Наверх
Фильмы 2018 Человек-Муравей и Оса Небоскреб Монстры на каникулах 3: Море зовет Русалка. Озеро мертвых Клуб миллиардеров КилимандЖара Миссия невыполнима: Последствия

Не только в Германии, но и в Америке, Израиле, Китае «Бункер» /Untergang, Der/ (2004) скромного немца Оливера Хиршбигеля прошел с очень большим успехом. Повторится ли это у нас – очень большой вопрос, хотя именно у нас его надо показывать первым экраном и по всей стране. Между прочим, скучно не будет даже тем, кто прекрасно знает, как «Гитлер сварился в кастрюле». То есть что в апреле 45-го он в бункере под Рейхстагом прятался от бомбежек, праздновал день рождения, женился на Еве Браун и покончил с собой, после чего их трупы сожгли, а на Геббельса бензина не хватило, а Магда Геббельс до самоубийства успела отравить своих шестерых детей. Действительно, все эти факты с разной степенью объективности показывали сами немцы еще в 1955 году («Последний акт» /Letzte Akt, Der/ (1955) Пабста) и Советы в 1972-м («Освобождение» Озерова). Интересность нынешнего «Бункера» – что Хиршбигель снял не про факты и даже не столько про Гитлера, а про многих из нас.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Бункер"

Сами немцы к сегодняшнему дню разобрались с нацизмом досконально, и никакого «злого гения», «мистики», «паранойи» на его долю не оставили. Гитлер в «Бункере» – среднестатистический мужичонка с совершенно понятной психологией. У нас таких сегодня – через одного в метро сидит. Психология фюрера, который виден всего 12 последних дней жизни, читается буквально с детства, даже если не знать его биографии. Ну, маменькин сынок – такие вечно вырастают страшными хамами, жуткими эгоистами, ранними импотентами. Стандарт дурака, возомнившего себя умным. Если, не дай бог, обзаведется семьей (евами браун и фегеляйнами) или выйдет в начальники (в фюреры), будет домашним тираном и «органчиком» на службе. Паранойя не исключена, но не является сутью. Ведь в принципе каждый хам – уже больной человек.

В разгаре «социально вписанной» болезни он действительно любит поговорить, чтобы послушать звук собственного голоса, и еще красивых баб – чтобы смотреть на них, словно в зеркало. Если его и назвать «фанатиком идеи», то одной-единственной – идеи самого себя. Дальше может быть демагогия хоть про «наци», хоть про «большевиков», про «Третий Рейх» или про «Третий Рим», про «жидов», про «чеченцев» – все равно «есть только два мнения, мое и неправильное». Всю жизнь от дикой жалости к себе (недолюбили, недооценили, недодали) ему можно все по отношению к другим – и сексуальный садизм, и окончательное решение еврейского вопроса, и медицинские эксперименты на людях. Всю жизнь он врет себе, что других вообще не существует, при этом действует чужими руками и постоянно собой любуется. Всю жизнь, ничему толком не научившись, он с полным знанием дела лезет во все подряд – в литературу («Майн кампф»), в архитектуру (Шпеер), в историю (Третий Рейх), в войнушку (Вторая мировая). Действительно, фюрера хлебом не корми, дай полюбоваться собой на военном совете, а если он умрет, потянет за собой всех, и из всех персонажей фильма жалко лишь полевых генералов. Но пусть армии, флота и авиации больше нет, дай фюреру помечтать, как будто они есть.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Бункер"

Это вообще-то не клиника, а банальность законченного эгоизма, сидящего в нашем метро, повторю, через одного. Хиршбигель точно ее знает и позволил себе немножечко усложнить. Снял кино про отношения хамов, когда вдруг запахло жареным. Это раньше они так или иначе сгруппировались, пришли к власти, сидели у кормила и не хотели с него слезать, и все было, заметьте, «по закону», поскольку «большинству» так было удобней. Но вот жареный петух так или иначе клюнул, и «Бункер» как ту же стандартную схему показывает, что за крысы первыми разбегаются, какие и как паникуют, каких надо успеть срочно затоптать. Главная крыса всегда впадает в прострацию. Схема хамских отношений впечатляет благодаря тому, что привязана к конкретной ситуации, конкретным персонажам, конкретным случаям. Одна из лучших сцен – как Шпеер сообщает Гитлеру, что давно обманывал его, не выполняя приказов по разрушению инфраструктуры и тактике «выжженной земли», хотя лично его по-прежнему уважает. Гитлер переживает мгновенный, но настоящий шок: «Меня предали». Это главное. Что бросили тысячи раненых – это само собой разумеется.

По идее вообще фильм можно назвать «Команда», а никакой не «Бункер», поскольку в 12 апрельских дней 1945 года вписывается практически любая команда быдла, дорвавшегося до кормила. На место Гитлера в бункере можно поставить «кого-то в Америке» 11 сентября, «кого-то в России» в три дня Беслана, «кого-то в Таиланде» во время рождественского цунами. Точность «того, что и так все знают» Хиршбигель дополнил уникальностью актерских лиц, подлинностью реплик, парадоксальностью антуража (взятие Берлина снимали в Питере, бывшем блокадном Ленинграде). Получилось весьма выразительно. Бруно Ганц (Гитлер), Юлиана Колер (Ева), Томас Кретшманн (Фегеляйн), Коринна Харфаух (Магда) легко и изящно, именно «по-актерски» нашли в себе «зарвавшегося хама», его «женскую собственность» или, наоборот, его «неженскую собственность». Магда Геббельс убила своих детей, потому что их отец Геббельс изменял ей всю жизнь и убил в ней женщину, и жива была с тех пор только верой в фюрера как в бога, недаром в ноги кидалась перед тем, как самоубился. Как бог умер, начался конец света, когда в самом деле детей лучше убить самой, чем отдать на растерзание другим. И ни при чем здесь «без национал-социализма у них нет будущего», прочая идеологическая фигня. Коринна Харфаух, как и Юлиана Колер, за всеми словесами блестяще играет именно обыденную психологию. Ясную, как дважды два.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Бункер"

«Социально вписанные» психболезни особенно ясны, потому что на фильм, помимо все-таки чокнутых по профессии «полевых генералов», найдется как минимум двое нормальных разнополых людей. Снятый по мемуарам личной секретарши Гитлера Траудль Юнге (Александра Мария Лара), «Бункер» присовокупил к ее женскому взгляду мужской – военврача Эрнста-Гюнтера Шенка (Кристиан Беркель). Эти двое, ведя себя абсолютно адекватно в любой жуткой ситуации, делают более выпуклой неадекватность всех остальных и напоминают, что в самой крысиной, самой жареной ублюдочной команде всегда найдутся антиподы. По-другому не бывает. Хотя с типично немецкой сентиментальностью в некоторых местах Хиршбигель все-таки переборщил. Ну, лишнее есть, есть. Однако в целом кино правдиво. Чего стоит очередная тирада Гитлера про то, что нельзя никого жалеть и почему нельзя. На это смотришь, как на пьяного соседа, и забываешь даже, что на самом деле Гитлер (174) был на 20 сантиметров выше Геббельса (154), а в фильме он на него смотрит снизу вверх. То есть «да пусть бы Ленин-Сталин оказался хоть Бандерасом, только бы сняли что-нибудь про нас, хоть отдаленно похожее на правду».

Комментарии  178

Читайте также

показать еще


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть