Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Будет, будет местами страшно – а местами еще страшнее, но после кино публика разделится. Одни скроют, что ни черта не поняли, другие – что именно стало понятно. В этой провокации – юмор авторов «Глубины». Как образчик крепкого профессионализма, когда появляется уверенность в себе и небоязнь нештатных ситуаций, фильм чуть выходит за рамки жанра. Это когда вроде королевская печать, а ей, оказывается, можно еще и орехи колоть. В обычных мистических триллерах такого «чуть» вечно не хватает, но на «Глубине» работала пара многостаночников. Режиссер (в прошлом сценарист) Дэвид Туи («Прибытие», «Черная дыра») и сценарист (в прошлом режиссер) Даррен Аронофски («Реквием по мечте»). Они чуют кино, как запах жареного, и смастерили безупречно кинематографичную безделушку.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Самолетик времен Второй мировой пролетает над океаном, и второй пилот запихивает в капсулу какую-то записку. Капсулу так прямо и бросают на глубину, и вот на подлодке союзников ее уже прочли. Подлодке велено всплыть, найти и взять на борт компанию англичан со спасательного плотика. Англичан оказывается трое, двое раненых, одна баба. На бабу (Оливия Уильямс) вся подлодка делает стойку, особенно штурман (Мэтт Дэвис), но она не нравится капитану (Брюс Гринвуд) – во-первых, как дурная примета, во-вторых, как подозрительное лицо. Действительно, один из раненых с ней о чем-то шушукался, а потом началась ерунда. Когда немецкий крейсер засек лодку и стал бросать глубинные бомбы, команда обеспечила идеальную тишину. Не дышали, и вдруг патефон в отсеке сам по себе громко заиграл джаз. Кто завел патефон? Чуть позже он снова вдруг заиграет. Короче, тот раненый оказывается немцем, и капитан его тут же выводит в расход.

Баба возмущена, но это лишь начало. Сама она – медсестра с британского плавучего госпиталя, торпедированного вражеской подлодкой с одной странностью: в британца пустили только одну торпеду. Так не полагается, штурман-интеллигент в легком недоумении, старпом-жизнелюб (Холт МакКэллэни) его грубо посылает, а тут еще капитан проговаривается бабе, что он вовсе не капитан. Это он до сих пор был старпомом, но когда несколько дней назад они торпедировали очередной вражеский крейсер, настоящий капитан случайно утонул. И этого мало. Теперь, после глубинных бомб лодка не может всплыть, а без всплытия не дотянет до приписного порта в Коннектикуте. А на ней начинает ломаться все подряд, от компаса до турбины, и как бы неслучайно. Все время слышны шорохи и лязги, кто-то будто бы бегает за обшивкой, и в зеркале из темноты возникает лицо скелета.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Короче, так сложится, что неуправляемая лодка возьмет и вдруг поплывет в обратном направлении – туда, откуда пришли. Но только к концу все станет метафорой, потому что по ходу решаешь массу оперативных вопросов: кто шуршит и ломает приборы, что случилось с плавучим госпиталем, как погиб настоящий капитан, – и вообще пытаешься вычленить суть из живых подробностей. Сомневаться приходится во всем без исключения. Вопрос «а так ли это?» идеально ложится на замкнутое пространство с командой усталых мужиков, давно не видевших света, и на толщу воды вокруг них, и на морские суеверия, и на идущую войну, причем старинную, Вторую мировую. Причудливо так, причудливо получается. Брюс Гринвуд («Тринадцать дней») со своим вечно сомнительным положительно-отрицательным обаянием вполне на месте, особенно в финале. Очень клево, когда труп немца ночью заговорил из мешка под койкой. Кто как, а я сбегала в буфет за подкреплением. С постоянной полутьмой, большим количеством допотопного железа, взрывами и штормами тоже все неплохо.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

До самого конца неясно даже, что происходит – мистика или триллер. То есть разъяснится ли все или усугубится каким-нибудь бредом полтергейста, скелета в шкафу и женщины на корабле? «Глубина» сделана по схеме старой детской игры на сообразительность. Это когда рассказана ситуация: «Получает мужик посылку и, не вскрывая, идет и отпиливает себе руку», и, задавая вопросы только на «да» и «нет», надо догадаться, что было в посылке, кто ее прислал и зачем мужик это сделал. Кто задаст меньше вопросов, тот выиграет. В этом аспекте «Глубина» – «догадливое» кино, быстро соображает. В результате к тому же вообще оказывается неважно, триллер это или мистика.

Игра была в другом – в метафоре определенной жизненной ситуации. Просто метафора не тупая, типа «мою любовь, широкую, как море, вместить не могут жизни берега», а актуальная, с учетом разных юнгов, фроммов и адлеров. Ситуация же касается абстрактной расплаты за подлость. Давно известно, что каждая подлость в принципе – маленькое самоубийство. «Глубина» показала интересную вещь: каждый подлец знает, что для него все кончено, что все равно придется платить, но даже бессознательно он всегда тянет время, чтобы платить не одному. Его задача – утянуть за собой как можно больше людей: если не всех вообще, то хотя бы всех свидетелей. Так что смысл его жизни – не в том, чтобы делать подлости самому, а в том, чтобы другие тоже за них платили.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Когда в чистом жанре не тупо «добро побеждает зло» и вообще речь не о победе, а о добрых и злых нюансах, это живой, развивающийся жанр.

Комментарии  132



Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть