Канны-2019: День 4

Четвёртый день Каннского кинофестиваля вышел удивительно плодотворным и разносторонним — смотрели и африканский эзотерический артхаус (по сути, даже два), и голливудские байопики, европейскую фантастику и весёлый японский трэш. Причем среди пяти просмотренных фильмов совсем не оказалось плохих — всё в разной степени неплохое, хорошее, отличное, а то и абсолютно великое

Обзоры

Атлантика

С утра продолжили отсматривать конкурсную программу — на очереди дебютный фильм сенегальской актрисы Мати Диоп «Атлантика». Картина начинается как типичный представитель кинематографа третьего мира: африканскую девушку насильно отдают замуж за какого-то скучного богатея, хотя любит она обычного строителя, работающего на стройке главного небоскреба страны.

Кадр из фильма «Атлантика»

Кадр из фильма «Атлантика»

Где-то на середине фильм доходит до точки, когда большинство режиссеров отправили бы героев искать счастье в какой-нибудь Франции или Испании, выжимая слезинки из зрителей грустными кадрами тяжелой жизни мигрантов, но не Мати Диоп. В этот момент она разбавляет скучную повседневность магическим реализмом, смешивая исламские традиции по изгнанию джиннов, африканские поверья и потусторонний детектив. Результатом стала очень размеренная притча о женской доле, принятии себя и борьбе за своё Я. Джим Джармуш в первый день фестиваля заявил, что мертвецы не умирают — Мати Диоп это безоговорочно доказала.

Рокетмен

После артхаусной зарядки мы попали на «Рокетмена» — крупнобюджетный голливудский байопик, который показали вне основного конкурса Канн.

Рокетмен

Рокетмен

Это история Элтона Джона, человека непростого и неоднозначного, из тех, чью жизнь преступно показывать как скучный набор событий и последствий. «Рокетмен» рисует её как лихорадочный срез времён, мест и лиц, красочную экстраваганзу с цветами и музыкой. Он абсолютно не пытается быть «достоверным» (и так понятно, что Элтон не мог в детстве петь Saturday Night’s Alright For Fighting) или хоть сколько-нибудь реалистичным — фильм отходит от строгой формы байопика к магическому реализму, где люди левитируют на концертах и взрываются в небе фейерверками. И поют, и танцуют, и поют, и танцуют ещё — прямо как в классических мюзиклах, каждый сюжетный этап подкрепляется хореографическим номером, намеренно театрализованным, декоративным и, за редким исключением (всё же не все номера одинаково хороши), искусно поставленным.

Подробнее в нашей рецензии.

Малыш Джо

Ещё один конкурсный фильм, который показали в тот день, — «Малыш Джо» австрийки Джессики Хауснер, постоянной гостьи фестиваля, до основной программы, впрочем, добравшейся впервые. И скорее, думается, за былые заслуги: её новый фильм больше похож не на работу с главного фестиваля мира, а на хорошую серию какой-нибудь фантастической антологии средней руки или слишком качественную социальную рекламу против ГМО.

Фотоколл фильма "Малыш Джо"

Фотоколл фильма "Малыш Джо"

«Малыш Джо» — что-то между психологическим триллером и не слишком страшным постхоррором, плод странной любви «Бабадука» с «Чёрным зеркалом», воспитанный в холодных традициях европейского кино. Хауснер берёт односложный концепт — историю об искусственно выведенном растении, подчиняющем разум людей (почти как у Шьямалана в «Явлении»), — и оставляет его тихо стоять на фоне, вглядывается в обволакивающую карпентеровскую паранойю, смотрит не на лица и события, а куда-то между ними (отсутствующий взгляд камеры здесь один из ведущих авторских приёмов). Она мешает хай-тек декорации стерильных лабораторий с приёмами из старого жанрового кино, создаёт вполне оригинальное обрамление для своего простенького сюжета. К середине, правда, концепт начинает фильм несколько подчинять и поедать, лишь к финалу вновь выводя на первый план занятную психоботанику.

Малышка зомби

Один из самых необычных современных режиссёров, плюющий на любые правила Бертран Бонелло, показал свой новый фильм в параллельной программе «Двухнедельника режиссеров». После картины о стыке веков в публичном доме («Дом терпимости»), стильной биографии («Сен-Лоран. Стиль – это я») и подросткового террористического триллера («Париж — это праздник») француз взялся за полумёртвый жанр зомби.

Кадр из фильма «Малышка зомби»

Кадр из фильма «Малышка зомби»

Его «Малышка зомби» — не очередная эксплуатация опасных мертвецов, охотящихся на живых людей, а уникальный экскурс к этимологии понятия — настоящие зомби появились на Гаити и были обычными людьми в промежуточном состоянии между жизнью и смертью, которые бессознательно работают в поле, едят траву и даже спят. Фильм Бонелло как раз чередует грустную историю Клаирвиуса Нарцисса — человека, ставшего зомби из-за магии вуду, — и современных французских девочек из элитного интерната. Две трети фильма обе истории выглядят несколько несвязанно, но благодаря параллельному монтажу последние 15 минут объединяются в одну из самых иррационально страшных и изобретательных сцен последних лет.

Фильм куплен в российский прокат. Мы расскажем о нем подробнее ближе к дате релиза — 15 августа.

Первая любовь

Поборов безумное желание сходить на ретроспективный показ кубриковского «Сияния», пошли на полуночный показ нового фильма Такаси Миике (хотя, учитывая плодовитость безумного японца, может, уже и не нового) под названием «Первая любовь». Миике, известный своей любовью к чрезмерной киношной жестокости, перед показом вышел на сцену и заверил зрителей, что, дескать, никакого подвоха не будет: нет в фильме ни крови, ни отрубленных голов, только милая романтическая история любви. Судя по нервным смешкам в зале, ему не очень поверили.

«Первая любовь»

«Первая любовь»

Правильно сделали: первая голова покатилась уже минуте на второй под громкий смех умудрённой фестивальной публики. «Первая любовь» оказалась отбитой на всю голову криминальной комедией о боксёре со смертельным диагнозом, который случайно спасает на улице проститутку — чем, сам того не понимая, рушит продуманный план одного гангстера-отступника. Пока боксёр спокойно себе гуляет с новой подругой, за его спиной разворачивается эффектное сценарное домино: мафия, якудза, двойные и тройные агенты, предатели, предатели предателей, катаны, деньги, два ствола. Поэзия убийств, кишок и, да, отрубленных голов, сложный аттракцион с миллионом персонажей и деталей, каждая из которых обязательно станет частью яркой кровавой бани. Всё это невероятно круто и смешно снято (есть даже гениальный фрагмент, где фильм вдруг становится анимационным) и удивительно точно построено драматургически. Poetic, в общем, cinema, и пока одно из ярчайших впечатлений со всего фестиваля.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми Яндекс Дзен | Твиттер | Telegram | Instagram

Хочу в кино Хочу в кино —
приложение для киносвиданий
Выбери фильм и получай приглашения на свидания в кино
О проекте Контакты Вакансии Реклама Перепечатка Лицензионное
соглашение
ВКонтакте OK.RU Facebook Яндекс Дзен Твиттер Telegram Instagram
18+ Film.ru зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство Эл № ФС77-55131 от 04.09.2013. © 2019 Film.ru — всё о кино, рецензии, обзоры, новости, премьеры фильмов
Вход через Facebook Вход через ВКонтакте Вход по email
Зарегистрироваться
Регистрация


Дата рождения
*Обязательные поля Согласие на обработку персональных данных
Предложить материал
Если вы хотите предложить нам материал для публикации или сотрудничество, напишите нам письмо, и, если оно покажется нам важным, мы ответим вам течение одного-двух дней. Если ваш вопрос нельзя решить по почте, в редакцию можно позвонить.

Адрес для писем: partner@film.ru

Телефон редакции: 8 (495) 229-62-00