Наверх
Фильмы 2018 Жажда смерти Гоголь. Вий Рэмпейдж Тихое место Тренер Танки Смешарики. Дежавю
Не хочу учиться!
15 звезд, не окончивших школу
С места в карьер.
10 самых кассовых режиссерских кинодебютов
Пленники паранойи.
10 лучших экранных детективов, где все под подозрением
Самые ожидаемые фильмы апреля 2014 года.
Горячая десятка. Ожидаемые фильмы апреля 2014 года
Неравные браки.
10 голливудских режиссеров, женившихся на своих звездах

Рецензия на фильм

Мир, полный чудес

Мимо кассы: «Мир, полный чудес»

В еженедельной рубрике "Мимо кассы" мы рассказываем о фильмах, которые не появятся в российском кинопрокате, но все-таки могут заслуживать вашего внимания.

5
оценка

В 1927 году глухонемая девочка по имени Роуз (Миллисент Симмондс) сбегает из отцовского дома в Нью-Джерси, чтобы найти свою мать, которая стала знаменитой актрисой немого кино в Нью-Йорке. Ровно 50 лет спустя, в 1977 году, недавно лишившийся матери и оглохший Бен (Оакс Фегли) сбегает из больницы в штате Миннесота, чтобы разыскать отца, который может жить в Нью-Йорке. Оба ребенка бродят по мегаполису, пока не находят тех, кто готов им помочь.

Кадр из фильма «Мир, полный чудес»

Кадр из фильма «Мир, полный чудес»

Автор книги «Мир, полный чудес» Брайан Селзник известен романом «Изобретение Хьюго Кабре», который положен в основу фильма Мартина Скорсезе «Хранитель времени»

Положенная в основу мелодрамы Тодда ХейнсаКэрол», «Вдали от рая», «Меня там нет») детская книга Брайана Селзника – это причудливый формальный эксперимент. Одна из двух историй «Мира, полного чудес» рассказана картинками, а другая – словами. В определенный момент, когда истории Роуз и Бена пересекаются, картинки и слова сливаются в единое повествование, и это создает мощный художественный эффект, ради которого сочинена книга.

Кадр из фильма «Мир, полный чудес»

Кадр из фильма «Мир, полный чудес»

Хейнс попытался хотя бы отчасти воссоздать этот эффект в кино, но желаемого не добился. Контраст между черно-белым и бессловесным повествованием о Роуз и цветным и словоохотливым повествованием о Бене не столь разителен, как в книге, а сплести два стиля в финале режиссер даже не попытался. Очевидно, ему стоило «нажать» на формальную сторону ленты. Например, снять фрагменты Роуз в точном соответствии с традицией немого кино (экзальтированная актерская игра, интертитры с виньетками), а не довольствоваться черно-белым изображением, неслышимостью реплик персонажей и старомодным музыкальным сопровождением. И, конечно, странно было отказываться от финального смешения стилей – сути «Мира, полного чудес».

Кадр из фильма «Мир, полный чудес»

Кадр из фильма «Мир, полный чудес»

Фильм был отобран для основного конкурса Каннского кинофестиваля в 2017 году.

Не решившись или не сумев полноценно воссоздать устройство книги в фильме, Хейнс выдвинул на первый план две сюжетные линии. Но без художественной поддержки они оказываются очень слабыми и безбожно затянутыми, с небольшим количеством значимых событий и необъяснимым поведением второстепенных героев.

Кадр из фильма «Мир, полный чудес»

Кадр из фильма «Мир, полный чудес»

Так, из истории Бена следует, что его мать, во всем положительный член общества, скрывала от сына, что его отец – тоже во всем положительный член общества, который своей возлюбленной ничего плохого не сделал. Даже если их отношения не сложились, это совершенно не повод для того, чтобы ничего не рассказывать мальчику об отце и не знакомить его с родней по отцовской линии. Где тоже сплошь замечательные люди, о чем женщина была осведомлена. В результате покойная героиня Мишель Уильямс предстает злодейкой, хотя лента явно снималась не для того, чтобы откопать труп бедной женщины и поставить его в угол за преступление против сына. Очевидно, лента использует повествовательный шаблон («мать скрывает от сына историю его рождения»), который с данным сюжетом не стыкуется.

Кадр из фильма «Мир, полный чудес»

Кадр из фильма «Мир, полный чудес»

Апофеозом нелепости и затянутости картины становится ее концовка. Вместо того чтобы буквально одним предложением ответить на главный вопрос, который мучает Бена, героиня тащит мальчика на другой конец города, устраивает ему экскурсию по музею и читает лекцию о своей семейной истории, лишь в самом конце объявляя то, что Бена по-настоящему волнует. Конечно, есть вещи, которые непросто сказать, даже если это нечто очень приятное. Но когда речь идет о маленьком ребенке, то столь долгая проволочка – откровенная пытка малыша. А также зрителей, которые уже давно догадались, как персонажи связаны. Героине так и хочется крикнуть: «Ну, телись уже! Скажи главное, а потом води экскурсии!»

Кадр из фильма «Мир, полный чудес»

Кадр из фильма «Мир, полный чудес»

Кстати, об экскурсиях. Именно в них – в экранном посещении двух музеев – скрываются основные «чудеса», которые фильм обещает своим заглавием. Музеи в кадре действительно любопытные, но смотреть художественное кино ради беглой экскурсии глупо. Еще глупее снимать такой фильм. Сила голливудского кино в том, что оно может отправить персонажа в любое приключение в городе и на природе, столкнуть героя со всем, что было, что есть, что будет и что может быть. Зачем, условно говоря, показывать египетскую выставку, если можно показать настоящий Египет – хоть времен пирамид, хоть эпохи Клеопатры? Абсурдно…

Кадр из фильма «Мир, полный чудес»

Кадр из фильма «Мир, полный чудес»

Хейнс, обычно работающий для взрослых, взялся за экранизацию детской книги, чтобы снять семейный фильм о детях и для детей. Но собственных детей у постановщика нет, и его представление о детских вкусах далеко от реальности. Да, дети любят истории о персонажах их возраста. Но «Мир, полный чудес» не содержит достаточного числа приключений, сюжетных поворотов и прочих драматичных событий, которые могли бы в течение двух часов удержать малышей у экрана. Весь его сюжет можно изложить в двух коротких абзацах, и это будет исчерпывающее изложение.

Даже взрослому человеку будет непросто провести столько времени с фильмом, который мало что предлагает, кроме трех обаятельных детей (Роуз, Бен и еще один мальчик), удачного саундтрека, нескольких нехитрых визуальных находок и двух убедительно воссозданных эпох истории Нью-Йорка – 1920-е и 1970-е. Правда, при наличии развитого воображения в фильме многое можно разглядеть – примерно как в живописи абстракционистов, хотя кино Хейнса довольно конкретно. Но эта рецензия о том, что есть на экране, а не о том, что может родиться в голове зрителя под влиянием фильма.

 
Мир, полный чудес Борис Иванов 5 10
 28

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть