Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Война богов: Бессмертные»

Кровавый пеплум с Олимпийскими богами, титанами и Микки Рурком

Царь-завоеватель Гиперион (Рурк) задумал перебить всех эллинов, а заодно освободить из вечного плена титанов и свергнуть поднадоевшего Зевса с компанией. Помешать ему берется Тесей (Кавилл) при поддержке красотки-оракула (Пинто) и пары беглых рабов.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Война богов: Бессмертные 3D"

Тарсем Сингх, видимо, так истосковался по насилию после доброго детского «Запределья», что буквально упивается сочными звуками отрубленных конечностей в точности как царь Гиперион стонами покоренных противников. Мясной ряд удался на славу: людей и богов тут режут, пронзают, рубят наотмашь, заживо варят и мелко шинкуют. Есть даже эпизод с ритуальным оскоплением пленного при помощи полутораметрового молота. Поэтому картину едва ли имеет смысл сравнивать с недавней «Битвой титанов», разве что с точки зрения сюжетных вольностей. Но чтобы обвинять Сингха в небрежном подходе к мифам, надо быть совсем уж снобом, все-таки костюмный боевик – это не античная драма, нюансы тут ни к чему.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Война богов: Бессмертные 3D"


В 90-е Тарсем Сингх был известен как клипмейкер. На его счету, например, знаменитое видео «Losing My Religion».

Следующим его фильмом станет экранизация «Белоснежки» братьев Гримм.

А вот не сравнить «Войну богов…» со снайдеровскими «300 спартанцами», кажется, невозможно, и новый фильм тут безоговорочно проигрывает. Дело даже не в том, что Сингх кадр в кадр повторяет целые фрагменты боя (по идее, в этом месте должен вступить хор насмотренных людей, знающих, у кого эти фрагменты спер сам Снайдер) и еще сильнее злоупотребляет не всегда оправданным рапидом. Снайдер, трезво оценивая всю уязвимость патриотической патетики среди кучки полуголых бородатых мужчин, намерено доводил их геройство до абсурда, карикатурного мачизма, от которого благодарный зрительный зал расплывался в улыбке. Сингх же оставляет право быть крутым ироничным говнюком исключительно за Микки Рурком. Остальные актеры вынуждены с каменными лицами мямлить детсадовские реплики о чувстве долга и стараться поскорее напороться на чей-нибудь меч, в надежде досрочно этот позор прекратить. Особенно не повезло Генри Кавиллу – Тесею, которому, понятно, до самых титров ни на что напороться не дадут. И если Фрида Пинто еще может компенсировать условность своего персонажа, сняв халат и повернувшись к камере попой, то несчастный Кавилл, готовящийся сейчас поработать уже непосредственно со Снайдером («Человек из стали»), наверняка локти кусает, что не догадался еще на стадии контракта выклянчить себе фразу «Это Тартар!» или хотя бы клевую бороду.

Комментарии  124

Читайте также

показать еще



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть