Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

«Не шутите с Зоханом», комедия с Адамом Сандлером про агента Моссада, решившего стать парикмахером, мирит евреев и палестинцев самым непристойным способом.

Один умный человек, пытаясь объяснить, в чем проблема с современной беллетристикой, сказал: «Так может любой местечковый еврей, но стесняется». «Не шутите с Зоханом» – картина про любого местечкового еврея, который совершенно-таки не стесняется.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Не шутите с Зоханом"

Зохан Двир – израильский суперагент, способный в секунду голыми руками разобрать направленный на него автомат и засунуть пиранью себе в плавки, чтобы доказать, что он не чувствует боли. Любовь он делает так же часто и удачно, как и войну, и не в силах спокойно пройти мимо большой тухес. Мимо маленькой тухес он пройти тоже не может. У него есть одна мечта – прекратить бессмысленную антитеррористическую войну (всякий раз, когда он ловит страшного террориста Фантома (Джон Туртурро), того выменивают на парочку израильских солдат), стать парикмахером и делать волосы своих клиенток «гладкими, как шелк». Ночами он плачет над каталогом причесок Пола Митчелла начала восьмидесятых.

Зохан – не просто местечковый Бонд или отягощенный еврейской мудростью Борат. Он – израильский Остин Пауэрс, пришедший не из шестидесятых, а из восьмидесятых, из времен диско, накладных плечиков, взбитых причесок и последнего беззаботного трахен-трахена, из времен, когда еще не существовало Хамаса, а человек, мечтающий стать парикмахером, был не геем, а просто будущим парикмахером.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Не шутите с Зоханом"

И вот суперагент решает инсценировать собственную смерть, после чего в багажном отсеке самолета отправляется на Манхэттен, а там, рыдая, онанирует на дверь салона Пола Митчелла. Но к Полу Митчеллу Зохана не берут – слишком он старомоден, и ему приходится искать работу где попало. Наконец, он идет в палестинскую парикмахерскую, где к нему выстраивается бесконечная очередь из пожилых женщин, – он их не только стрижет, но и, ко всеобщей радости, уестествляет. Потом страшный Фантом узнает, что Зохан жив, и приезжает с ним разбираться. Ближе к концу фильма певица Мэрайя Кэри, символ здоровой, трогательной и глупой Америки, поет американский гимн, а палестинцы с израильтянами объединяются в борьбе с реднеками и крупными захватническими корпорациями. Потому что, конечно, плохие парни – это те, кто всех ненавидит и все у всех отнимает. А хорошие – это те, кто хочет делать людям добро. Даже если они террористы, таксисты или Мэрайя Кэри.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Не шутите с Зоханом"

Почти все шутки в фильме – чуть ниже талии, путаются в зарослях лобковых волос, но это не является неожиданностью для поклонников режиссера Денниса Дугана (автора «Чака и Ларри»), сценариста Джадда Апатова, актера Адама Сэндлера или человека-ануса Роба Шнайдера. Это именно такие шутки, каких публика ждет от этой компании, – а в большинстве случаев даже гораздо, гораздо смешнее. Фильм оскорбляет поочередно общественную мораль, хороший вкус, потом опять общественную мораль, а потом сношает мораль и вкус одновременно – причем морали, вкусу и зрителям это, похоже, очень нравится. Возможно, это не самое пошлое кино с Адамом Сэндлером и Робом Шнайдером (он тут играет таксиста-палестинца), но, безусловно, одно из самых постыдно-уморительных. Когда зеваки видят главного злодея, они кричат: «У него пластит! И щеночки!» – а он, с взрывчаткой в одной руке и клеткой со щенятами в другой, говорит: «Да! Я сейчас взорву тут все, и вот этих щенят тоже!» В перечне вещей, которые ненавидят реднеки, не последнее место занимает Джордж Клуни, а в перечне вещей, которые реднекам нравятся, не последнее место занимает Мел Гибсон. На вопрос, что такое хумус, кто-то из американцев отвечает: «Это такая очень вкусная штука диарейного типа».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Не шутите с Зоханом"

«Не шутите с Зоханом» – это такая очень вкусная штука диарейного типа. И – редкий случай – тем вкуснее, чем диарейнее. Возможно, потому, что речь все-таки идет о политике – а она смешна, даже когда серьезна. Так же как Адам Сэндлер прекрасен, даже когда отвратителен. А Америка похожа на Мэрайю Кэрри, даже когда не хочет этого.

И еще одно: за озвучку фильма русским прокатчикам надо поставить маленький памятник где-нибудь в Одессе. Сэндлер говорит почти как Машков в «Ликвидации», его «не-не-не-не-не» и «погнали?» таки входят в нашу повседневную речь и никак не хотят уходить. Моссад? Ой, я вас умоляю.

Комментарии  75

Читайте также

показать еще


Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть