Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Перед премьерой «Каменной башки» сыгравший главную роль чемпион мира по боксу Николай Валуев рассказал о том, что его бесило на съемках и о национальной идее.

В фильме Филиппа Янковского «Каменная башка» (2008) Николай Валуев сыграл потерявшего память боксера, которому больше нельзя драться – впрочем, криминальной интриги в фильме больше чем спортивной. Недавно Валуев отстоял титул чемпиона мира на ринге настоящем. Накануне премьеры фильма мы встретились с чемпионом, чтобы расспросить о кино и боксе.

- Поздравляем с победой и титулом чемпиона мира, и с отличной ролью.

- Спасибо.

- У вас было много предложений начать кинокарьеру. Почему выбрали именно «Каменную башку»?

- В первую очередь, сценарий. Потом – предложение главной роли. Как вы понимаете, далеко не всегда выпадает возможность сыграть главную роль, сразу оценить собственные силы и посмотреть, получится ли это, возможно ли заниматься кино в дальнейшем. И плюс еще наличие свободного времени. Много предложений было отклонено из-за того, что съемки совпадали с подготовкой к следующим боям.

- А почему спортсмены так редко снимаются в кино? С точки зрения маркетинга – отличный же ход.

- Это очень сложно. Практически невозможно. Нужно много свободного времени, и надо быть готовым к тому, что оно все пропадет, придется его потратить только на кино. Это не лучшим способом скажется на спорте. Особенно ночные съемки – когда просто выбешивает уже, к концу начинает бесить просто любое слово. Хочется спать. Я привык ночью спать. Для меня не спать ночью – как красная тряпка.

Понимаете, я уже в своем деле профессионал, я прекрасно понимаю неотвратимое действие, вред этих ночных бдений. Меня это бесит вдвойне. Актер, приходя на съемочную площадку, уже готов ко всему этому, а мне надо еще готовиться к соревнованиям. Я знаю, что после этих съемок организм некоторое время будет восстанавливаться, а я должен начать тренироваться, причем уже восстановленным, отдохнувшим.

- Как же вы рискнули?

- Рискнул…

- И вы довольны результатом?

- Рано еще говорить. Я не видел фильма.

- Вы хотели посмотреть его со зрителями?

- Зрители… важен не сам зритель, важен экран, в первую очередь.

- А вы ориентировались на какие-то фильмы? Смотрели что-то перед съемками?

- Нет. Как пошло, так и пошло. Но вы не кидайте всю ответственность на меня. Мне же все помогали – Филипп прежде всего. Это не то, что вывели тебя на съемочную площадку – иди, играй!

- Эмоционально тяжело было играть Егора?

Да. Было нелегко. понимаете, в жизни я другой человек. Я люблю жизнь, я люблю улыбаться, а Егор – весь внутри, в себе. Единственное, что меня с ним связывает, кроме бокса – я тоже человек философски настроенный, мои эмоции часто непонятны окружающим. Люди не знают, как реагировать, потому что я скрываю свои чувства. Только самые близкие знают, что момент происходит у меня в голове. А окружающие и не догадываются.

- Жалко Егора?

- Очень.

- Девочки плачут…

- Ничего себе… Вот Филипп сказал: «если я сумею сделать так, чтобы на этом фильме плакали, значит я добился результатов». Получилось!

- Там есть такая сцена, когда Егор понимает, что снова может драться и выходит на ринг на тренировке. И его партнер, парнишка, все падает и падает и падает, и реально больно на это смотреть. Это так по правде бывает?

- Увольте. Что, в фильмах по правде стреляют?

- Нет, я имел в виду, часто ли ваши спарринг-партнеры так летают на тренировках?

- На тренировке очень редки случаи, когда спарринг-партнер отправляется на пол. Ну, скорее не редки, но… чаще этого не происходит.

- Будете еще сниматься?

- Да, конечно. Это зацепило. Хотя я фильма еще не видел. Но было интересно очень. Как со временем получится – будем смотреть.

- А сами вы про что хотели бы фильм сделать?

- Есть сценарий, есть идея интересная. В двух словах – это жанр, который давно позабыт. Это сказка. Материализуются два героя из снов ребенка, и помогают ему вырасти в собственных глазах, научиться важным вещам, которых он раньше не умел, его не смогли научить родители или он сам не захотел. Герои снов помогают мальчику стать мужчиной. Помогают заложить основы мужского характера. Вот такая сказка. Сценарий интересный, и я в принципе согласен участвовать. Осталась только техническая часть – время найти и прочее.

И есть еще мечта сняться в фильме в виде какого-нибудь нашего былинного русского героя. Или может быть, в чем-то, связанном с историей, поднимающем сознание, дух людей.

- Илья Муромец?

- Ну, может Илья Муромец. Хотя я не знаю, у меня все-таки такое лицо не типично русское. Ну, не суть.

- А Конана видели? Нравится?

- Конан – это, знаете, фильм прошлого века. И, тем более, делать по сценарию Конана что-либо российское – повторять Конана на российский лад, изначально проигрышная идея. Нужно делать только с национальным уклоном. У нас слишком богатая история, чтобы обращаться к различным конанам, еще к кому-то. Надо написать замечательный сценарий и сделать фильм, который будет именно для россиян. А Конан – это чужое, тем более, что это все в прошлом.

Но на тот момент это была картина серьезная.

Комментарии  135

Читайте также

показать еще



Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть