Наверх
Хантер Киллер Пришелец Оверлорд Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда Ральф против Интернета Апгрейд Вдовы Робин Гуд: Начало Проводник Все или ничего

Вообще-то по-нашему с юности «пилотаж» – фаза сильного перепоя, когда организм не приемлет ни сидения, ни стояния, а при попытке лечь мутит, крутит, и минувшее проходит пред глазами, как на тренажере под названием «центрифуга». Бывает, кстати, не со всеми, а только с сильно пьющими при слабом вестибулярном аппарате, но в принципе бывает. При том, что в нашей юности кокаины-амфетамины были практически недоступны, вполне можно предположить, что с большой дозы порошка состояние организма равно вышеописанному. Но с какой такой стати «Spun», достаточно заурядный полнометражный дебют клипмейкера Йонаса Экерлунда, обозначен в нашем прокате как «Высший пилотаж», понять весьма затруднительно. Ничего там высшего нет.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Особого впечатления разрекламированные 5300 монтажных склеек не производят. Фильм течет себе и течет, местами довольно медленно, только в тот момент, когда кто-то из персонажей снова нюхает разную гадость, у него в мозгу вдруг все взрывается – бум-бум-бум – и мир мелькает и падает. Мелькает местами быстро и, видимо, достоверно, только это опять же недолго – миг и дальше спокойно до следующей дозы. Пожалуй, хорошее впечатление производит актерский ансамбль юношей и девушек. Главный герой Джейсон Шварцман – придурок как раз настолько, чтобы не бросаться в глаза, Патрик Фьюджит – из той же серии и тихо выполняет возложенные функции (уставясь в телеэкран, играет в видеоигры в перерывах между наркотой, склоками с обожаемой жирной мамой, арестом и предательством). Джон Легуизамо из этой же компании чуть позаметней, поскольку герой-любовник, и откровенно радуют Мина Сувари («Красота по-американски», «Американский пирог») и Бриттани Мерфи («Молодожены», «8 миля»). Гламурные девочки со светлым будущим не побоялись участвовать в такой левой тусне, зная, что она может плохо сказаться на их репутации, поскольку степень разыгрываемой вульгарности, боевая раскраска и подбитые глаза зашкаливают за привычные нормы. Ну, и к ним, наконец, Микки Рурк – этот ничего не боится и все делает хорошо даже после своих бесконечных пластических операций (варит зелье в домашних условиях, бранится с Бриттани Мерфи, все время хочет потрахаться, ходит в диких ковбойских сапогах, бьет морды, устраивает пожары). Хотя тут для людей будет соу-соу: кто любит Микки Рурка, а кто его не любит.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Но это и все хорошее. Дальше даже в ансамбле начинаются спекуляции чисто на «именах». Питер Стормару, Алексис Аркетт и Эрик Робертс, как бы классно они ни делали эпизодики, нужны только подтвердить, что тусовка не левая, а правая. К сожалению, вся она – левее не бывает. В фильме сюжета нету. Схема есть, а сюжета нету. Схема – совсем как в «Бумере», самый главный герой – машина, только не БМВ, а старенькое «Вольво». Оно и выдвинуло придурка в исполнении Шварцмана, потому что машина нужна валить от пустого дилера-Легуизамо к самому химику-Рурку, тащить к ветеринару собачку его девки-Мерфи, мотать в аптеку за ингредиентами, везти Мерфи на вокзал, везти Рурка куда подальше от нагрянувших мусоров и т.д. Они все время в кадре, придурок и его «Вольво», а он все время под кайфом, и это, видно, должно дать «общую картину» чего-то. Только чего? Ну, собачка, покрашенная в зеленое, миленькая собачка, но в ветлечебнице ничего смешного не происходит. Ну, в квартире придурка все время лежит привязанная для секса голая девка, снятая им в стриптизе. Да, всякий раз, забегая домой, он отклеивал скотч от ее глаз и рта, чтобы опять приклеить, когда убежит, но ничего смешного или страшного с девкой тоже нет. Естественно, освободившись, она стала лесбиянкой, а другая девка из города, большая и чистая любовь все того же придурка, посмотрев на него, занюханного, забрала часть денег, которые он у нее бесконечно занимает, повернулась и ушла.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Так всю дорогу – какие-то случайные эпизодики с претензией на забавность, но тут и там недоделанные, не доведенные до ума. У героев нет чувств – великая идея. В таких случаях пить надо меньше, как говорят про нас. Но и выразить это прискорбное бесчувствие Йонас Экерлунд догадался одним-единственным способом – никаким чувством не заражая публику. Если внутри экрана весь народ изнывает, то и снаружи мухи призваны со скуки дохнуть. И «колеса» с колесами «Вольво» не ассоциируются – фильм для этого слишком занудно-реалистический. В «Бумере», где сюжет очень даже присутствует, помимо неслучайности всего происходящего сделана также узнаваемость целой страны в разных видах. Тем или этим она цепляет каждого. «Высший пилотаж» в лучшем случае попадает только обколотым и обкуренным, причем только американским и только из узкой прослойки неучащихся, неработающих, безденежных и бездомных. Им, наверно, похоже. Но на экране все сукины дети с начала до конца, не вызывающие опять же никакого сочувствия, так что, пожалуй, даже обкуренные с обколотыми будут пялиться на экран, лишь потому что «наша тема». Вечно все голубые тащатся от лесбиянок.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Посредственно понятая посредственная жизнь очередных начинающих посредственностей стала новым видом тусовки, которая хочет подняться, подняться, подняться хоть на колесах – очень хочет.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


Комментарии  161



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть