Наверх
Т-34 Снежная Королева: Зазеркалье Мэри Поппинс возвращается Крид 2 Стекло Две королевы Бабушка легкого поведения 2 Зеленая книга Холмс и Ватсон Спасти Ленинград

Уиллем Дефо в роли Ван Гога: рецензия на фильм «Ван Гог: На пороге вечности»

Чувственный фильм, полный буйства красок и потрясающей эстетики, который сделан с любовью к великому живописцу.

8
оценка

Биографические ленты в большинстве своем можно смело поделить на две категории: одни охватывают жизнь героя полностью, другие же останавливаются на коротком промежутке, который кажется создателям наиболее интересным. Джулиан Шнабель пошел вторым путём.

Фильм «Ван Гог. На пороге вечности» охватывает время, когда Винсент практически без гроша в кармане переезжает из Парижа в Арль (1888 г.), где после суровой зимы берет в аренду знаменитый жёлтый дом. Пребывание художника в этом небольшом прованском городке окрестили «арльским периодом». Именно здесь Винсент начал уходить от импрессионизма, погружаясь в постимпрессионизм. В Арле родилась его серия натюрмортов «Подсолнухи» (ими он собирался украсить свою студию), а также картины «Спальня в Арле», «Красные виноградники в Арле», «Розовый персик в цвету» и портреты, в которых он осваивал новую технику, – в общей сложности более 200 полотен.

Кадр из фильма «Ван Гог: На пороге вечности»

Кадр из фильма «Ван Гог: На пороге вечности»

Несмотря на то что в последние годы было снято много фильмов о Ван Гоге (в том числе и очаровательный «С любовью, Винсент»), картина Шнабеля выделяется на их фоне своей уникальностью, он будто открывает для нас мастера заново. Мы наблюдаем за художником, который работает с невероятным самозабвением, в любую погоду, сжигаемый своей страстью и беспощадным южным солнцем. Он делает это все с таким исступлением, как будто предчувствует свой скорый конец.

Кадр из фильма «Ван Гог: На пороге вечности»

Кадр из фильма «Ван Гог: На пороге вечности»

Когда наблюдаешь за работой Дефо, то непроизвольно бьешь себя по лбу: «Господи, почему они только сейчас додумались его снять в этой роли?» Это уже потом, когда появляются все второстепенные персонажи, от Тео Ван Гога (Руперт Френд) до священника (Мадс Миккельсен), ты успокаиваешься и понимаешь, что, оказывается, нужно было просто немного подождать, пока Шнабель соберет идеальный каст для этой истории.

Камера Бенуа ДеломмаМальчик в полосатой пижаме», «Вселенная Стивена Хокинга») улавливает контрастную текстуру земли, травы, листьев, ветвей и корней деревьев, от мягкой пастбищной земли до сурового скалистого ландшафта. Музыка здесь острая, режущая, ты еле распознаешь тот момент, когда мелодия переходит в завывание пронизывающего ветра. Все изображения, которые наполняют кадр, накапливаются слой за слоем и отпечатываются у тебя в памяти буйством красок и жирными мазками. Поль Гоген в какой-то момент критикует Ван Гога: «Твои работы больше похожи на скульптуру, чем на живопись». Такая осязательная плотность, которую многие считали неуклюжей и необоснованной, находит в фильме визуальную взаимосвязь с подходом Шнабеля, делающего из этой биографической драмы бодрящее, порой грубоватое, но жизнеутверждающее кино.

Кадр из фильма «Ван Гог: На пороге вечности»

Кадр из фильма «Ван Гог: На пороге вечности»

Вообще, взаимоотношения Ван Гога и Поля Гогена (Оскар Айзек) – это одна из самых запоминающихся сюжетных линий. Айзек привносит своему персонажу едва уловимое высокомерие, которое прекрасно играет против темных настроений Дефо. Их дружеское общение вдыхает новые силы в Винсента. Когда друг объявляет, что возвращается в Париж, где его работа получила признание, Ван Гог начинает разваливаться и отрезает себе ухо, которое должно быть доставлено Гогену в кровавом листе бумаги с надписью: «Вспомни меня». Казалось бы, все мы тысячу раз читали истории и догадки (довольно однотипные) на тему изувеченного художника. Но Шнабель виртуозно фильтрует все события через свое собственное видение биографии живописца, включая таинственные обстоятельства его смерти.

Мы все знаем или когда-то слышали печальную историю о бесконечно талантливом, но глубоко несчастном художнике, чье творчество было оценено по достоинству лишь спустя годы после его смерти. Шнабель, добавив остроумный диалог Ван Гога и священника, в котором прозвучала фраза «Иисус тоже до 33 лет был почти никому не известен», подарил нам надежду на то, что, покидая этот мир, великий мастер знал свое истинное предназначение и принимал тот факт, что он был рожден для поколений, которые пока что не появились на свет.

Присоединяйтесь к нашему каналу в Телеграм, чтобы ничего не пропустить!

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


 73

Читайте также

показать еще


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть