Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Новый, после десяти лет молчания, фильм Фрэнсиса Форда Копполы «Молодость без молодости» представляет собой причудливое сочетание лав-стори, сравнительной лингвистики и румынской эзотерики, сплавленных атмосферным электричеством в один ком.

Фрэнсис Форд Коппола, ушедший с головой в продюсерство, не вылезающий из своей калифорнийской винокурни, курирующий между делом многочисленную и амбициозную кинородню, плюнул на все и уехал в Румынию, где снял свой первый фильм за последние то ли десять, то ли, как утверждают некоторые, пятнадцать лет (последнее более верно, если вести отсчет от «Дракулы»). А в Румынии между тем хорошо – здесь говорят «домнул», смотрят, как пушистый снег ложится на православные кресты, и заполняют титры нового фильма Копполы именами на «ру», «лу» и «ку». Мелькает в них даже какая-то Ротару. Этот снег с крестами, который в Америке и размера, наверное, другого, и падает он иначе, так впечатлил Копполу, что он при каждом удобном случае посыпает специально подобранным снего-заменителем шапки и пальто, как будто герои только что вбежали в кадр с холодка и забыли отряхнуться. Американский псевдо-снег лежит в Румынии красиво, не тает и смотрится очень трогательно. Также, как нетающий снег, замерло в этом фильме время, хотя герои весь фильм то молодеют, то стареют и много передвигаются: из Румынии в Швейцарию, оттуда в Индию, потом на Мальту, потом обратно – к снегу и крестам.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Молодость без молодости"

1938-й год. Профессор Доминик (Тим Рот) выбежал из дома на мороз в домашних тапочках, но с самоубийством решил подождать до Пасхи. Дело всей жизни – книга, в которой он выводит теорию всего – не завершена. Для этого надо выучить еще пару древневосточных языков, а время иссякло – профессору уже семьдесят. На Пасху, впрочем, тоже произошел конфуз: в профессора, готового раскрыть конвертик со стрихнином, попала молния, и он помолодел на сорок лет. Нацисты, выводящие в своих лабораториях новую расу господ методом высоковольтного разряда, чудо-румыном живо заинтересовались, но герой ускользает от них в Швейцарию, где встречается с любовью своей молодости Лаурой (Александра Мария Лара). Лаура все также молода, но бывшего возлюбленного не узнает, и скоро в нее тоже попадает молния. Под воздействием третьего за фильм высоковольтного разряда (не забываем про немецкие лаборатории, где высокими энергиями мучают почему-то лошадь) девушка заговорила сначала на санскрите, потом на древнеегипетском и далее на чем-то совсем уже дремучем, так что еще немного, и профессор завершит наконец труд жизни о происхождении языка. Единственная незадача – с каждым продвижением в глубь времен девушка стареет не по дням, а по часам.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Молодость без молодости"

Для Копполы экранизация повести румынского мистика-антрополога Мирче Элиаде тоже в некотором роде оказалась экспериментом со временем. О том, что помолодевший на тридцать лет профессор, пытающийся дописать свой опус магнум – это альтер эго режиссера, сделавшего свой последний фильм черт знает когда, зло пошутили и еще прижгли бычком больную рану все, кому не лень. Однако Коппола больше озабочен не тем, как отмотать назад богатство и года, а как стереть из памяти все, чему он научился в профессиональном плане, начиная с эпох доисторических, когда Роджер Кормэн давал ему на перемонтаж краденную советскую кинофантастику. Результат вышел не менее странным, чем если сесть на лошадь, через которую фашистские ученые пропустили миллион вольт: животное вроде дохлое, но в неожиданный момент может взбрыкнуть и выдать кренделя.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Молодость без молодости"

Мы призываем всех игнорировать негативный шум и посмотреть «Молодость без молодости» с начала до конца с распахнутой душой и открытым сердцем, хотя к финалу первой трети фильма многим это покажется задачей почти невыполнимой. Да, в этой картине действительно гуляет американская мечта об умном европейском кино, где обязательно много и сложно говорят, «экспериментируют», знают слово «метемпсихоз» и переключаются с санскрита на древнеегипетский. Да, Коппола сводит фильм к зачитыванию книжки Элиаде, которая его так сильно увлекла, но которую, наверное, лучше прочитать самостоятельно. В некоторых критических местах, когда девушка, ушибленная молнией, переключается на шумерский и протоэламский, а профессор бежит через всю комнату, чтобы успеть включить магнитофон, кажется, что дело дрянь и автор терпит полное фиаско.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Молодость без молодости"

В таких ситуациях спасает лишь Тим Рот, изумительно здесь сыгравший, да румынка Лара, которая дивно хороша. Благодаря их дуэту история не растворилась в дебрях сравнительной лингвистики, оставшись просто лав-стори про мужчину с женщиной, которые говорят на разных языках и движутся по разным временам. Как движется в разные эпохи одновременно – в жутко древнюю, когда кино еще не изобрели, и люди разговаривали на птичьем языке, и в грядущую, когда кина наконец не будет и наступит счастье – замечательно несвоевременный фильм Копполы. Такая получилась у него двусмысленная молодость. Еще пара миллионов вольт, и старость можно будет встречать без старости. Наверняка.

Комментарии  65




Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть