Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

За пятьсот лет до Колумба на коренных жителей Северной Америки совершают набеги жестокие викинги. Каменные наконечники индейцев не в силах противостоять жаждущей крови стали северных мечей, и выжить в схватках мало кому удается. Однако возможны не только потери, но и неожиданные прибавления: после одной из атак в племени Черного Крыла остается маленький мальчик-северянин. Он так и не смог убить пленного ровесника-индейца, и отец-викинг, решив, что такая размазня недостойна считаться его сыном, оставляет ребенка на произвол судьбы. Индейцы проявляют к бледнолицему детенышу сострадание, и через пятнадцать лет мальчик, названный за цвет кожи Призраком, вырастает в умелого и сильного воина (Карл Урбан). Как раз вовремя: к берегам вновь причаливает корабль с драконьей головой на носу и проклятою ордой на борту. Так что Призраку ничего не остается, как противостоять своим былым соплеменникам и силой, и хитростью.

В прошлом клипмейкер, режиссер Маркус Ниспел никогда особенно не заботился об оригинальности своих проектов – его полнометражным дебютом несколько лет назад стала новая (и, надо сказать, блестящая) версия классической «Техасской резни бензопилой» /Texas Chainsaw Massacre, The/ (2003), а позже он снял на телевидении осовремененную версию «Франкенштейна» /Frankenstein/ (2004) – тоже далеко не первым в истории кино. Вот и новоявленный «Следопыт» формально считается римейком одноименного норвежского фильма двадцатилетней давности, номинировавшегося на «Оскара» и имевшего большой успех у себя на родине и во всем остальном мире. Там, правда, никаких индейцев не было и в помине, кровавые столкновения происходили между скандинавскими племенами, так что из оригинала тут была позаимствована в основном философия мести.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Следопыт"

Много больше взял Ниспел из других источников, куда более известных массовому зрителю. В первую очередь вспоминается грандиозный «Конан-варвар» /Conan The Barbarian/ (1982) (кстати, режиссер «Конана» в свое время очень хотел сделать фильм про викингов): длинноволосый мальчуган, на наших глазах вырастающий в длинноволосого же мускулистого красавца, украшенный рунами меч, которому только и можно доверять, общий брутальный пафос в духе ницшевского «то, что нас не убивает, делает нас сильнее»… Не менее основательно потревожен и дух другого знакового героя боевиков восьмидесятых – во время погони викингов за Призраком в горном лесу тот ведет себя совсем как Джон Рэмбо в «Первой крови» /Rambo: First Blood/ (1982) (примечательно, что похожими аллюзиями были наполнены и соответствующие сцены из другого индейского блокбастера этого сезона – «Апокалипсиса» /Apocalypto/ (2006) Мела Гибсона). А собственно викинги в рогатых шлемах (которых, как известно, у них никогда на самом деле не было) и причудливых доспехах, «украшенных» человеческими черепами и прочей атрибутикой подобного сорта, кажутся прибывшими не из Европы, а из техномагической вселенной игр и романов серии «Warhammer». Некоторые же другие составные части чуть более неожиданны и имеют прямое отношение к советской кинематографической классике (выходит, отчасти справедливо и не особенно удивительно, что в России фильм увидели гораздо раньше, чем во всем остальном мире – и европейская, и американская премьеры намечены только на конец апреля). Так, очевидно, что в сцене, где рогатые гиганты в тяжеленных доспехах идут по тонкому льду и неизбежно проваливаются под воду, Ниспел вдохновлялся эйзенштейновским «Александром Невским», а чуть позже Призрак зычным криком вызывает сход мощной снежной лавины – точь-в-точь, как некогда волк из «Ну, погоди!».

Впрочем, даже подобного рода мультипликационные ассоциации не мешают оценить первобытную мощь «Следопыта» по достоинству. При том что, несмотря на всю вроде бы неизбежную эпичность и размах, это довольно локальная история: никаких особенных массовок – одно немногочисленное племя против одного отряда, с обоих сторон несколько десятков человек. Если сравнивать с батальными картинами из иной эпохи, то это скорее не «Освобождение», а «Проверка на дорогах» (1985). Все по-настоящему. И даже раскалившиеся мечи, выпавшие из уставших колоть рук, плавят снег, как шмайсеры у Германа. Есть упоение в бою.

Комментарии  178



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть