Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на мини-сериалы «Хэтфилды и Маккои» и «Хэмингуэй и Геллхорн»

В сентябре 2012 года состоялось вручение престижных телепремий Эмми самым выдающимся телешоу сезона. В их число вошли две историко-биографические драмы: «Хэтфилды и Маккои» (5 наград из 16 номинаций) и «Хэмингуэй и Геллхорн» (2 награды из 15 номинаций).

«Хэтфилды и Маккои»

Сериал «Хэтфилды и Маккои» спродюсировал для телеканала History Кевин Костнер, в карьере которого давно не было звездных ролей, и нанял в качестве режиссера-постановщика Кевина Рейнолдса, с которым сработался еще в 80-е, будучи еще никому не известным актером. На счету Рейнолдса три костнеровских фильма и долгая история сотрудничества (это Рейнолдс рекомендовал Костнера на роль в «Танцах с волками»). В результате никто не прогадал: Костнер получил ударную роль, а телеканал самое большое число номинаций на Эмми в своей истории, среди которых была и номинаций Рейнолдсу за лучшую режиссуру. Выиграл даже местный туризм: после демонстрации сериала началось паломничество любопытствующих на границу Кентукки и Западной Виргинии, в Аппалачские горы, где происходила историческая вражда (хотя Аппалачи для сериала на самом деле снимали в Румынии – в Трансильвании).

Эпическая вражда Хэтфилдов и Маккоев длилась более двадцати лет – с момента окончания Гражданской войны (1865), когда главы семейств возвратились домой поднимать хозяйство, а вместо этого затеяли историческую бойню, которая изрядно проредила оба семейства. С той и другой стороны за эти годы полегло не меньше десятка человек, включая женщин и детей.

Рэндалл Маккой (Билл Пэкстон) и «Дьявол Энс» Хэтфилд (Кевин Костнер) оба воевали за южан, только для Дьявола Энса война закончилась раньше – он дезертировал, и Рэндалл был тому свидетелем. Тут бы правоверному Маккою и пристрелить поправшего воинскую честь Хэтфилда, но судьба рассудила иначе.

Увертюрой будущей кровавой вражды стало убийство одного из Маккоев, опрометчиво явившегося в деревенский кабак на границе двух штатов в голубом мундире северян. Когда он ненароком попался на глаза дяде Дьявола Энса злобному ублюдку Джиму Вэнсу (Том Беренджер с видимым удовольствием исполняет эту шикарную роль), то все оправдания, что, мол, другой одежды нищий Маккой не нажил, ему не помогли.

Дьявол Энс и дядя Джим Вэнс

Дьявол Энс и дядя Джим Вэнс

Следующим поводом к вражде послужили притязания стряпчего Перри Клайна (Ронан Вайберт), водившего дружбу с Маккоями, на земли Дьявола Энса по поддельной купчей. Таких вещей Дьявол Энс не прощал, и в отместку лишил Клайна его имущества.

Рэндалл Маккой и стряпчий Перри Клайн позируют фотографам для газетного снимка

Рэндалл Маккой и стряпчий Перри Клайн позируют фотографам для газетного снимка

Дальше – больше. Не такой зажиточный, как Хэтфилд, и будто навсегда этим обиженный, Рэндалл Маккой заподозрил одного из Хэтфилдов в краже свиньи. Вроде обычная бытовая ссора, но Рэндалл пошел на принцип и из-за какого-то несчастного хряка прямиком потащил обидчика в суд, хоть и отговаривала его жена Салли, боясь, что Маккои прослывут деревенщиной. А там заседал судья Уолл Хэтфилд (Пауэрс Бут), присудивший победу своему родственничку на основе ложных показаний. Этого Маккои не стерпели и попросту прирезали лжесвидетеля. А следующей жертвой стал родной брат Дьявола Энса, убитый на деревенской гулянке по случаю выборов. То, что поначалу выглядело обычными соседскими дрязгами, стало приобретать нешуточный оборот, и обернулось и вовсе шекспировскими страстями, когда старший сын Дьявола Энса, красавчик и бабник Джонси Хэтфилд (Мэтт Барр), впервые увидел дочь Рэндалла Розанну Маккой (Линдсей Палсифер).

Розанна и Джонси

Розанна и Джонси

Розанна и Джонси решили, что, хоть родители и против, брак их все равно совершился на небесах

Розанна и Джонси решили, что, хоть родители и против, брак их все равно совершился на небесах

Их союз проклинали представители обоих семейств, но Джонси и Розана предпочли жить во грехе, наплевав на разгоревшуюся к тому времени с новой силой вражду кланов. В 1949 году Ромео и Джульетту из Кентукки увековечил Голливуд в мелодраме «Розана Маккой». В финале этого фильма, преодолев семейную вражду, Розанна с Джонси вместе красиво уезжали в закат. На самом же деле все сложилось куда трагичнее.

Граница между землями Хэтфилдов и Маккоев – река Таг-Форк

Граница между землями Хэтфилдов и Маккоев – река Таг-Форк

Убитая племянником Дьявола Энса младшая дочь Рэндалла Маккоя

Убитая племянником Дьявола Энса младшая дочь Рэндалла Маккоя

Шли годы, жертвы множились, обе семьи начали терять сыновей, и если Дьявол Энс еще старался мыслить здраво, то Рэндалл впал в неистовство и предпочел мстить, невзирая на последствия, хотя месть разрушала его собственную семью. В конце концов оба забыли, что послужило поводом к вражде, и ненависть поглотила их целиком. Маккой нанял отряд охотников за головами под предводительством бывшего агента Пинкертона, отъявленного головореза Фрэнка Филипса (Эндрю Говард), и те принялись тягать Хэтфилдов даже с церковной службы. Дьявол Энс со всем семейством затаился в горах. Поначалу оба клана еще обращались к местным законам, пытаясь перетянуть на свою сторону шерифов, и выписывали у судей своих штатов ордера на поимку вражеского отродья. Но вскоре Дьявол Энс решил, что только оружие никогда не подводило его – в отличие от судей и стряпчих. А Рэндалл и вовсе обезумел.

Рэндалл Маккой думает о содеянном

Рэндалл Маккой думает о содеянном

Трехсерийная теледрама медленно разгоняется, но к середине набирает обороты – по мере того, как разгоревшаяся война кланов прирастает драматизмом. И, в отличие от голливудского кино, эта телепостановка не грешит излишним пафосом – это история, рассказанная негромко, но веско.

«Хэмингуэй и Геллхорн»

Ретро от телеканала HBO – это, как правило, знак качества: тщательно подобранные костюмы и в точности соответствующие эпохе прически, отличная работа арт-директора, и в результате – великолепная картинка. Биографическую драму о годах, проведенных Хемингуэем с журналисткой Мартой Геллхорн, поставил Филипп Кауфман – автор уже ставшей классикой «Невыносимой легкости бытия» (1988) и незабываемой биографии «Генри и Джун» (1990). Мини-сериал «Хемингуэй и Геллхорн» примечателен не только участием суперзвезд, но и стильными, тщательно сымитированными ретро-кадрами, где актеры будто вписаны в старую кинохронику на выцветшей пленке, местами засвеченной и с зерном.

Хемингуэй (Клайв Оуэн) знакомится с Геллхорн (Николь Кидман) в баре в Ки Уэст в 1936 году. Не заметить ее невозможно: у нее мужские повадки, дерзкий нрав и необычайно длинные ноги. Он – знаменитый писатель, уже окруженным толпой прихлебателей, почтительно звавших его «Папа». Она – опытная журналистка, объездившая всю страну во время Великой депрессии, но мечтающая о карьере военного корреспондента. На тот момент «Папа» был глубоко женат вторым браком, что не удержало его от поездки в Испанию – из мадридского отеля «Флорида» он будет писать репортажи о Гражданской войне. А Геллхорн эффектно подъедет к парадному входу во «Флориду» на танке – вот только военные репортажи писать она покамест еще не умеет. «А ты просто сядь перед пишущей машинкой и истеки кровью», – скажет ей на это Хемингуэй.

Николь Кидман в возрастном гриме изображающая Геллхорн в старости

Николь Кидман в возрастном гриме изображающая Геллхорн в старости

Хемингуэй за работой

Хемингуэй за работой

Хемингуэй научил Геллхорн работать как он

Хемингуэй научил Геллхорн работать как он

Отель «Флорида» был наводнен журналистами со всех стран света, многие обретали известность, работая под пулями на испанской войне – как фотограф Роберт Капа (Сантьяго Кабрера), сделавший в то время свои самые известные снимки. В отеле жили и русские. Самым известным из них был мрачный, как черный ворон, вечно ходивший по теплому Мадриду в ушанке Михаил Кольцов (Тони Шелхауб), по-видимому, подвизавшийся на этой сцене не только в качестве журналиста. Хемингуэй подозревает, что именно сталинский агент Кольцов причастен к таинственному исчезновению антифашиста Пако Зарры, скомпрометированного родством с чином из окружения Франко. Но политика политикой, а отношения Хемингуэя и Геллхорн в самой романтической для обоих ситуации – в отеле, где штукатурка во время обстрелов сыпалась с потолка – развивались стремительно.

Жена Хемингуэя Полина Пфейфер обвиняет его в неверности, тыча мужа в их совместное фото с писателем Фицджеральдом, который не бросил жену даже в сумасшедшем доме

Жена Хемингуэя Полина Пфейфер обвиняет его в неверности, тыча мужа в их совместное фото с писателем Фицджеральдом, который не бросил жену даже в сумасшедшем доме

Они поженились в 1940 году и обосновались на Кубе, но, как впоследствии признавалась Геллхорн, она была худшей партнершей в сексе на пяти континентах, и все время норовила сбежать из дому на очередную войну.

Гэллхорн во время высадки союзнических войск в Нормандии в 1944 – стилизованные под хронику кадры

Гэллхорн во время высадки союзнических войск в Нормандии в 1944 – стилизованные под хронику кадры

Гэллхорн во время высадки союзнических войск в Нормандии в 1944 – стилизованные под хронику кадры

Гэллхорн во время высадки союзнических войск в Нормандии в 1944 – стилизованные под хронику кадры

«Он научил меня не думать, что самолеты ищут меня, и где-то уже отлита пуля с моим именем», – в закадровом тексте говорит Геллхорн о влиянии, которое оказал на нее брак с этим человеком. Но их отношения «на гражданке» все больше напоминали соперничество: «Мы ладили на войне, но стоило ей закончиться – начинали собственную».

Хемингуэй и Геллхорн в баре на Кубе

Хемингуэй и Геллхорн в баре на Кубе

Геллхорн и президент Рузвельт. Таких съемок, стилизованных под архивные, где персонаж находится в одном кадре с историческим деятелем, довольно много в фильме

Геллхорн и президент Рузвельт. Таких съемок, стилизованных под архивные, где персонаж находится в одном кадре с историческим деятелем, довольно много в фильме "Форест Гамп"

Сериал подробно рассказывает обо всех стадиях отношений, через которые прошли эти люди, придерживаясь широко известных фактов их биографий, но нисколько эти отношения не романтизируя. Хемингуэй – отъявленный мачо, не стесняющийся соперничать с женой, увести у нее работу корреспондента, а потом кинуть ей в лицо высокомерное: «Я тебя сделал!» и безжалостное: «Лучше бы ты вышла замуж за войну». Геллхорн пережила своего куда более знаменитого мужа почти на тридцать лет. В последних кадрах телефильма его создатели не избежали некоторого пафоса – будучи совсем седой, утратившей иллюзии, но не потерявшей боевого духа, Геллхорн все такая же, с дерзким нравом и мужскими повадками, отправляется писать свои честные репортажи с очередной – на сей раз вьетнамской – войны.

Комментарии  122


Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть