Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Для посторонних «Тихий американец» Филлипа Нойса особо не рекомендуется, но и не возбраняется. Скучноватое успокоительное кино, довольно поверхностное. Все еще интересный мужчина сэр Майкл Кейн, томная юная дебютантка До Ти Хай Йен, несколько располневший, но обаятельный Брендан Фрейзер, вьетнамская экзотика начала 50-х годов прошлого века с белыми штанами, ресторанами, борделями, опиумокурильнями, а также шпионы по углам. Французская колония воюет с коммунистическим Хо Ши Мином, коммунистический Хо Ши Мин воюет с французской колонией, а сам Вьетнам заманчив для распространения «охоты на ведьм» изнутри Соединенных Штатов во весь подлунный мир. Вместе с «охотой на ведьм» распространяются сами Соединенные Штаты – как бы без колоний и коммунистов.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Тихий американец"

Посмотришь, все снято доходчиво про политику, сделаешь выводы по поводу сегодняшнего Ирака и увлечешься лишь тем, что политики не касается – мелодрамой, экзотикой, самим фактом шпионажа. Стиль «ретро» успокаивает, как сберкасса: «И тебя вылечат, и меня вылечат». Фильм Нойса получится про то, что в ненаше время люди не знали, что если ты в игре, то все фигня, а главное – кто кого первый загрызет. Если ты вне игры, какого черта претендуешь на красивую девушку? Фильм получится про то, что в ненаше время люди не во всем видели игру и вынуждены были делать выбор между красивой девушкой и загрызанием. Это так напряжно, что слава богу, таких людей больше нет. Их искренне жалко, но за себя жутко радостно.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Тихий американец"

Однако в том случае, если вы не посторонний, роман Грэма Грина, экранизированный Нойсом, вы читали в далеком детстве в желтой обложке с коричневым названием, и тогда впечатление несколько интересней. «Почему они все там настолько наивны? – спрашивают одни читавшие. – В фильмах 50-х это было бы допустимо (от »Третьего человека« до »На север через северо-запад«), но ведь стилизация сделана не под фильмы 50-х, а только под сами 50-е»… «А почему именно »Тихий американец«? – спрашивают другие, все кино вспоминавшие второй роман из того же желтого тома, »Наш человек в Гаване«, который гораздо смешнее и интереснее. – Неужели для Филлипа Нойса »Наш человек в Гаване« не затмил »Тихого американца«, только потому что за границей издание другое?». Все оставшееся кино думаешь над ответами как на одно, так и на другое.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Тихий американец"

Среди исходных данных для дум то, что герой Грэма Грина немолод, но средних лет. Между французов и вьетнамцев он – английский журналист, давно вырвавший на родину. Кроме того, на родине, куда его хронически отзывают, журналист женат, а в Сайгоне у него любовница, от которой трудно отказаться. Кроме того, именно урожденному англичанину легче других разобраться в американских кознях, они сами к нему тянутся. И если происходящее представляется наивным, то только потому, что для него вся политика в любые времена – стиль «ретро». То есть его игра несколько иного уровня, она касается загрызания не ближних своих, а течения времени. Выбор его – между красивой девушкой и всем нажитым за жизнь (жена, деньги, положение), а такой выбор вечен. И вот тут кино получается вообще не про то, что кажется, поскольку с подобным выбором Нойс откровенно перемудрил.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Тихий американец"

Он сделал две вещи, которые его выдали. Взял на роль человека примерно своего возраста «слегка за пятьдесят» сэра Майкла Кейна, которому давно за семьдесят. Заставил в конце концов До Ти Хай Йен сказать «старому» Кейну про «молодого» Фрейзера: «Да, я по нему скучаю». Он снял кино про то, как сам боится старости и не знает, как себя вести в «слегка за пятьдесят». Ведь 53-летний Нойс, тоже прописанный в Англии, работает на Голливуд, а родился в Австралии, которую давно покинул. В Лондоне у него жена-дети, а сам мотается по миру. Герой «Тихого американца» тоже заедет на поле военных действий, только там это север Вьетнама, а когда Нойс снимал в России («Святой»), он на несколько дней заехал в Чечню, на юг. И о красивых любовницах Нойса, хоть это и секретная информация, наслышаны в каждом городе, где он когда-то что-то снимал. Короче, фильм получается сильно приукрашенным автопортретом инфантильного, слабого, похотливого и тщеславного мужика, и в этом плане он вовсе не поверхностен.

Он по-прежнему успокаивает, но смотрится интересней. Вся эта псевдополитическая туфта становится тихим иносказанием. Тихим, поскольку Нойс вовсе не так прост, чтобы провозглашать себя. Он может очень легко объяснить сэра Майкла Кейна тем, что тот когда-то прославился в образе анти-Бонда, шпиона Гарри Памера («Досье »Ипкресс«, »Похороны в Берлине«, »Мозг за миллион долларов«), а сам сюжет объявить столь укорененным в кино, что экранизация Грэма Грина не очень-то и важна. Еще в 1938 году эмигрантом из России Федором Оцепом был снят похожий фильм »Сети шпионажа". Там вместо Вьетнама фигурировал Гибралтар.

Комментарии  140


Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть