между премьерами четвертого и третьего эпизодов «Звездных войн» прошло 28 лет, но отношение Лукаса к Империи за почти три десятилетия не изменилось ни на йоту. В кульминации «Мести ситхов» Анакин убивает маленьких будущих джедаев, которые еще толком ничего не умеют и которые для новорожденной Империи совершенно не опасны. Этот поступок слабо психологически мотивирован, но он выполняет свою художественную задачу – показывает, что, какой бы слабой и забюрократизированной ни была Республика, Империя будет куда хуже. Прошли годы, прежде чем нацистская Германия начала убивать детей. Империя сделала это в первые минуты своего существования. Что может быть хуже? Только геноцид.

Кадр из фильма "Звёздные войны: Пробуждение силы"

Кадр из фильма "Звёздные войны: Пробуждение силы"

Вообще, за все фильмы, в которых Лукас изобразил Империю, он не сказал о ней ни одного доброго слова. Ее штурмовики не умеют стрелять, ее командиры тупы и запуганы, ее инженеры строят гигантские машины и космические станции с очевидными конструкторскими ляпами. А когда Дарт Вейдер разыскивает сбежавших повстанцев, он обращается за помощью к наемникам, не доверяя эту работу собственным подчиненным. Есть ли лучший способ расписаться в своей некомпетентности как лидера? Да, Вейдер при этом отличный воин и пилот, но воевать и летать он научился во времена Республики, когда был джедаем Скайуокером. Империя не научила его ничему, кроме готовности убивать подчиненных и заменять одних идиотов на других.

Напротив, повстанцы в цикле изображаются исключительно в положительных и героических тонах, и им ни разу не приходится принимать морально сомнительных решений, обычных во «взрослых» фильмах о партизанах и революционерах. Показательно, что во всех трех фильмах первой трилогии нет, например, ни одной сцены, в которой повстанцы допрашивают пойманного имперца. Тогда как имперцы в первом же фильме не просто допрашивают, а еще и пытают Лейю. И оказываются в этом столь же некомпетентны, как и во всем остальном, кроме взрыва планет.

Кадр из фильма "Звёздные войны: Пробуждение силы"

Кадр из фильма "Звёздные войны: Пробуждение силы"

Казалось бы, при таком изображении Империи и повстанцев зрительские симпатии должны были быть строго на стороне последних, как это обычно бывает в голливудских блокбастерах о героях и злодеях. Но, несмотря на все ее очевидные проблемы и преступления, Империя в «Войнах» получилась столь харизматичной, что у нее нашлось немало поклонников. То есть людей, которые не хотят никого пытать или истреблять, но которые не отказались бы полетать на имперских истребителях, поездить на «шагоходах», побегать с эффектными красными световыми мечами и пострелять молниями Силы из пальцев. Говорите что хотите о джедаях, но они испускать молнии не умеют!

Кино, разумеется, не могло предоставить зрителям такой возможности, а вот видеоигры принесли своим создателям немало денег, эксплуатируя интерес геймеров к игре за «плохих». Вспомним, например, как популярна была в свое время игра Star Wars: TIE Fighter, позволившая летать на имперских космических кораблях, уничтожая повстанцев и имперцев-предателей. В ее некоторых миссиях даже можно было летать в одной эскадрилье с Дартом Вейдером! И хотя эта игра вышла 20 лет назад, ее до сих пор помнят и называют одной из лучших игр по мотивам «Звездных войн». Если не самой лучшей, несмотря на все ее технические ограничения.

Кадр из фильма "Звёздные войны: Пробуждение силы"

Кадр из фильма "Звёздные войны: Пробуждение силы"

Впрочем, не нужно забираться в дебри игровой истории, чтобы найти примеры фанатской любви в Империи. Нынешняя многопользовательская игра Star Wars: The Old Republic позволяет выбирать между имперскими и республиканскими персонажами, и за первых играют чаще. В том числе потому, что их сюжетные линии ярче и интереснее, чем плоско-героичные истории о джедаях и их союзниках. Это уже признак любви к Империи не только геймеров, но и сценаристов. Злодейство имперцев оказывается более вдохновляющим, чем доброхотство республиканцев.

Почувствовать отнюдь не лукасовское отношение к Империи и повстанцам можно и в книжных циклах, основанных на «Войнах». Так, один из их самых популярных персонажей – имперский тактический гений адмирал Траун, который изображен в книгах Тимони Зана как сторонник имперского порядка, но не имперской жестокости. «Враг, который заслуживает уважения», Траун оказался столь удачным героем, что он фигурирует в целом ряде видеоигр по мотивам «Войн», включая уже упомянутую Star Wars: TIE Fighter, где игрок участвует в воплощении его тактических замыслов.

Кадр из фильма "Звёздные войны: Пробуждение силы"

Кадр из фильма "Звёздные войны: Пробуждение силы"

Пожалуй, ни одна другая существенная вымышленная вселенная не может похвастаться таким паритетом зрительского и читательского отношения к «хорошей» и «плохой» сторонам конфликта, как «Звездные войны». И это ставит интересную проблему перед теми, кто сейчас работает над новыми «Звездными войнами». Должны ли эти фильмы воспроизводить позицию Лукаса, или же они должны показывать противников более сбалансированно – так, чтобы потрафить как сторонникам повстанцев, так и поклонникам имперцев?

Если бы новая трилогия в точности продолжала описанный Лукасом конфликт, то особого выбора у сценаристов не было бы. Пиетет перед создателем цикла не позволил бы им на большом экране изобразить Империю в более привлекательных тонах. Но в «Пробуждении Силы» и далее врагами повстанцев будут не имперцы, а новые организации, возникшие на обломках Империи. В частности, это «Первый Орден» (собственно Империя 2.0) и «Рыцари Рен» (ситхи 2.0). И хотя пока трудно понять, в чем принципиальная разница между прошлыми и нынешними врагами повстанцев, переименование может быть прозрачным намеком на «тонкую настройку» злодейских образов и превращение их скорее в Трауна, чем в Вейдера.

Кадр из фильма "Звёздные войны: Пробуждение силы"

Кадр из фильма "Звёздные войны: Пробуждение силы"

Легко заметить, что такая настройка пошла бы на пользу продажам мерчандайза. Чем большего уважения заслуживают злодеи, тем лучше продаются связанные с ними товары. Одно дело купить костюм «крутого» врага джедаев, и совсем другое – нарядиться персонажем, который преимущественно известен как убийца детей, невинных и безоружных. Мы не знаем, учитывались ли эти соображения при создании «Пробуждения Силы», но трудно представить, чтобы они вовсе не обсуждались.

Еще один аргумент в пользу изменения морального баланса в «Звездных войнах» – нынешнее отношение Америки к своим войнам. Прошли те времена, когда американцы видели себя безукоризненными «Воинами Света», несущими в менее продвинутые страны порядок и процветание. И хотя Америка все равно считает себя лучше всех, она часто признает с экрана свою небезупречность и сомнительность своих действий в стране и за границей. Так что повстанцы вполне могут быть изображены с чуть меньшей симпатией, чем в фильмах Лукаса.

Кадр из фильма "Звёздные войны: Пробуждение силы"

Кадр из фильма "Звёздные войны: Пробуждение силы"

В этой связи особый интерес вызывают две злодейские фигуры фильма – Кайло Рен в исполнении Адама Драйвера и капитан Фазма в исполнении Гвендолайн Кристи. Первый из них – одержимый Дартом Вейдером «новый ситх», а вторая – командующая штурмовиками Первого Ордена. Оба эти персонажа скрывают свои лица под масками, и это может говорить как о том, что фильм видит их нечеловечными «машинами смерти», так и о том, что картина готовит их к раскаянию и «разоблачению» вроде тех, что пережил Дарт Вейдер в финале первой трилогии. И если таковы планы сценаристов, то какие-то намеки на это мы увидим уже в «Пробуждении Силы». Как знать, может быть, «раскаяние и разоблачение» ждет весь Первый Орден!

Впрочем, когда Абрамс в интервью сравнивает Первый Орден с нацистами, взявшимися за старое после бегства в Аргентину, такое развитие событий перестает казаться правдоподобным. С нацистами в Голливуде не договариваются – их уничтожают. Так что более вероятно, что мы получим одного-другого Траунов, но «новая Империя» в целом будет нарисована теми же черными красками, что и Империя прошлых лент. И, наверно, это к лучшему. Уважение традиции – большое дело! А если зрители смогли полюбить прежнюю Империю, то и Первый Орден им придется по вкусу. Зачем чинить то, что не сломалось?

 73

Комментарии

Пользователи еще не оставили комментариев.


Добавить комментарий
Аватар пользователя Гость
Войдите на сайт



Зарегистрируйтесь



Читайте также

показать еще


 


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть