Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

На экранах – чарующие картинки о голландском Сопротивлении

«Черная книга» /Zwartboek/ (2006) для режиссера Пола Верховена – его первый фильм, снятый после малоудачного «Невидимки» /Hollow Man/ (2000) семилетней давности, и первая лента, которую он за последние 20 лет сделал в родной Голландии и на родном голландском.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Черная книга"

Но это уже не тот голландский Верховен, который уехал в Голливуд 22 года назад. Он вернулся домой, до зубов вооруженный голливудскими технологиями и опытом «Робокопов», «Основных инстинктов» и «Звездных десантов» – зрелищных блокбастеров, где от экрана «не можно глаз отвесть». В нем теперь трудно узнать того жесткого реалиста и закоренелого циника, который 30 лет назад снял в Европе свой главный фильм – «Оранжевый солдат» /Soldier Of Orange/ (1977), тоже о Второй мировой войне. Он был мастером – стал мастеровитым. Его 22-миллионнодолларовая «Черная книга» в столь же малой степени голландский фильм, в какой «Пятый элемент» /Fifth Element, The/ (1997) Люка Бессона – французский. Это фактически Голливуд, только с героями, говорящими то по-немецки, то по-голландски, то на иврите.

Но это уже не совсем Голливуд. Европейская прививка не прошла даром: голландские актеры проживают роли иначе, чем американские, ритм фильма чуть иной, гитлеровцы не все сплошь гады, и герои не так безусловно героичны. Не случайно после сентябрьской премьеры на Венецианском кинофестивале картину купили многие страны мира – но не Соединенные Штаты: там не так, как в Европе, склонны восхищаться незаконным браком массового кино с цинизмом для избранных.

Режиссер утверждает, что картина построена едва ли не на документальном материале – но в это трудно поверить: перед нами лихо сконструированная авантюра новой Маты Хари в тылу гестапо, – очаровательного Штирлица в юбке с разрезом, причем еврейской национальности и потому рискующего во сто крат больше. Сюжет сколочен очень умело, в нем множество обманок и многоходовых комбинаций, когда героиня из шлягерной певицы может вмиг обратиться в отважного воина, из побиваемой камнями парии – в народную героиню, из куртизанки – в Зою Космодемьянскую и, в финале, в «сельскую учительницу» с мудрым взглядом Марецкой.

Разумеется, Верховен ничего не знает про Штирлица и никогда не видел Марецкую, но он совершенно точно наслаждался «Салоном Китти» /Salon Kitty/ (1975)-- потому что сцены натаскивания будущей «агентессы», выбривания лобка и пр. аккуратнейшим образом перенесены из похожего по антуражу и по художественной ценности фильма Тинто Брасса.

Ничего не хочу сказать дурного: фильм «Черная книга», скажем так, существует в широком контексте европейского кино и свободно черпает из этого контекста все нужные мотивы, образы и стереотипы. Не расставаясь при этом с голливудскими замашками. Поэтому он так напоминает паззл: вольно разбросанные по фильму фишки долго тасуются в различных комбинациях, временами образуя, как в калейдоскопе, очень занятный узор, и тут же распадаются, коварно обманывая наши надежды, чтобы в конце концов сложиться в буколическую картинку Маты Хари в скромном учительском одеянии на классически простом, как у Пазолини, пленэре израильского киббуца. Причем над всем этим витает смутная тень Хичкока времен фильма «К северу через северо-запад» /North By Northwest/ (1959).

Так же прихотливо перемешаны жанры. Фильм начинается как романтическая любовная история, опрокидывается в трагедию бомбежки, войны и бегства, причем здесь авторы не знают жалости: героиня теряет все, чем жила, чтобы начать новое существование – в новом обличье, с новой моралью и новыми жизненными целями. И эта ее новая жизнь пойдет в новом жанре: то почти комедийном, как в «Мистере Питкине в тылу врага» (1958), то приключенческо-конспирологическом, как в «Подвиге разведчика» (1947), а иногда в нем даже появляется кое-что от разухабистого мюзикла в духе концертных фрагментов с .

Отдельной сюжетной линией во все это вплетены многослойные отношения бывшей Рашель, взявшей себе красивое арийское имя Эллис, с шефом местного гестапо Людвигом (Себастьян Кош), в офис которого она проникает в качестве ассистентки-любовницы со спецзаданием вызволить арестованных подпольщиков. Людвиг выполняет в фильме роль «прогрессивного фашиста»: либерал по натуре, он вынужден подчиняться условиям игры в Третьем Рейхе, но «все понимает» и в принципе являет собой благодарный материал для вербовки Сопротивлением.

Понятно, что положение героини при этом весьма щекотливо: немногие из товарищей по Сопротивлению знают об ее истинной миссии в гестапо, а для большинства патриотов она предательница и немецкая подстилка. Это сообщает фильму дополнительное напряжение.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Черная книга"

Все сделано мастерски и, как любая профессиональная работа, доставляет чисто эстетское удовольствие. Оно многократно умножается тем, что голландская актриса Карис ван Хаутен – женщина такой оригинальной красоты, эротичности и пикантности, что я удивлюсь, если ее не подхватит Голливуд и не сделает из нее вторую Грету Гарбо. Актеры в фильме вообще столь на месте, что картина без международно известных звезд все равно смотрится звездной. Но я понимаю и американцев, которые не знают, покупать ли им фильм, потому что он не только без международных звезд, но и без внятно сформулированного авторского «послания». Он обо всем сразу: немного о войне, немного о сексе, немного о холокосте, немного о красивых женщинах, а в целом – о том, какие все люди, в сущности, перевертыши, глупцы и суки.

Комментарии  105




Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть