Наверх
Фильмы 2018 Жажда смерти Гоголь. Вий Рэмпейдж Тихое место Тренер Танки Смешарики. Дежавю
Красота ищет жертв.
13 самых элегантных убийц в кино
Секс на продажу.
10 самых успешных эротических лент в истории Голливуда
С пьедестала на бал.
15 спортсменов, ставших актерами
…Они, если честно, не пара, не пара, не пара….
9 удивительных кинокроссоверов, которым не суждено было случиться
Ошибочка вышла!
12 актеров, получивших свой «Оскар» не вовремя

Рецензия на фильм

Солнечный удар

Господин офицерик

Примечательная, но безбожно затянутая историческая лента, первые полтора часа которой можно безболезненно пропустить

6
оценка

Крым 1920 года. В то время как остатки разгромленной армии генерала Врангеля эвакуируются из Севастополя, солдаты и офицеры, попавшие в окружение, сдаются красноармейцам и покорно ждут своей участи. Многие из них мучаются вопросом: «Как вышло, что мы потеряли нашу Россию?», и безымянный капитан (Мартиньш Калита) возвращается мыслями в 1907 год, когда он был беззаботным поручиком, обрученным с привлекательной девушкой и внезапно влюбившимся в красавицу, которая плыла с ним на речном пароходе.

Кадр из фильма «Солнечный удар»

Кадр из фильма «Солнечный удар»

Мартиньш Калита – латвийский актер из Лиепайского театра. «Солнечный удар» – его дебют в России, и он получил роль после пятичасового собеседования с Михалковым

Новый фильм Никиты Михалкова представлен зрителям как соединение двух произведений Ивана Бунина – романтического рассказа «Солнечный удар» и сборника дневниковых записей о послереволюционной России «Окаянные дни». Это, мягко говоря, неправда. «Солнечный удар» в картине действительно экранизирован, а вот от «Окаянных дней» в фильме нет почти ничего. В дневниках Бунина речь идет о гражданской жизни в Москве и Одессе, а картина Михалкова проводит всю свою «позднюю» часть с белыми офицерами в красном плену. Классик ничего подобного не описывал, и точнее было бы сказать, что вторая часть фильма – это придуманное сценаристами продолжение «Удара», основанное на реальных событиях и вдохновленное горькими размышлениями из «Дней».

Кадр из фильма «Солнечный удар»

Кадр из фильма «Солнечный удар»

Изображение в картине Розалии Землячки может показаться карикатурным, но оно основано на воспоминаниях и свидетельствах об этой страшной женщине, на совести которой сотни тысяч жертв красного террора

Обычно, когда сценаристы дополняют классику, их отсебятина – худшая часть фильма. В «Солнечном ударе» все ровно наоборот. Не потому, что Бунин плохой писатель, а потому, что Михалков плохой его экранизатор. Легкая, воздушная и короткая бунинская зарисовка – не столько история, сколько блистательно пойманное ностальгическое настроение – в руках режиссера превратилась в натужное, затянутое и усыпанное ненужными деталями повествование, которое увенчивается кошмарнейшей эротической сценой в истории мирового кино (нет, это не шутка и не преувеличение).

Кадр из фильма «Солнечный удар»

Кадр из фильма «Солнечный удар»

Кроме того, короткий роман поручика настолько не рифмуется с послереволюционными событиями ленты, что их художественное противопоставление наводит лишь на самые общие и плоские мысли вроде: «Надо было, капитан, не по бабам шляться, а в академии лучше учиться, чтобы потом не проиграть войну экономисту Фрунзе и медичке Розалии Землячке. Позорище же несмываемое!» (если Фрунзе лишь поминается в начале фильма, то Землячка, высокопоставленная партийная активистка, – ключевая героиня второй части ленты). Контрастное сопоставление тем эффектнее, чем больше перекличек между сопоставляемыми историями, а параллелей между случайным романом и жизнью в плену нет почти никаких.

Кадр из фильма «Солнечный удар»

Кадр из фильма «Солнечный удар»

Понимая это, авторы картины продолжили историю 1907 года, водрузив поверх полутора часов в обществе поручика и его пассии еще час, в течение которого поручик заводит новое знакомство, непосредственно связанное с позднейшими событиями. Этот час составляет, так сказать, идейную мякотку картины, но он лишь косвенно сопряжен с романом поручика. Поэтому, откровенно говоря, Михалкову надо было вовсе забыть о бунинском «Ударе» и просто снять фильм о том, как (внимание, спойлер!) офицер-дворянин, проведя несколько часов в компании мальчика-простолюдина, годы спустя встречает его уже взрослым коммунистом и осознает, что приложил руку к превращению набожного парнишки в безбожного комиссара.

Такое кино было бы не только компактным, но и выразительным и насыщенным смыслом. И оно, вероятно, получилось бы еще лучше, если бы лента полностью сосредоточилась на двух ключевых персонажах, а не заполняла экран эпизодическими типажами – порой яркими и забавными, но в конечном счете лишь крадущими время у фильма и зрителей. Михалков, вероятно, задумывал эпопею, но его «Солнечный удар» больше похож на кусок мрамора, от которого надо отсечь лишнее, чтобы осталась Венера Милосская. Хотя временами Венера виднеется – актеры удачно подобраны, есть красивейшие кадры и удачные сцены… Это определенно не позорнейший и безумный «Утомленные солнцем 2», но и не великолепный «Утомленные солнцем». Новый фильм Михалкова – где-то посредине.

С 9 октября в кино.

Солнечный удар Борис Иванов 6 10
 162

Читайте также

показать еще

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть