Наверх
Люди Икс: Тёмный Феникс Рокетмен Люди в черном: Интернэшнл История игрушек 4 Дитя робота Детские игры План побега 3 Проклятие Аннабель 3 Проклятие плачущей Дылда
 

Кукла Чаки — теперь с Bluetooth: рецензия на фильм «Детские игры»

Забавный, но несобранный ремейк, в котором кукла Чаки из одержимого вуду маньяка превращается в дефектный искусственный интеллект.

6
оценка

На одном из заводов одной очень-очень большой компании случается неприятный инцидент: работник, как раз собирающий одну из кукол марки «Бадди» — мультимедийное устройство с искусственным интеллектом, умеющее управлять «умным» домом, вызывать такси и много чего ещё, — немного замечтался, за что сразу был уволен грозным начальником. В качестве мести он (удивительно, кстати, легко) стирает у этой конкретной куклы все протоколы безопасности. Через неопределённое время эту копию «Бадди» купят в США, но сразу вернут в магазин — глаза у него, мол, странные, и вообще ведёт себя не так. Ну а продавщица Карен (Обри Плаза) недолго думая решит забрать дефектного «Бадди» домой — там её ждёт несчастный стеснительный сын Энди (Гэбриел Бэйтман), которому как раз нужны друзья.

Кадр из фильма «Детские игры»

Кадр из фильма «Детские игры»

«Детские игры» 1988 года, более известные как «тот фильм про куклу Чаки», были далеко не первой, но самой, наверное, заметной картиной, осмыслившей естественный страх людей перед чересчур гуманоидными куклами. По-хорошему нелепое, но местами искренне жуткое кино при всей необычности концепта работало исключительно внутри жанровых лекал, и работало, что уж там, хорошо. К тому же для слэшера восьмидесятых оно относилось к себе на удивление несерьёзно — странно было бы, если кино о магии вуду и сквернословящем пупсе вдруг начало бы угрюмо супить брови.

Кадр из фильма «Детские игры»

Кадр из фильма «Детские игры»

Последующие части лишь углубили комедийность «Детских игр», и к последним фильмам — которых, кстати, вышло намного больше, чем следовало, — франшиза закрепилась в ранге трэша категории B, смешного не столько сознательно, сколько вопреки. Естественный страх и удачная эксплуатация эффекта «зловещей долины» со временем уступили место ленивому шок-контенту, и франшизе, последняя часть которой вышла всего-то в 2017 году (но никто не осудит вас, если вы о ней ничего не слышали), отчаянно требовалось одно из двух: либо окончательное забвение, либо свежий взгляд со стороны. Первое здесь, пожалуй, было предпочтительнее — но Голливуд рассудил иначе.

Кадр из фильма «Детские игры»

Кадр из фильма «Детские игры»

И вот в прокат выходят новые «Детские игры» эпохи Интернета, «умных» домов, закрытых детей и повсеместного постмодерна. Снимает его некто Ларс Клевберг — режиссёр хорошей короткометражки «Полароид» и посредственной полнометражки по её мотивам, не самый очевидный и надёжный кандидат на возрождение былой славы Чаки (впрочем, автор оригинала Том Холланд тоже великим постановщиком не был). Он раньше не отличался ни особым чувством юмора, ни даже приличным жанровым тактом — и оттого удивительно и отрадно видеть, что в его «Детских играх» есть и то и другое.

Новое осмысление и без того не очень серьёзной франшизы оказалось ещё более склонным к чистому сценарному комизму, нежели абсурдный оригинал и его сплэттер-трэшевые продолжения. Первая половина «Детских игр» вообще скорее напоминает какого-нибудь «Шазама», чем любой современный хоррор: это такая ностальгическая подростковая авантюра с явным влиянием эстетики 80-х. Теперь кажется очень логичным и в какой-то мере ироничным, что предыдущее появление Чаки на экране случилось не в его личной франшизе, а в спилберговском «Первому игроку приготовиться» — ретро-капустнике, знаменующем окончательный уход поп-культуры из осмыслений и рефлексий в культуру бесконечных самореференсов.

Кадр из фильма «Детские игры»

Кадр из фильма «Детские игры»

Если уж говорить о Спилберге, то первая половина новых «Детских игр» — это такой «Инопланетянин», где милого пришельца заменили уродливой, дефектной, но в целом незлобной (по крайней, незлобной самой по себе) куклой с джокерскими интонациями Марка Хэмилла. Чаки больше не хаотичное маниакальное зло, а, скажем так, жертва обстоятельств. Искусственный интеллект, жестокость которого формирует окружение и, конечно, фильмы, — окончательный слом в голове Чаки здесь очень по-постмодернистски происходит из-за его неспособности развести экранную реальность и настоящий мир.

Кадр из фильма «Детские игры»

Кадр из фильма «Детские игры»

А вот во второй половине фильм — всё ещё с юмором, но с куда меньшей ностальгией — отправляется куда-то в область «Чёрного зеркала» и его пессимистичных историй о современных технологиях. Чаки, теперь имеющий возможность подключаться к любым интернет-устройствам и взламывать целые сети, становится до боли знакомым источником зла XXI века — вышедшим из-под контроля синтетическим Големом с извращённым пониманием дружбы.

Кадр из фильма «Детские игры»

Кадр из фильма «Детские игры»

Обращаясь вдруг к конвенциональным страхам интернет-эпохи, «Детские игры», к сожалению, теряют всякую самоиронию и к финалу слишком всерьёз пытаются пугать очередным сбрендившим ИИ, попутно дидактично критикуя общество потребления (от коммерческого ремейка это вдвойне забавно слышать). Фильм, до поры до времени существовавший как бы нейтрально, в маленьких зарисовках и забавных скетчах, к третьему акту уж очень форсирует события в попытках привести историю к замысловатому катарсису. Как будто ремейк — и без того ушедший от оригинала очень далеко — не может вырваться из нарративных клещей его предшественника, сделать последнее усилие и изменить историю ещё чуть-чуть сильнее.

Потому что, как ни странно и как это нечасто бывает с ремейками, лучшие эпизоды новых «Детских игр» — те, в которых они максимально уходят от наследия оригинала. А худшие — те, где им всё-таки приходится ему следовать, что вообще, при всех фабульных изменениях, не всегда имеет смысл. Например, не совсем ясно, почему матери главного героя так сложно поверить, что Чаки — кукла с искусственным интеллектом, которая прямо у неё на глазах свободно ходила, осмысленно разговаривала и делала некоторые странные вещи, — мог натворить что-то плохое. Это имело смысл в оригинале, где кукла была… ну, куклой. А здесь это разумный робот, который вдруг решил захватить человечество — то есть сделать ровно то, чем разумные роботы занимаются в 99% фильмов.

С 20 июня в кино.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


 34



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть