Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Чужая»

От «Чужой», еще до премьеры прослывшей новой сенсацией отечественного кинематографа, мы ждали русских «Прирожденных убийц» или даже «Никиты», однако получили артхаусную притчу о природе зла, в какой, к тому же , никого не жалко.

Когда бандоса Бабая берут за убийство, четверо братков отправляются в Чехию с заданием вернуть оттуда его сестру-проститутку, которая нужна как гарант того, что братец не сболтнет следствию лишнего. На их беду, девица оказывается чем-то вроде темной богини, исполненной адского цинизма и начисто лишенной принципов.

Культовый интернет-персонаж Владимир «Адольфыч» Нестеренко написал киноповесть «Чужая» с целью рассказать, как все было на самом деле в лютые девяностые, и о чем писал, если верить самому автору, знал не понаслышке – якобы даже в тюрьме отсидел.

Права на экранизацию выкупили Эрнст и Толстунов – люди, которые всегда выбирают правильные истории, а после их правильно интерпретируют. В данном случае ставка принципиально делалась на темных лошадок: на главные роли утвердили незамыленных актеров из провинциальных театров, режиссером назначили сериальщика Антона Борматова. История как бы рождалась сама собой, всплывая из мутной пены девяностых, и в результате стала откровением еще до первого официального показа. Премьера «Чужой», кстати, состоялась на интеллектуальном «Книжном фестивале», после чего все кинокритики и блоггеры не преминули отписаться про то, какое же это прекрасное кино, упоминалая, кроме прочего, и о наступлении новой эры в русском кинематографе. К тому моменту ленту уже слили в интернет. Одновременно на бескрайних просторах глобальной появился и вирусный ролик, где главный отрицательный герой – урка и наркоман – рассказывает интернет-пирату, какой тот унылый гандон. Посмотреть его можно тут, но сразу предупредим – зрелище это довольно унизительное.


Экранные права на «Чужую» были проданы за 100 000 долларов.
Что стало крупнейшей сценарной сделкой в истории русского кино.

Как, будем уж честны, и само кино. Про суровые девяностые было снято только два адекватных фильма: телевизионная «Бригада» и близкий к гениальности «Бумер». Все ждали, что «Чужая» станет третьим. Ждали отечественных «Прирожденных убийц» пополам с «Большим кушем» и «Никитой». А получили нечто совершенно иное.

И дело даже не в том, что Антон Борматов достиг апогея пошлости в эротической сцене в поезде, где женский оргазм сигнализируется гудком проезжающего навстречу состава. И не в том, что мат и феня тут в каждой фразе. Не в том, что актеры не столько играют, сколько зачитывают радиопьесу (хотя Наталья Романычева в главной роли почти безупречна). Просто это не авантюрная бандитская история с перестрелками – что, впрочем, не исключает обилия кровищи и выстрелов из «плетки», как, оказывается, киевские бандиты называют пистолет – а скорее артхаусное размышление о природе всякого зла, мщении и праве на выбор. И ладно, пусть будет, но причем тут новое слово в истории русского кино?

Есть у «Чужой» и еще одна проблема. В том же «Бумере» Сергею Шнурову, композитору и автору саундтрека, приходилось уговаривать зрителя не сопереживать Коту и его подельникам, однако мантра «Никого не жалко, никого» не работала – больно хороши были герои. В «Чужой» же нет ни одного, даже второстепенного персонажа, который не вызывал бы ненависти и не заставлял желать ему самой скорой и болезненной смерти.

И такой воспитательный эффект от фильма про те времена, самую память о которых нужно скорее вытравить из российского коллективного разума, безусловно ценен. Но делает ли он ценным сам фильм?

Вердикт

Артхаусный кинороман воспитания о природе зла, сокрытой в бандитских девяностых.

Комментарии  139


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть