Наверх
Фильмы 2018 Жажда смерти Гоголь. Вий Рэмпейдж Тихое место Тренер Танки Смешарики. Дежавю
Телемертвецы.
13 сериалов по Стивену Кингу
Вы не вор, вы человека убили….
15 звезд кино, обвиненных в убийстве
На двенадцать оттенков серее.
Еще 12 знаменитых кинематографических Греев
Крофт, Лара Крофт.
12 любопытных фактов из жизни легендарной героини фильмов и игр
Первые мстительницы.
10 самых крутых экранных супергероинь

"Чайка" на Сене

Как Нина Заречная стала французской кинозвездой

На экраны России вышел фильм «Малышка Лили», сюжет которого заимствован из чеховской «Чайки». Его автор – видный французский режиссер старшего поколения Клод Миллер, автор таких картин, как «Комната для волшебников», «Бетти Фишер и другие истории», «Под подозрением». «Малышка Лили» в Канне-2003 привлекла внимание публики и прессы: герои чеховской пьесы жили в современной Франции, снимали фильмы и спорили о кино. Из загородной усадьбы действие переносилось на парижскую киностудию, и там Треплев (его назвали Жюльеном) делал свой дебютный фильм о поруганной любви, герой которого в финале стрелялся.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Перед премьерой «Малышки Лили» мы беседуем с Клодом Миллером в московском отеле «Мариотт».

-- В первой половине картины вы крайне бережно относитесь к стилю и тексту Чехова – видно, что знаете его и тонко чувствуете. Что вас привлекло в «Чайке»?

-- Я прочел у Чехова все, что мог достать, для меня он один из любимых писателей. А идея «Чайки» появилась случайно. Как-то мне нужно было написать статью – уж не помню, о чем. И понадобилось процитировать чеховскую фразу – мне казалось, что она из «Чайки». Я перечитал пьесу, но фразы не нашел – потом выяснилось, что она из «Дяди Вани». Но перечитал не напрасно: меня поразило, что ее персонажи, люди театра и литературы, жившие в XIX столетии, по своим чувствам и тревогам так близки нам, кинематографистам XXI века. Там, в пьесе, словно отражалась и моя жизнь. И я почувствовал, что здесь есть материал для фильма – не прямой экранизации, а «по мотивам». Меня заинтересовало, что будет, если взять этих персонажей и поместить в наш мир? В тот мир, в котором я работаю и которым живу, – мир кино. Эти русские персонажи мне показались актуальными для любого времени и любой страны. Так Нина Заречная стала Лили, Треплев – Жюльеном, Аркадина – Мадо, Тригорин – Брисом, Сорин – Симоном, а Маша – Жан-Мари.

-- В «первом акте», действие которого происходит на даче у озера, вы почти буквально следует за Чеховым, но потом от пьесы решительно отходите. Почему?

-- Когда я закончил первую половину, и Нина Заречная – у нас Лили – уехала в город, я почувствовал, что если продолжать следовать букве пьесы, получится просто еще одна постановка «Чайки». А я совсем не этого хотел. Кроме того, когда Чехов написал роковую фразу «Треплев стреляется», он ведь продолжал заниматься своими будничными делами – пошел выпить чаю или лег спать. Он продолжал жить со своим счастьем или со своим горем – словно ничего не случилось. И я подумал о привилегии, которой обладают только художники, творцы собственных миров: они могут использовать собственные страдания, счастливые или трагические коллизии своей жизни в своих произведениях. Это характерно для многих людей искусства, в том числе и для меня. И я подумал, что если показать на экране, что наш Треплев снимет фильм о своем возможном самоубийстве, расцелует Лили, которая сыграла в этом фильме себя, и они отправятся пить шампанское по случаю окончания съемок – это не будет изменой Чехову. Жюльен стал режиссером и воплотил драму своей любви в свою картину. А застрелить себя доверил своему персонажу. Это более в духе нашего века.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

-- В фильме удивительно передана поэтика русской усадьбы («Люди пьют чай, а в это время…»). Меня заинтересовала природа этого знания, и мне показалось, что этот источник – русское кино. В частности, мой любимый фильм Никиты Михалкова «Неоконченная пьеса для механического пианино». Это так?

-- Да, мне тоже очень нравится эта картина Михалкова. Я видел ее давно и с той поры не пересматривал, но допускаю, что она засела в сознании и повлияла на мое видение материала. Я вообще очень чувствителен к атмосфере такой семьи на лоне природы, которая в своем прекрасном молчании совершенно безразлична к нашим маленьким проблемам. Эти мотивы есть и у Чехова – в «Чайке», в «Вишневом саде». Я не русский человек, но я это хорошо чувствую.

-- Во Франции так же чувствуют близость русской культуры, как в России – родство культуры французской?

-- Мне кажется, во Франции нет ни одного серьезного писателя, который не был бы влюблен в русскую литературу. Это целый континент, и он занимает в нашей жизни очень важное место.

-- Поставлю вопрос конкретнее: ваш фильм по духу очень русский – в какой мере он французский?

-- Мне приятно слышать от вас, что он русский. Но это почувствовали вы, русский, а француз этого не скажет. Для него фильм будет французским. Чехов писатель мирового звучания.

-- В фильме, как и в пьесе, происходит конфликт поколений: молодой максималист Треплев-Жюльен восстает против старого искусства, для него воплощенном в Тригорине-Брисе. С кем вы ассоциируете себя – вы Жюльен или Брис?

-- Я и тот и другой. Я старый новатор и молодой консерватор. Сегодня я, наверное, ближе к Брису. Но в молодости был Жюльеном, хоть и менее агрессивным.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

-- Но в фильме «вы-Жюльен» говорите «вам-Брису», что он ваш враг. Это жесткое обвинение. В чем его смысл?

-- Да, жесткое. Вообще-то, их спор касается куда более важных вещей, чем кино. Это борьба за право каждого быть самим собой. Я не знаю, как говорят в таких случаях в России, но во Франции есть поговорка: сыновья приходят, чтобы убивать своих отцов. Но именно благодаря смене поколений развивается наш мир. Я в этом споре ни на той, ни на другой стороне – я просто констатирую ситуацию. Молодые всегда обречены хоронить стариков – в этом движение жизни.

-- Мне здесь чудится также спор между поколениями кинематографистов. Он в России сейчас развивается очень драматично, и во Франции, по-моему, тоже. Вы это противостояние ощущаете на себе?

-- Это спор вечный – всегда наступает момент, когда один художник выходит в моду, а другой из нее выходит. Это грустно, но неотвратимо.

-- Разве дело в моде? Разве вышли из моды Шекспир, Мольер, тот же Чехов? Вам не кажется, что очень часто молодое кино не столько утверждает свои ценности, сколько пытается свергнуть ценности прежние, оставив нас в пустыне?

-- Вы правы. Но эти попытки свергнуть старое – тоже естественны. Я не говорю, что они хороши. Особенно когда Шекспира свергают люди неталантливые. Но приходит талантливый – и сам становится новым Шекспиром.

-- Как вы относитесь к молодому французскому кино?

-- Как в любом поколении, в нем есть и таланты и бездарности. Но нам во Франции повезло: у молодых есть деньги для своих фильмов. И если подающий надежды режиссер хочет снять кино, ему помогут это сделать. В нашем молодом кино сейчас два главных течения. Одни хотят снимать, как в Америке, подражают компьютерному кино. Другие учились в наших киношколах и увлечены национальными традициями – в этом их активно поддерживает критика. В обоих течениях можно заметить свои изъяны. Подражающие Америке режиссеры приходят к механическому, формальному кино, которое становится ярким бездумным зрелищем. Режиссеры второго лагеря убеждены, что достаточно просто снять авторскую картину, а думать о том, чтобы ее захотел посмотреть зритель, считают ниже своего достоинства. Их фильмы надо расшифровывать. Иной расскажет свой замысел – в теории выходит очень увлекательно, а фильм смотреть невозможно. И это другая крайность. Фильмов «золотой середины» очень и очень мало.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

-- В России сейчас спорят о необходимости государственной поддержки кинематографа, и ее сторонники часто ссылаются на французский опыт.

-- Это действительно исключительный опыт. Обычно считают, что кино существует благодаря налогам – но это неверно. У нас так поставили дело, что само кино дает деньги на кино. Какая-то часть денег, вырученных от продажи билетов на фильм, американский или французский – любой, идет в общий фонд. За этот счет и живет национальная кинопромышленность. Были приняты специальные законы о телевидении, которое обязано часть денег от рекламных вставок в кинофильмы передавать в тот же фонд развития национального кино. Система оказалась очень эффективной, и кино у нас сейчас бурно развивается.

-- Расскажите о фильме, о котором вы сейчас думаете.

-- Я пишу сценарий политической комедии. Американцы назвали бы ее политическим детективом. Главный герой – президент Французской республики – конечно, вымышленный. Больше пока не скажу ничего.

-- Вы уже бывали в Москве?

-- Это третий или четвертый визит. Хотя я не был здесь лет десять. Сейчас Москва стала похожа на Лас-Вегас…

-- Кошмар!

-- Сплошные казино.

-- Боюсь, что их тут больше, чем в Лас-Вегасе.

-- Впрочем, я только вчера приехал – может, увижу что-нибудь еще.

 64


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть