Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Кровью и потом: Анаболики»

Веселые похороны американской мечты

Амбициозный инструктор и идейный бодибилдер-сектант Дэниел Луго понял, что не хочет всю жизнь учить стариков надувать дряблые бицепсы и устремился по стопам своих кумиров из «Крестного отца» и «Лица со шрамом». Сперва он обзавелся бандой: двумя такими же фанатами белковых коктейлей, а потом разработал план по похищению полумафиозного владельца прибрежной забегаловки. Однако вскоре оказалось, что кое о чем в кино умолчали.

Кадр из фильма "Кровью и потом: Анаболики"

Кадр из фильма "Кровью и потом: Анаболики"

Один взгляд на Марка Уолберга и Дуэйна Джонсона, насупленно взирающих с афиши нового фильма Майкла Бэя порождает в сознании шутки на тему того, что режиссер слишком увлекся картинами о человекообразных роботах и именно поэтому взял на главные роли артистов, которые на этих роботов больше всего похожи. От главного пироманьяка Голливуда и признанного эксперта в области пропагандистского кино (ключевые реплики «Армагеддона» произносились исключительно на фоне звездно-полосатого полотнища) ждали чего угодно, но только не коэновской по духу комедии, слишком веселой, впрочем, чтобы назвать ее черной.

Кадр из фильма "Кровью и потом: Анаболики"

Кадр из фильма "Кровью и потом: Анаболики"

Бюджет фильма был обеспечен по условиям договора о съемках «Трансформеров 3»: Бэй согласился сесть в режиссерское кресло триквела лишь на том условии, что ему дадут $25 млн на «маленький личный проект».

Жанр отходной современной Америке в последние годы вновь стал набирать популярность – достаточно вспомнить «Особо опасны» Оливера Стоуна или «Боже, благослови Америку» Бобкэта Голдтуэйта. «Кровью и потом» в этом ряду выделяется, прежде всего, тем, что опирается не на измышления автора, а на реальные события 1994-95 годов, которые стали основой сценария. В курьезной истории качков-рэкетиров Бэй сумел разглядеть полноценную энциклопедию жизни «самой накаченной страны мира». Вера в страну и «тело как храм» здесь уже давно срослась с верой религиозной, а «взглядом в глаза собственной мечте» легко становится покупка сверхсовременной газонокосилки.

Кадр из фильма "Кровью и потом: Анаболики"

Кадр из фильма "Кровью и потом: Анаболики"

Взяв за эстетический ориентир рубленый монтаж, модный в описываемый временной период, режиссер воспроизвел на экране картину переполненного тестостероном мира, наблюдать за полетом в пропасть которого, настолько увлекательно, что почти не страшно. Происходящее на экране с такой скоростью превращается в микс из «После прочтения сжечь» братьев Коэн со «Сказками Юга» Ричарда Келли, что когда в финале на экране появляются фотографии прототипов главных героев, слышно уже будто бы даже смех самого режиссера. Ведь в мире, где накокаиненный качок жарит отрубленные кисти рук во дворе дома, жить в известном смысле куда веселее, чем в стране, из последних сил пытающейся с оружием в руках продемонстрировать остальному миру прелести демократии.

Комментарии  144

Читайте также

показать еще


Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть