Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Комиксы идут в новое наступление на экраны

Одновременный выход в отечественный прокат двух фильмов, «300 спартанцев» /300/ (2006) Зака Снайдера и «Ренессанса» /Renaissance/ (2006) Кристиана Волькмана,-- вторая глава саги о том, как искусство комиксов, долгое время безбожно эксплуатировавшееся коммерческим кинематографом, медленно, но верно отвоевывает свое жизненное пространство на экране.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "300 спартанцев"

Раньше ведь как было. Кинематограф брал взаймы у рисовальщиков популярного персонажа, морячка Попая, Супермена или Бэтмена, и более или менее удачно превращал его в героя как бы «настоящего» кино. А рисованный человечек чувствовал себя неуютно, когда его заставляли двигаться и разговаривать в «настоящих» декорациях так, словно он сделан из плоти и крови. Пока комиксы оставались маргинальным развлечением, особого культурного конфликта не возникало. Но с конца 1960-х годов поднялась волна «новых», или «взрослых», комиксов, анархических, циничных. Они вторгались на территорию таких серьезных тем, как тоталитаризм, гражданские войны, пытки, геноцид. А Голливуд постепенно проигрывал им, судорожно удерживая комиксовую эстетику в гетто кино для «больших детей».

Все изменилось, когда за режиссуру взялись главные «взрослые» рисовальщики, которые не стали переводить комиксы в киноформат, а просто-напросто оживили их. В 2004 году Фрэнк Миллер помог Роберту Родригесу выстроить черно-белую, безнадежную вселенную «Города грехов» /Sin City/ (2005), а смешал коктейль из египетской мифологии, «Цветов зла» Шарля Бодлера, нечеловеческого секса и яростного антиглобализма: «Бессмертные: Война миров» /Immortel (ad vitam)/ (2004). Теперь обе школы «нового» комикса, американская и французская, сделали свой второй залп.

«300 спартанцев» – очередной оживший комикс Фрэнка Миллера. Только на этот раз его сообщником выступает Зак Снайдер, автор музыкальных видеоклипов и единственного фильма «Рассвет мертвецов» /Dawn of the Dead/ (2004), римейка панк-зомби-кошмара Джорджа Ромеро. Успешно расправившись в «Городе грехов» с эстетикой нуара и неонуара, Миллер на этот раз вторгся на территорию заповедного голливудского жанра «пеплум», напыщенной постановки из древней истории. Голливуд время от времени пытается реанимировать его: то снимет «Гладиатор» /Gladiator/ (2000), то «Александра» /Alexander/ (2004). Миллер и Снайдер преображают пеплум в фантасмагорию, где грязный эстетизм панка переплетается с не менее грязной красотой исторической живописи французского «Салона» конца XIX века.

Кристиан Волькман, как и Миллер, прежде всего рисовальщик, а не режиссер, хотя и снял несколько короткометражных анимационных фильмов. Вселенная «Ренессанса» напоминает одновременно и о мистическом футуризме Билала, и о гламурном киберпанке «Демона-любовника» /Demonlover/ (2002) Оливье Ассаяса: глобалистским Парижем 2054 года правит корпорация «Авалон», монополизировавшая торговлю молодостью и красотой.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Ренессанс"

Фермопильское ущелье 480 года до н.э. или кошмарный Париж, живые актеры Снайдера или рисованные человечки Волькмана – неважно. «Новый» комикс, отвоевывающий один кусочек экрана за другим, аннулировал различия между прошлым и будущим, одушевленным и неодушевленным миром.

Комментарии  171

Читайте также

показать еще



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть